Суббота, 20.09.2008

Передача: Без посредников

Ведущие: Алексей Венедиктов

А. ВЕНЕДИКТОВ: 19:11 в Москве. Добрый вечер. У микрофона Алексей Венедиктов. Я сегодня с вами. Это передача 'Без посредников'. Напомню смс - 970-45-45. Телефон прямого эфира 36-36-59. Сначала несколько соображений. Сообщение первое. Я напомню, что мы теперь в программе 'Все так', в нашей исторической программе с Натальей Басовской, которая выходит по воскресеньям в 13 часов, мы не разыгрываем призы, потому, что у нас теперь телевизация, она идет на RTVi и это плохо смотрится. Поэтому я, как правило, в 'Без посредников' или в других передачах, разыгрываю призы, которые имеют отношения к теме передачи.

Завтра у нас будет Готфрид Бульонский, я вижу, как масса людей начинает смеяться. Да-да! Готфрид Бульонский, знаменитый крестоносец. И поэтому сейчас я разыграю... А я не вижу, сколько у меня экземпляров... Я разыграю компьютерную игру под названием 'Крестоносцы'. Сколько у меня экземпляров? Двадцать. Все. Референт убит и мертвый уполз. Компьютерной игры, повторяю. Компания 1С, по-моему, я впервые это разыгрываю, предоставила нам компьютерную игру 'Крестоносцы'. Разыгрываем мы на 970-45-45, не забывайте подписываться. Конечно же, работает и...этот самый...как его... Интернет! Не помню уже как его по батюшке.

А насчет пейджера не знаю. Работал у нас с утра пейджер? Я здесь не вижу просто этой истории. Сейчас посмотрим. Вроде нет. Или работает? Нет, не работает. Не играл я в эту игру, я вообще не умею играть. Но вот одну игру я себе прихватил, попробую с сыном разобраться. Вопрос очень простой. Когда Готфриду Бульонскому, нашему завтрашнему герою с Натальей Ивановной, предложили корону иерусалимского короля после взятия Иерусалима, он был одним из главарей Первого крестового похода, то он сказал: 'Я не могу принять золотую корону, потому, что повелитель наш Иисус Христос здесь носил корону из....' Из чего по этой лексике Готфрида Бульонского носил корону Иисус Христос в Иерусалиме?

Итак, вопрос еще раз. [Повтор вопроса]. 970-45-45, не забывайте подписываться. Нет, я не вижу, чтобы у меня пейджер работал. Интернет работает, я вижу. Пошли ответы. Смс тоже работает, я вижу, тоже пошли ответы. Сейчас я еще проверю. Нет, пейджер не работает. Извините, ребята, так случилось. Только у нас Интернет и смс. Из чего? 'Это же он первый взял Иерусалим?'. Совершенно верно. Спрашивает у меня Рустам и Томска. Он. И завтра в 13 часов про Готфрида Бульонского, отказавшегося от королевского титула.. Вот он сказал так. Итак, 970-45-45. Отвечайте пока.

Я хочу ответить на один вопрос по Интернету, конкретный вопрос. А потом уже будем с вами обсуждать основные наши вопросы. Денис из Москвы меня спросил, как же происходит так, что все меньше и меньше людей за последние годы, резко сократилась слушаемость 'Эха'? Я не знаю, откуда Вы, Денис, взяли такие сведения, я специально, когда получил сегодня Ваш вопрос, залез, посмотрел статистику. Скажем, если по Комкону взять, то, что у меня на столе лежит, включая август, на самом деле, мы берем за три месяца. Берем три летних месяца в среднем, июнь, июль, август. Если говорить за пять лет, то аудитория 'Эха Москвы' в Москве выросла на 53%, с 588 тысяч в среднем за месяц летний до в этом году 902 тысяч в среднем за месяц.

Неплохая ежедневная аудитория в Москве, по Комкону. Если говорить за последние три года, соответственно, 2006, 2007, 2008, то лето от 2005 до 2008 три месяца, аудитория выросла на 32%, с 679 тысяч до 902 тысячи, как я уже сказал. Здесь не подтверждается. Это при том, замечу я Вам, Денис, что за эти пять лет, с 2003 года, появилось шесть конкурентов, которых раньше, практически, не было. Это 'Сити-FM', 'Вести-FM', 'Русская Служба Новостей', которая переквалифицировалась давно из музыкального радио в разговорное. Это 'Маяк-24', а теперь 'Маяк'. Это 'Бизнес-FM', это 'Говорит Москва', которая вышла на FM. Таким образом шесть конкурентов появилось, которых не было. А рост аудитории 'Эхо Москвы' за это же время составил 53% в численном выражении, ежедневная московская аудитория.

