Изрешеченное пулями тело правозащитницы в лесу. Врезавшаяся в президентский кортеж машина со взрывчаткой. Смертник, подорвавшийся перед театром. Это - российский Северный Кавказ в состоянии 'мира'.

После четырех лет незначительного уровня насилия и без 'зрелищ' уровня Беслана, регион, центром которого является изменчивая Чечня, сейчас выходит из-под контроля.

Ухудшение ситуации захватило Кремль врасплох, и, уже не в первый раз, серьезная опасность угрожает и без того уже хрупким властям на стратегически важной южной границе.

За последние 15 лет Кремль провел две чеченские войны - с целью удержать местность, которую он пытается покорить еще с тех пор, когда молодой Лев Толстой проходил в тех местах военную службу. Кремль не хочет третьей войны. Именно поэтому он пытался восстановить мир в регионе - наградив огромной властью местных лидеров и потребовав взамен непоколебимой лояльности.

Кроме того, в Кавказ были вкачаны миллиарды рублей, невзирая на то, что о реальной экономике там и говорить не приходится, а также на уровень преступности и коррупции.

Но стратегия разлетелась на куски. Как минимум три из обнищавших горных республик попали в виток смертоносного и усиливающегося насилия. С весны Чечню, Ингушетию и Дагестан потрясают жестокие взрывы, стрельба и убийства.

В некоторых других регионах также наблюдаются опасные признаки заражения. Насилие существенно ослабило влияние Кремля, серьезно подорвало политическое управление регионом и доказало всю лживость заявлений о 'нормализации'.

Отобранные Кремлем вручную лидеры оказались более заинтересованы в личной власти, чем в хорошем управлении, и их гигантские субсидии, кажется, испарились под свирепым кавказским солнцем, исчезнув в бездонных карманах жадных чиновников.

Российские эксперты говорят, что доклады из региона уже напоминают доклады из зоны военных действий, а элитарная группа спецназа Альфа, участвовавшая в операциях в чеченских войнах и в урегулировании крупных терактов, неожиданно нарушила молчание и предупредила об угрозе серьезных проблем. 'Поверьте мне, это очаг принесет нам немало бед', - мрачно предупредил недавно бывший командир Альфы Геннадий Зайцев.

Враг - смутный. По некоторым оценкам, в горах и лесах региона действуют порядка тысяч боевиков-исламистов, которые прячутся в сложной паутине подземных бункеров. Их цель - установить на Северном Кавказе исламский Эмират, где будут действовать законы шариата, а российское влияние будет нулевым.

Вербовка в их ряды, кажется, не представляет собой проблемы. Сокрушительная нищета, уровень безработицы, превышающий 50%, повальная коррумпированность и грубость чиновников являются причиной того, что многие молодые люди присоединяются к боевикам от отчаяния и отсутствия альтернатив. В части мира, где кровная месть безжалостно применяется, многие новообращенные были радикализированы вследствие деспотичных действий сил охраны безопасности и пыток или убийств властями их близких.

В Чечне правозащитные группировки обвинили прокремлевские силы в поджигании домов родственников подозреваемых боевиков и в похищении близких преступников с целью надавить и заставить их сдаться. В Ингушетии активисты правозащитного движения заявляют, что прокремлевские силы безопасности пытают и убивают невинных мирных жителей, которых они необоснованно подозревают в терроризме. 'До тех пор, пока службы безопасности и отряды ликвидаторов будут прорываться в частные дома и задерживать парней, которые после бесследно исчезают, насилие не закончится', - сказал в интервью радиостанции Эхо Москвы Магомед Хазбиев, оппозиционный политик Ингушетии.

Версии разнятся - исламистские боевики получают финансовую поддержку от коррумпированных местных властей или от предпринимателей, которые хотят сохранить незаконные потоки прибылей, объясняемые беззаконием и анархией. Также часто обвиняются иностранные исламистские фундаменталистские группировки. Прокремлевские силы регулярно заявляют, что они убили 'арабского боевика'.

Президент Дмитрий Медведев предупредил, что Кремль должен применить жесткую политику - использовал необычайно резкую лексику для описания того, что он называл 'очень, очень тяжелой' ситуацией.

'Вы знаете, как обращаются с правительством, которое не демонстрирует свои полномочия на Кавказе?' - спросил он своих политических союзников в Москве две недели назад. 'Об них вытирают ноги. Это обречено на провал'.

Высокопоставленный чиновник правоохранительных органов пошел еще дальше, назвав регион 'ареной войны, объявленной государству преступниками'.

В апреле все было совсем иначе - тогда Кремль отменил царивший десятилетие режим контртеррористической операции в результате интенсивного лоббирования со стороны прокремлевского президента Рамзана Кадырова, который настаивал на том, что превратил Чечню в один из самых мирных регионов во всей России.

Сейчас это выглядит идиотской шуткой.

В июле было найдено безжизненное тело правозащитницы Натальи Эстемировой. Она была, без преувеличения, одним из самых смелых и профессиональных расследователей случаев нарушения прав человека в Чечне. Наполовину русская, наполовину чеченка, она сотрудничала с российской правозащитной организацией Мемориал и базирующейся в США Human Rights Watch. В частности, она расследовала похищения и убийства без суда и следствия. Наталья была яростным критиком промосковского правительства Чечни. Она также была близкой коллегой журналистки Анны Политковской, застреленной в Москве в 2006 году.

В середине июля настала очередь самой Эстемировой. Это было в Грозном, она направлялась на работу. Ее затащили в машину несколько человек в масках. Ей выстрелили в голову и грудь, а после выкинули в лесу вдали от дорог в соседней Ингушетии.

Мемориал, правозащитная организация, в которой она работала, публично обвинил Кадырова в причастности к убийству. Кадыров, как и много раз до этого, заявил о своей невиновности. Он подал на главу Мемориала в суд, обвинив его в клевете.

Убийство Эстемировой - не единственный случай, подрывающий заявления Кадырова о том, что порядок в разоренной войной республике восстановлен. В конце июля террорист-смертник попытался войти в здание театра, где находились порядка тысячи человек. Милиция остановила его до того, как он смог войти, но он сумел привести в действие взрывное устройство снаружи здания. Погибли шесть человек. Кадыров должен был посетить представление, он полагает, что истинной мишенью должен был стать он.

В июле также в ходе антитеррористической операции были убиты девять чеченских милиционеров. Поклявшись отомстить, Кадыров даже не попытался сделать вид, что ответственные за преступление будут судимы, когда их поймают.

'Те, кто убил милиционеров, глубоко пожалеют об этом', - сказал он государственному телевидению. 'Их всех найдут и уничтожат. Смерть поджидает их в лесу и настигнет их в самом ближайшем будущем'.

Критики говорят, что Кадыров, который явно ведет соперничество с целью расширить свою власть на другие регионы, - часть проблемы, а не ее решение. Правозащитные группы давно предполагали, что он применяет пытки, убийства и похищения с целью усилить свою собственную версию 'закона и порядка' в Чечне. Он это отрицает, но не делает секрета из своей веры в то, что сила - это единственный путь управления Кавказом. Объект сделанного своими руками культа личности, Кадыров считается уполномоченным премьер-министра Владимира Путина.

'Безнаказанность и всевластье рамазана Кадырова зависят от поддержки Путина', - сказала недавно ветеран правозащитного движения Людмила Алексеева. 'Пока Путин его поддерживает, ни один волос не упадет с головы Кадырова. Даже если он нас всех убьет'.

Властные элементы внутри российского аппарата безопасности давно выражали опасения, что Кремль породил в лице Кадырова чудовище, которое может однажды сорваться с цепи. За последние месяцы многие враги и противники Кадырова, как внутри России, так и за ее пределами, были убиты. Критики говорят, что главарь Чечни практически завершил консолидацию своей власти внутри Чечни, и подозревают, что он хочет установить свою власть де-факто на всем Северном Кавказе.

Его жесткие меры в отношении повстанцев в Чечне привели к парадоксальным результатам. Они были настолько жесткими, что боевики распространились по всему Кавказу - в поисках пристанища в других регионах, где они могли бы ощущать себя безопаснее. Его безжалостная эффективность за короткий срок экспортировала многие из чеченских проблем в другие места. Взрыв, осуществленный смертником в Ингушетии в конце июня, потряс до самых оснований весь Кавказ. Мишенью был Юнусбек Евкуров, президент республики, и взрывник практически достиг своей цели. Набитая взрывчаткой машина врезалась в президентский кортеж. Евкуров был серьезно ранен, несколько его спутников погибли.

Евкуров до сих пор находится в больнице, и остается не ясным, сможет ли он выполнять свою роль с той же энергией, что и раньше. Нападение на него было мрачным знамением и привело в уныние тех, кто надеялся, что Кремль и его приближенные смогут начать решать крайне сложные проблемы региона без применения грубой силы.

Евкуров занимал свою должность относительно недавно, он был приведен к власти Кремлем для того, чтобы спасти пропащее государство внутри границ России. В отличие от Кадырова в Чечне, Евкуров пытался решить проблемы Ингушетии посредством переговоров и в самом деле боролся с коррупцией.

Он пользовался поддержкой общественности и личной поддержкой президента Медведева.

Поэтому нападение было просчитанным сигналом Кремлю отступить. Результат, по мнению аналитиков, дискредитировал мягкий подход Евкурова в пользу более жестких методов чеченского президента.

'Теперь всякий может привести Ингушетию в качестве доказательства того, что мягкий подход к решению конфликтов неэффективен', - говорит Алексей Малашенко из Московского центра Карнеги. 'Это еще более укрепляет тезис о том, что использование силы - единственный действенный метод правления на Северном Кавказе'.

Другие эксперты говорят, что Ингушетия и многие другие региональные правительства начинают выглядеть жертвами, а не охотниками. Незадолго до попытки убийства верховный судья Ингушетии был застрелен сразу после того, как он подвез своих детей в школу, а бывший премьер-министр был застрелен возле своего дома.

В Дагестане дела иду не сильно лучше. Глава правоохранительных органов республики был застрелен снайпером. В столице часто случаются перестрелки.

Эксперты полагают, что Кремль выискивает последовательный ответ. Регион радикализуется и постепенно превращается в анклав в рамках границ России, над которым у нее почти нет контроля.

'Кремлевские власти не знают, что делать дальше', - говорит Малашенко.

'С одной стороны, прямое применение силы больше не эффективно. Направление в регион федеральных сил вызовет враждебность со стороны местного населения и только усилит напряжение. С другой стороны, нереалистично и даже опасно давать полную власть местным чиновникам, чтобы они сами решали свои проблемы, учитывая масштабное недоверие к ним у населения'.

Он предупреждает, что до тех пор, пока Кремль не найдет нового решения проблеме, с которой он уже борется в течение столетий, ему будет угрожать волна терактов. Кажется, не может быть ничего ужаснее захвата заложников в школе в Беслане в 2004 году. Однако, что-то подобное снова становится возможным.

Обсудить на форуме