Вас кто-то ввел в заблуждение. Могли бы лучше, это, конечно, не самое лучшее, но тем не менее, это так. Есть другой показатель, я посмотрел, скажем, за год посещаемость сайта по Рамблеру. В среднем опять взял за месяц, по Рамблеру за год рост 45%, за три года и по Рамблеру и по Mail утроение посещения. По визитам сайта 'Эха Москвы'. Так что не подтверждается.

Теперь отвечу вам на массу вопросов, связанных с двумя статьями, которые появились в американских газетах. Я имею в виду 'The Washington Post' и 'The New Yorker', касающиеся 'Эха Москвы' и вокруг этого разных событий. Вы их, наверное, читали. Суть шла о встрече 29 августа в Сочи Владимира Путина, премьера с главными редакторами, где я присутствовал. Была осуществлена утечка о том, что там было. Первое и самое главное. Сначала общее, потом частное. Первое. Я никогда не комментирую и не рассказываю, что происходит на закрытых встречах с людьми, принимающими решение. Поверьте мне, эти встречи главных редакторов происходят достаточно часто.

Просто есть профессиональная этика, не журналистская, я замечу, а этика главного редактора. Если вы присутствуете на встрече, и объявлена, что она закрыта, это для вашего сведения, то вы не имеете права оттуда утекать. И я не являюсь интервьюером этих статей и не являюсь автором этих утечек. Эти утечки были произведены помимо меня. Это первое, чтобы вы понимали. И поэтому я не собираюсь вам рассказывать о том, что там было, на этих встречах, за некоторыми исключениями, которые стали публичными. Вторая позиция заключается в том, как я уже сказал, главные редактора, кстати, во всем мире, и в России, конечно, тоже, периодически встречаются с людьми, принимающими решения. Понятно, для чего. Чтобы понять, что происходит и как принимаются решения.

Это происходит у моих американских коллег, у французских и английских коллег. Это то, что я знаю. Конечно, это происходит и у нас. Не проходит и двух людей, чтобы не было очередной встречи. Уже после 29 августа мы встречались с людьми, принимающими решения, и силовыми. А сейчас встречаемся с людьми финансового блока, экономического, где пытаемся разобраться в том, что происходит. И опять с этих встреч нет никаких утечек. Это второе. И не должно быть.

Третье. В этих публикациях или в этих утечках, которые я, кстати, знаю, кто был одним из источников, из моих коллег, этой информации, действительно, я подтверждаю это, 'Эхо Москвы' подверглось критике со стороны Владимир Путина, достаточно жесткой критике. Но я должен вам сказать, что это не первое критическое мнение, высказанное мне руководителями государства. Могу теперь уже рассказать, что в 1994 году Б.Н. Ельцин, по-моему, я это рассказывал, но после того, как Борис Николаевич ушел из жизни, очень резко при всех критиковал 'Эхо Москвы' за его позицию во время событий 1993 года, когда мы давали слово, как вы помните, и Хасбулатову, и Руцкому.

Довольно резко, в глаза, что я очень ценю, но в присутствии других, что, впрочем, неважно, он высказывал неудовольствие от той редакционной политики, мне, который еще не был главным редактором, но который был в Белом доме в октябре 1993 года, именно я там предоставил Руцкому телефон с его выступлением. 'Товарищи, летите бомбить Кремль'. Жесткая была, чудовищно жесткая критика была со стороны Бориса Николаевича, с моей точки зрения, но она была. Она не утекла. Очень жесткой критике в 1994 году, в сентябре, на встрече с главными редакторами меня подверг, хотя я был корреспондентом, премьер-министр Черномырдин. Вы помните 'черный вторник'. Там мимо адреса, но, все равно, это было.

В 1998 году - премьер-министр Кириенко. Тоже самое высказывал неудовольствие от того, как мы работаем. И так далее. Я уж не говорю про министров и вице-премьеров. Такое бывает. И в этом нет ничего страшного. Гораздо лучше, когда тебе в глаза высказывают неудовольствие от конкретных вещей, чем когда ты возвращаешься, а здесь ОМОН и все опечатано. Согласитесь. Поэтому нет проблем! Все нормально! И та критика, которая стала известна публично, я думаю, что сделано это было моими коллегами, которые сделали уникальный случай... Может быть, они обиделись, что их премьер не заметил вообще на этой встрече, не обратил на них внимания?

Вторая история заключается в том, что говорить о содержании не буду, но скажу, что в частности, было указаны конкретные ошибки информационной службы, в том числе 'Эха Москвы'. Да, он знал об этом, и опять ничего в этом странного нет. Вот мне слушатели тоже указывают, вот например, Виктор Усанов из Перми пишет: 'Все было высокопрофессионально' Речь идет о самолете. 'Если бы не одно: разница между московским временем и местным, плюс два часа, а в информационных выпусках весь день звучало: 'Связь прервалась в 03:05, а в 05:05 самолет... Для непосвященного связи не было два часа'. Ошибка абсолютно очевидная. И ровно на такие ошибки было указано. Отвечая Борьке, как он пишет 'Борька-наемник': 'Обязательно ходить главным редакторам на подобные встречи с людьми. Принимающими решения?'

На самом деле встреча происходит так. Вас обзванивают: 'Вы будете в Москве? Вам интересна встреча, условно говоря, с Игорем Ивановичем Сечиным?' Ты говоришь: 'Да'. И приходишь. Или говоришь: 'Нет', и не приходишь. Несколько главных редакторов не пришли на встречу с Владимиром Путиным, ни с Сечиным, ни с Лавровым. Потому, что сочли, что сейчас неважно или они были в отпуске. Это часть работы главного редактора. Поэтому нахожу, что я должен это делать и буду ходить. О! Мне пишут: 'Отдыхаю в Карабахе. Вас здесь слышно' - Андрей. Опаньки! Где нас только не слышно!

Возвращаясь к этой истории, к истории, связанной с газетой, я же не могу, когда ко мне приходят журналисты-коллеги, американские журналисты, замечу я, слили американцам. И говорят: 'Алексей, мы знаем, что было так'. И цитируют премьера. Их там не было, американских журналистов. Дословно цитируют что и когда он мне говорил. Цитируют, естественно, не полностью, где мы стояли. Как будто они были. Это означает, что они знают. Я не могу сказать, что этого не было, я не могу врать. То, что было, я подтверждаю. Но я не собираюсь раскрывать. Объясню вам еще, почему нужно раскрывать эти встречи.

Вы помните, года 3-4 тому назад, когда зашел разговор про ПРО, только еще говорили, на встрече с некоторыми людьми, которые принимали решение, нам говорили о том, что мы рассматриваем возможность предложения создания совместной противоракетной обороны в Европе. И я тогда, не ссылаясь на этих людей, начал говорить о такой возможности, потому, что это говорили серьезные люди. И меня тут обсмеивали, на сайте меня обсмеивали. 'Да никогда мы не сделаем это предложение!'. Но я-то знал! Я-то знал, что ведутся такие расчеты. Да. Могло не было, но могло и быть. И вот эти встречи позволяют видеть мир очень широко, они очень полезны.

Еще раз повторяю, скажу очень важную вам вещь. Никаких угроз не было. Что касается ответственности, да, действительно, я подтверждаю, что стоя в коридоре, в окружении массы людей, между прочим, как правильно написано, премьер сказал, что 'Алексей Алексеевич, мне все равно, кто там чего у вас говорит, я знаю только Вас, и Вы отвечаете за работу радиостанции'. Слушайте! А я вам всегда тоже самое говорю. За все отвечает главный редактор. И извиняется, когда надо, главный редактор, даже если ошибку совершил другой сотрудник 'Эха Москвы'.

Еще раз повторяю. Никаких угроз не было, никаких проблем премьер не создал. Он высказал в глаза довольно жестко свою позицию. Вот. А для чего они еще нужны? Эти люди должны высказывать свою позицию. Мне недавно рассказывали о встрече премьер-министра Маргарет Тэтчер, которую я очень уважаю, с главными редакторами британских газет во время войны Фолклендской. Я не уверен, что так было, меня там не было. И она сказала тогда очень жестко главным редакторам. Шла война, как вы помните, и она сказала: 'Что вы себе позволяете, - якобы сказала Маргарет Тэтчер. Почему вы пишете британские войска и аргентинские? Никаких британских войск нет. Вы должны писать 'наши войска'.

Вот такого разговора со мной не было. И с этим не все британцы согласились. Я вам напомню так же, что после 11 сентября Кондолиза Райс собрала руководителей трех крупнейших каналов и попросила их не давать в эфир полностью и подряд обращение Бен Ладана. И на вопрос, почему, она сказала: 'Потому, что там может быть зашифровано послание к новым терактам'. Так вот два канала согласились с ней и давали 'порезанного' Ладана, меняя местами, что тоже, наверное, справедливо, куски выступлений. А один канал просто давал и давал. Это их работа, политиков. В том числе высказывать мнение. Наша работа. Все учитывать, что говорят наши слушатели, это тоже наши слушатели. Что говорит власть, что говорит оппозиция.

Я вас абсолютно уверяю, вы можете мне не верить так же, как не верите, что Матвей Ганапольский уехал на год в Италию, а не томится в застенках Лубянки, год ему срок дали, он будет там сидеть, его будут пытать, а потом он вернется. Так же, как люди не верят, вы видите на сайте, он уже сам все рассказал, я рассказал. Нет, все равно - вы его прогнали в Рим. Что б меня кто-нибудь в Рим прогнал с семьей, причем... Выслал с детьми. Декабрист такой Матвей. Нет, Матвей едет в заслуженный отпуск на год, отдохнуть и вернуться. И что здесь такого?

Вот мне здесь пишут: 'А премьер тряс перед Вашим носом распечатками?' Премьер не тряс. Как Вы себе это представляете? Он не тряс. Я сказал, что я не понимаю, Владимир Владимирович, Вы сейчас приводите примеры при всех, я не понимаю, о чем Вы говорите. Это несправедливо! А он говорит: 'Я Вам покажу, что это справедливо'. И когда мы вышли в коридор в окружении всех, он, действительно, попросил папку, раскрыл и сказал: 'Вот смотрите. Вот это что? Вот здесь мы давали опровержение по поводу. Вы не давали его. А почему вы брали только эти источники и не брали эти?

То есть, конкретное замечание. Это не называется тряс. Но он мне доказал. Так я мог сказать: 'Да ерунда, не было этого'. Нормально. У меня тоже была папочка на всякий случай. Я всегда готовлюсь к разговору. И правильно, что он готовится. Иначе это был бы наезд. А это не был наезд. Он мне конкретно говорил, показывая пальцем. Нормально! И я это воспринимаю нормально, потому, что да, это было унизительно, потому, что тебя поймали. Знаете, какая там была ключевая история? Если вы говорите, что вы профессиональное радио, так и работайте профессионально, а не добивайте этих вот ошибок. Смысл я вам рассказываю. Но прав же!

Если мы профессиональное радио. Вот у меня тут тоже... Яна мне пишет, домохозяйка из Омска: 'Была неприятно удивлена отсутствием на 'Эхе' новости об отказе в УДО Светланы Бахминой'. Не было такой новости. Права Яна. Унизительная записка для меня, для главного редактора. И я не могу это валить на информационников, которые это дело пропустили. Абсолютно справедливый укор. И такой укор может идти от нашего слушателя Владимир Путина в том числе. Почему от Яны нельзя, а от Путина... И вот это конкретно. Я пошел проверил, сверился, распечатал. Понимаете? Эта история совсем не простая.

Я продолжу 'Без посредников' сразу после Новостей и рекламы, мы с вами поговорим.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: 18:35 в Москве. Сначала наши победители, которые выиграли компьютерную игру 'Крестоносцы' фирмы 1С. [Повтор вопроса]. '...носил корону из тернового венца'. Терновый венец носил. Наши победители - Михаил, чей телефон 708, Юрий - 108, Никита - 613, Елена - 226, Макс - 187, Марина - 686, Лиза - 308, Ольга - 724, Михаил - 260, Борис - 723, Динара - 595, Виктор - 555, Павел - 675, Евгений - 777, Антон - 732, Олег - 976, Алексей - 694, Антон - 588, Наталья - 221, Андрей - 573, получают игру 'Крестоносце'. О Готфриде Бульонском мы поговорим завтра с Натальей Басовской в передаче 'Все так'.

Знаете, ни в чем не убедишь! Шура мне пишет: 'Зачем Вы выгораживаете премьера? Неужели Вы на его стороне?' Вот я рассказал, как было. Вы можете занять любую сторону. Вы можете занять сторону, что власть вообще не должна критиковать прессу, можете занять сторону, что пресса не должна вообще встречаться с властью. Ваше дело. Я рассказал, как было. Я его не выгораживаю, я вам говорю, что он не угрожал и не высказывал требований. Я говорю - центральная вещь была в том, что вы номинируете себя, как профессиональное радио, так и ведите себя, как профессиональное. История была крайне неприятная в том, что пропуски новостей, вот такие вещи, они неприятны, когда тебя носом тыкают в это. И это справедливо.

Если бы там были... Там были вещи, с которыми я не согласился и сказал, что это несправедливо. Но вот это справедливо. Понимаете? Нормальная история... Натали, Ростов: 'А почему на 'Эхе' все меньше либеральных людей и все больше апологетов власти?' Что я могу объяснить? Давайте откроем сейчас сайт 'Эха' и посмотрим, что у нас здесь с апологетами власти на первой странице? Понятно, что Улюкаев сегодняшний апологет власти. Смотрим последние интервью. Юлия Латынина, которая была вчера, Леонид Радзиховский, заместитель помощника Госсекретаря США, Николай Сванидзе. То, что на первой полосе, четыре человека. Ну, посмотрите, а? Как было, так и есть.

На этой же неделе, на прошлой у нас был Гарри Каспаров, Михаил Касьянов, если Вам не нужны апологеты власти. Ну и конечно, апологеты власти - Олег Морозов, первый зам, который был на программе и довольно достойно держался. Мы не оппозиционное радио. Мы профессиональное радио, и Натали, профессиональное радио должно предоставлять слово всем. И я понимаю критику премьера ровно и в этом смысле, поскольку не было требования убрать...кого там... Родионова! Ну, что за бред? Такая история...

Доренко. Ну, дорогой мой, Доренко... Доренко ушел, и за ним уйдут еще люди, наверное, журналисты, которым он предлагает работать. Но я здесь ничего не могу поделать, это рынок. С одной стороны, я так думаю, это моя мысль, одной из целей этой утечки, естественно, поставить в дурацкое положение меня, тоже в нелегкое положение премьера, он-то справится, да и я тоже, он должен выглядеть кровавым сатрапом, не выглядит. Но должен был бы, если эта утечка была. А с другой стороны припугнуть журналистов 'Эха'. Смотрите, сейчас его закроют! И кто-то начнет вибрировать. А с другой стороны открывается: 'А вы идите ко мне, а у меня зарплата больше'. Так и будет. И относитесь к этому философски.

Поэтому, что касается рейтингов утреннего 'Разворота', еще нет. Но в августе Доренко почти не было, он был первую неделю, довоенную. Тоже, ушел в отпуск! Ребята! Мы сделали расписание в мае для Сергея Доренко. Ушел в отпуск. Но в августе не было падения утреннего. Может, будет. Но будет. Нет, Доренко, - отвечаю Саше из города Серова Свердловской области. Доренко не уйдет. Его пригласили на вполне понятный кремлевский проект - на Русскую Службу Новостей, главным редактором, с довольно хорошими условиями всякими. В том числе для набора команды спокойной. И, видимо, с желанием, чтобы он кого-то увел с 'Эха'.

Ну хорошо! Ребята! Я отношусь к этому спокойно. Все взрослые люди. Что дальше? А! Путин - Венедиктов враг, а все остальное детали. Я не могу ничего контраргументировать. Это история 8-летней давности, которая была. Эта фраза была сказана. Мы в 2000 году, наверное, Владимир Владимирович меня просит за то, что я эту часть разговора приведу, это было 8 лет назад, он был президентом. Мы довольно долго сидели после трагедия 'Курска' и говорили про все 2,5 часа, один на один сидели. Это был мой такой длинный и серьезный разговор. Я думаю, что после этого, я тогда точно понимал, что 'Эху' не жить, я шел с таким чувством того, что... 'А-а-а! Все равно'. Потому что разговор был очень серьезный, солидный и уважительный с двух сторон.

Может быть, это вам покажется странным. Это 2000 год, август. И тогда, разговаривая про все, и уже перейдя на философию жизни, я спросил, я уже сейчас точно не помню. 'Владимир Владимирович, а как Вы расцениваете людей, которые против Вас?' И он сказал приблизительно следующее: 'Люди, которые против меня - двух типов: враги и предатели. Враги - это обычная история, с ними воюешь, потом заключаешь перемирие, потом партнерствуешь, потом опять воюешь. Любая война заканчивается миром, и твой вчерашний враг становится твоим партнером. А предатели - это те люди, которые были в твоей команде, поддерживали тебя изо всех сил, а потом, когда ты что-то не так сделал, они перебежали. И часто бьют в спину. Предатели, с ними никаких разговоров быть не может'.

Я тогда решил пошутить и сказал: 'А в этой системе координат я Вам кто?' Он говорит: 'Вы в этой системе координат, конечно, враг'. Это при том, что мы сидим, разговариваем 2,5 часа. Вот и вся история. Сейчас она совпала, внутри эти два разговора. Но опять-таки, если задумываться над этой системой координат, враги и предатели. Она мне нравится. А вам, если задуматься? Те люди, которые супротив, из двух категорий. По-моему, интересно, есть, что обсуждать. Но это было 8 лет назад.

Виктор мне пишет: 'А что Вы оправдываетесь перед Натали?' А я, Виктор, не оправдываюсь, а разговариваю с моими слушателями. Я считаю, что мои слушатели, которые нервничают по поводу этих утечек, которые не понимают, что происходит, заслуживает того, чтобы я им объяснял. Не быдло, понимаете, Виктор? Я считаю, что люди должны знать, что происходит. Не надо бояться. У меня довольно много проблем на 'Эхе', в частности, с уходом отдельных людей, чтобы я занимался этой ерундой сейчас. Нет угрозы, не было угроз. Угроза есть всегда, но не было никаких угроз и требований, кроме того, что 'ведите себя профессионально'.

А я сказал, что 'Эхо Москвы' - это абсолютно профессиональное радио. Самое профессиональное радио, с моей точки зрения. Может это звучит достаточно громко. Я считаю, что те ошибки, которые были, я их признаю. Это совершенно не меняет моего отношения к тому, что делает премьер, я уже говор на прошлом 'Без посредников', просто у нас сейчас передача про радио. Вы думаете, что я на этих разных встречах только вопросы задаю, что ли? Совсем нет. И я должен вам сказать, что я говорю то, что говорю вам. И что признание Осетии и Абхазии - это политическая и историческая ошибка. И что это мина под весь Северный Кавказ и вообще под Европу.

Мне говорят другое. Я говорю это. Вы что думаете, что в разных других историях, где более тесный формат, я не говорю про Ходорковского, например, про 'Мечел', например? Говорю, конечно. И это важно. Про НАТО, про российско-американские отношения. То, что я говорю вам. И я считаю, что наши слушатели должны это знать. Но, конечно же, с закрытых встреч... Это условие этих встреч. Я буду просто меньше знать и меньше понимать. С этих встреч нельзя делать утечки. И то, что она была сделана, она была сделана с разными целями. Напугать журналистов. Меня же не напугаешь, я знаю, что было на самом деле. Я знаю, у меня нет никаких претензий к американским коллегам, которые уже пришли с огромным объемом знаний.

Я думаю, что если бы я узнал о встрече главных редакторов с Бушем по поводу, где Буш бы высказывал недовольство, условно говоря, компанией CNN, я с удовольствием бы это рассказал. Собственно, мы про это и рассказывали, про Кондолизу Райс, про Тэтчер. Они сделали абсолютно профессиональную работу. Я все подтверждаю. Единственное, что вы должны понимать, что это не все правда. У них был определенный слив, а я, связанный профессиональными обязательствами, как и все главные редакторы, да и сам премьер, не могу этого делать. Вот так вот. Переживем, и пойдем дальше, друзья мои. Ладно... Пошли. Ну хорошо... Что еще?

'Кого Доренко увел с 'Эха' на РСН?' Слушайте РСН, это реклама, и поймете. 'Почему не освещаете уголовное дело Эрика Муртазина?' Дорогой Валерий, программист! Зайдите на сайт 'Эха Москвы', наберите фамилию Муртазин, Вы же с Интернета мне присылаете из Ижевска. Это же бред полный! Сегодня утром открыл сайт утром, второй новостью стоит эта история. Ну как Вам не стыдно? Вы извините меня, пожалуйста, вот это несправедливо.

Бахмина. Ну, с Бахминой я обещал Яне. Во-первых, я приношу извинение нашим слушателям за то, что эта тема была пропущена 'Эхом', информационной службой. Совершенно полное безобразие. Мне кажется, что то, что случилось со Светланой Бахминой, напомню, что она бывший юрист 'ЮКОСа', которая была осуждена в 2006 году на 6,5 лет. Она подала на УДО, потому, что она сидела с 2004 года, при том, что это очень важная история, это второй раз она подала на УДО, потому, что первый раз она подала на УДО, ей отказали, потом Верховный суд Мордовии отменил отказ и подчеркнул, что осужденный имеет три поощрения, работает в колонии заместителем председателя секции дисциплины и порядка, имеет двух маленьких сыновей.

Кроме того, у нее четырехмесячная беременность, и, кроме того, она совершила ненасильственное преступление. И вот ее не отпускают. Вот не отпускают и все! Почему? Один из сотрудников объяснил, что после того, как было отказано, Светлана Бахмина, вместе с малышом, которого она родит, будет помещена в колонию, где имеется дом матери и ребенка, где она проведет оставшийся срок до 6 июня 2011 года. Это как назвать? Колония написала, что все хорошо. Ребята из ВСИНа написали, честно написали. Двое маленьких, беременная, ненасильственное преступление, ее отпускали в отпуск на две недели, никуда не бежала, никуда не исчезла. Вы чего?!

У нас была закрытая встреча с Главным прокурором, к сожалению, эта новость пришла позже, который сетовал, поскольку потом стало публичным, что тюрьмы переполнены, за то, что не надо сажать. Опять приближаемся к миллиону, - сказал он, Ю.Я. Чайка. Вот, Юрий Яковлевич, ваш прокурор, государственный обвинитель поддержал отказ в УДО. И только потому, что она юрист 'ЮКОСа', и только потому, что из нее надо, видимо, вышибить какие-нибудь показания на Ходорковского, чтобы открыть следующее дело. Вот это мы пропустили. Обидно, что Яна ткнула меня, домохозяйка из Омска, носом в это. Вы думаете это не обидно, думаете я не переживаю?

Для меня эта история, конечно, не такая... Я помню, когда Борис Николаевич, после 1993 года, когда он сидел напротив меня, в окружении журналистов, у него был такой тяжелый взгляд, вперил и взял театральную паузу. Там не ошибки были. С его точки зрения это вообще преступление было, предоставить слово мятежнику, который в эфире 'Эха Москвы' говорил о том, чтобы поднимать самолеты бомбить Кремль. Вот измена была бы! А я был еще молодой и зеленый тогда, и еще до главного редакторства было 4 года, вообще-то. Я ему, конечно, проблеял, что это работа у меня такая. 'Работа у него такая... Работничек... Идите, работайте!' Угроз ни у него, ни у Черномырдина, ни у Кириенко, ни у ВВП, Владимира Владимировича не было. И это все.

И кстати, хочу вам сразу сказать. Мне пишут: 'Где Шендерович? Кто съел 'Плавленый сырок'?' Слушайте! Уже и Шендерович объяснял! Сегодня зашел в Яндекс, набрал 'Шендерович', новости, и нашел еще раз его объяснение в харьковской газете, что он вообще хотел уйти. И я его уговорил на 'Особое мнение'. Он две недели отсутствует, потому, что он ездит по Украине, выступает. В следующий четверг будет. Дальше тут же мне пишут: 'А куда дели Бунтмана?' А Бунтман на три дня уехал в Венецию, потому, что Бунтман является 10 лет единственным российским представителем в жюри Международного телевизионного конкурса спутникового телевидения. И раз в год на три дня, блин, он уезжает туда! Что еще вам рассказать?

Кстати, по поводу 'блин', у меня мой мальчик спросил: 'Папа, а что было раньше, блин, как еда или блин, как ругательство?' Может, кто знает, а? Я как-то растерялся. Восьмилетний ребенок. Уже пошла паранойя. Дорогие друзья! У вас паранойя. Аптека вы сами знаете где, не хочу делать рекламу, за рекламу деньги платят. Не надо параноидальных вещей. Вот мне говорят после встречи: 'А-а-а! Значит Вы отправили Латынину в отпуск, а Новодворскую исключили'. И никто не заметил, что в эту же неделю вернулась Женя Альбац, вернулся Евгений Киселев. А что вы это не заметили? А это кто мне приказал? Тоже кровавый? Чуть-чуть помозговать? Чуть-чуть? Давайте, не надо паранойи.

'Правда ли, что 'Попутчики' стоят бешеных денег?' Это я даже не знаю, о чем Вы. Вот мне Илья пишет, что я ошибаюсь насчет Абхазии и Южной Осетии. Я, может, ошибаюсь, а Дмитрий Анатольевич прав. Но мне кажется, что я не ошибаюсь. 'Все люди добрые...', да. С Дмитрием Анатольевичем была такая встреча, когда он был еще...дай, Боже, памяти, кем он тогда был... то ли зам. главы Администрации, то ли первым вице-премьером. А они идут постоянно, такие встречи. Была такая встреча. Я не знаю, как он относится к 'Эху', я Вам отвечаю, Влад. Разные люди говорят не про отношение к 'Эху', а к слушанью им 'Эха' и чтения им сайта. Но я не знаю. Еще раз скажу - позовет - приду, не позовет - не приду. Вот и все.

Последний раз встречались давно, как раз тогда, когда он пришел, в 2005 году, по-моему. Я не думаю, что... 'Можно ли надеяться, что Доренко вернется на мое любимое радио?' Я сомневаюсь, Ася. Пошли дальше... 'Война с Америкой будет?' Не будет. Понимаете, да? 'Куда дели Михаила Веллера?' Михаил Веллер, Макс, не работает на 'Эхо Москвы'. Как это 'куда дели'? Я очень не люблю приглашать людей, которые постоянно работают на других, конкурирующих, станциях. У Михаила Веллера есть где-то программа, но он всегда желанный гость на 'Эхе'. Так что никуда никого не дели.

Дальше всякие глупости у Николая... десять раз. Марина: 'Мне кажется, что премьер должен был Вам сказать, что 'Эхо' во время военного конфликта стала просто филиалом CNN и Францпресс. Это было очень явно'. Мария, вот потому Вы не премьер. Потому, что премьер таких глупостей не говорит. Потому он премьер, а Вы нет. 'Блин, как его аналог, в русском языке чаще междометье'. Спасибо, Юрий. Диггер пишет мне: 'Ни о каком блине даже в моей юности речи не было'. Диггер, а Ваша юность когда была? Так... Пошли дальше. Еще раз я хочу сказать. Нормально, Дмитрий из Королева пишет: 'Вы еще не нашли замену Доренко на утренний 'Разворот'?' Слушайте!!!! Хочется завыть на Луну, что называется. Уже Вася Уткин работал неделю. И следующую неделю у нас такой 'птичий' 'Разворот' - Уткин и Воробьева, птица такая, птица сякая.

Вася Уткин пока... То есть, не пока. Я вполне доволен. И думаю, что многие довольны, мне тут пишут. Дима, только не обижайтесь. Это иллюстрация. Как сказал Борис Натанович Стругацкий в своей интервью, что зрители Первого канала так же, как и слушатели 'Эха', слушают то, что сами хотят. Ну, слушайте! Ну что, у меня никого не было в эфире? Ну, Дим, ну ей Богу!

Тут мне начали объяснять слово блин. Спасибо. 'Вы правда считаете, что тучки не сгустились над вами?' - Леночка в очках и с рюкзаком. Леночка в очках и с рюкзаком, нет, я считаю, что тучки надо мной не сгустились. Я считаю, что те неприятные разговоры, которые со мной веду, они не являются тучками. Хотя, конечно, неприятно. Конечно, при живом воображении можно было вообразить, что я приеду, хотя я не давал повода, а здесь стоит пожарная охрана или санитарные врачи. Нет, не считаю. И еще раз повторяю, что редакционная политика 'Эха' не изменилась. Но я приехал, я стал разбираться со своей информационной службой, эти пропуски, как я разбираю с вами. "А почему, - говорю я, - я должен краснеть перед премьером и что-то блеять? Говорить: 'Да, Вы правы, Владимир Владимирович'. А почему вы это сделали?". А история, вообще с армией забавная. Там была какая история? Вы-то знаете, что это Юлия Латынина, премьер этого не знает. Он, действительно, сказал: 'Я никого не знаю, Вы за все отвечаете, за то, что на радио происходит'. Сказала, что грузинские войска зашли в тыл вражеский. Он говорит: 'Что за вражеские войска?' Правда. Было. Но я эту историю с Юлей разбирал за неделю до того, как я был в Сочи, почему я это знаю. Она вышла, я спросил: 'Юля, что это такое было?' Она говорит: 'Я это сказала? Вот дура!' Понятно, да? Но там зафиксировали. И справедливо.

Я это уже все до него разобрал. Это, действительно, неправильно. Российские войска, пожалуйста. Британские... Михаил из Санкт-Петербурга: 'Блин появился в конце 70-х, как чистейший эвфемизм'. Я так буду сыну объяснять, Михаил. Понял. 'Почему у вас глючит голосовательная машина?' Вот вопрос по теме. А кто ее знает! Зависает. У меня тут тоже недавно, ровно неделю назад, когда УДО Новодворской объявлял. Сейчас отвечу про Валерию Ильиничну. Тоже зависло. 20 секунд голосовало. У меня спрашивают, как мы разобрались.

Валерия Ильинична что сказала сама последнее? Она сказала, что она все знает... Венедиктов наконец понял, как я отношусь к Басаеву. Напомню, что до этого она его назвала нелюдью. Валерия Ильинична сказала, что конфликт наш исчерпан. И отлично. Все. Исчерпан и исчерпан. 'Вчера просто Борисов сказал, что когда Вам на стол положили смету программы 'Попутчики', Вы сделали круглые глаза'. Да, конечно, я не знал просто, что они столько будут платить за то, что я их поставил в эфир. Я даже как-то растерялся.

'Блин, как еда, был раньше', - пишет Кирилл. Наталья пишет: 'У Корзуна полная информация по реакции ШОС с речью Назарбаева с поддержкой'. Вы знаете, а я читал и другие речи Назарбаева. Вы слушаете то, что вы хотите. Не надо верить 'Эху Москвы' и другим. Сопоставляйте! Я вам сто раз говорил. 'Уткин рулит!'. Да... 'Почему Вы не ответили на письмо Новодворской?' Она его не мне писала, она его вам писала. '2х2', конечно, мы поддерживаем.

И последнее. Кузнецов из Питера: 'На сайте пропал блог Киселева'. Он ленится. Он ленивый! Он усатый и ленивый. И вы должны, когда он будет в эфире, его долбать, почему не ведет блог. Я считаю, это не правильно. А почему мне тут тыкают? Мне это не интересно. Завтра не будет Лены Афанасьевой. Давайте завтра продолжим с телефоном. Вторая серия, потому, что заново я уже ничего не могу объяснять. Телефон не вызывал. Завтра в 17 часов, в программе 'Телехранитель', я буду ваши тела хранить. Встретимся мы с вами сейчас, завершая тему наших кризисов, имею в виду, советско-американских кризисов во время 'холодной войны', будем говорить о Карибском кризисе. Через семь минут.

* * * * * * * * *

Как москали у русских имя украли... (Тайное общество читателей ИноСМИ)

Алексей Венедиктов: Ты возвращаешься, а здесь ОМОН и все опечатано(Тайное общество читателей ИноСМИ)

Алексей Венедиктов: коллеги имели цель навредить либо мне, либо премьеру (Тайное братство читателей ИноСМИ)

Не много ли на 'Эхе' Шендеровичей? (Тайное братство читателей ИноСМИ, Россия)

________________________________________

'Эхо Москвы' - доказательство вегетарианства властей ("New Yorker", США)

После грузинской войны российские СМИ ощущают давление ("The Washington Post", США)

А.Венедиктов: Банить - это каприз тирана ("Новая газета", Россия)

А.Венедиктов: "Наш акционер - Кремль" ("Новая газета", Россия)

Одинокий голос правды сопротивляется давлению государства ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.