Беспорядки вспыхнули в Петрограде 8 марта 1917 года. Нижние офицерские чины противостояли  солдатам царской армии. В ходе столкновений было убито 40 человек. Однако любая «революция» может добиться решающего успеха и даже войти в анналы истории только в том случае, если гражданское население и армия выступают вместе. И именно так все произошло в тот день в Петербурге.

Дальнейшее было предельно очевидно. Царь вынужден был сложить полномочия монархии, и власть перешла к российской Думе, подчинившейся диктату народа.

Девяносто три года спустя: другая географическая широта, иной расовый состав, но, тем не менее, часть бывшего Советского Союза.  Улицы Бишкека стали свидетелями приблизительно такого же восстания – спонтанного выступления народа, не замутненного никаким политическим «цветом» или «внешним» ароматом.

Было бы полезно разобрать причины, которые привели к этим волнениям, охватившим в прошлом месяце Бишкек, а также остальные части страны, однако мнение дотошного студента, изучающего международные отношения, prima facie (лат.: при отсутствии доказательств в пользу противного – прим. перев.) не будет, возможно, существенным образом отличаться от упрощенного обоснования, смысл которого сводится к тому, что это были в первую очередь требования о средствах к существованию, которые не были удовлетворены Бакиевым и его окружением, что и привело к взрыву.

Простой человек на улице, рабочий под мостом, крестьянин с плугом, студент, засидевшийся в библиотеке, а также работник умственного труда, нажимающий на клавиши своего ноутбука, сильно отличаются друг от друга в своих требованиях. Однако, если представители всех групп населения объединяют свои требования и берут под прицел президентский дворец для того, чтобы добиться своего избавления, то в таком случае можно быть абсолютно уверенным в том, что  государство вместо того, чтобы соблюдать условия социального контракта, не способно выполнить возложенные на него задачи. Когда «естественное состояние», о котором говорил Гоббс, становится жизнеспособной формулой спасения для обывателя, то тогда добросовестность государства действительно должна вызывать сомнения.

Но существовало ли в Киргизии «государство» , если рассматривать период с 1991 года? И, кстати, есть ли вообще «государства» в центрально-азиатских «станах»?  Определенные рамки, возможно, и существовали и, вероятно, существуют и  в настоящее время, однако демократия даже по стандартам «пораженной связкой мафия-политики-бюрократы Индии», отсутствует в бывших советских колониях с момента обретения ими политической независимости от СССР.

Аргументы могут быть представлены предельно откровенно: центрально-азиатские «станы»  -  это неоперившиеся птенцы в сравнении с Индией. И, вообще, как можно сравнивать  шестидесятилетнего «мужа, утомленного демократией» с двадцатилетним «парламентским юнцом»?  Кроме того, возникает вопрос   -  получил ли киргизский народ  свои понятия о демократии и свое отношение к ней от «белых людей», прославленных во времена «славной революции» (Glorious Revolution)? Нет, на самом деле они унаследовали от «славян» основы конституционной системы правления , которые были освящены марксистскими догмами о перераспределении финансов и омыты в культуре народных восстаний.

Искаженная и извращенная форма марксизма-ленинизма стала отличительной чертой большевиков.  Более того, Россия после 1917 года (читай Советский Союз) предпринимала огромные усилия для того, чтобы распространить  идеологические догматы сталинской трактовки «диктатуры пролетариата» в соседних государствах-сателлитах  Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии.

А в результате, когда Советский Союз развалился по причине финансового и политического хаоса, вышеупомянутая «Kultur» (нем.: культуры – прим. перев.) оказалась в определенной степени укорененной в психологии политических правителей «станов». Поэтому целому ряду «диктаторов», рядившихся в одежды демократически избранных лидеров, удалось узурпировать власть в центрально-азиатских республиках. Были сочинены конституции, иногда это делалось по указанию Запада. Тем не менее, эти вожди (strategos) продолжали править железной рукой, скрываясь за конституционным фасадом, и эксплуатировали массы при помощи аппаратчиков.

Непотизм, коррупция, инфляция и безработица быстро распространялись. И точка кипения была достигнута в двух республиках – в Таджикистане и Киргизии. В первом из этих государств с 1992 по 1997 год полыхала гражданская война, а ее результат можно считать в определенном смысле бесполезным – в Таджикистане начал править  «нескончаемый режим» Эмомали Рахмонова.

С другой стороны, Киргизия продемонстрировала больше «политической зрелости» в сравнении с другими «станами» . В 2005 году в этой  республике произошли волнения, вызванные цветной революцией, благодаря которой Бакиев пришел к власти. В очередной раз после неправомерных действий, продемонстрированных во время выборов 2009 года, народные массы киргизов блокировали Бакиева со всех сторон, и он был вынужден бежать в Белоруссию.  Таким образом удалось избежать гражданской войны, которая, тем не менее, окончательно не предотвращена, если судить по сообщениям о кровавых столкновениях и беспорядках в южной части страны – традиционном оплоте Бакиева.

В этот критический момент уместно задать вопрос – от кого зависит будущее Киргизии? И каким образом это народное движение повлияет на другие «станы» (если вообще повлияет)?

Хотя Киргизия и находится на перепутье, попытка предсказать ее будущее, скорее всего, не стала бы серьезным вызовом французскому аптекарю Нострадамусу. Переходное правительство, возглавляемое Розой Отунбаевой,  постепенно укрепляет свой контроль над южной частью страны. Однако пара вопросов будет беспокоить представителей новой власти в ближайшем будущем.

Во-первых, лояльность вооруженных сил должна быть восстановлена. Хотя Бакиев и нашел себе убежище в Минске, преданные ему сторонники все еще пытаются посеять смуту как в гражданском, так и в негражданском секторах. Во-вторых, в стране следует провести «настоящие демократические выборы» и внести изменения в конституцию, которая должна обеспечить равенство и справедливость посредством более совершенного распределения властных полномочий.

Одна вещь может быть гарантирована без дополнительных усилий. Полной анархии в Киргизии можно будет избежать, и если это не сделает переходное правительство, то тогда этим займутся внешние заинтересованные стороны – США и Россия. Географическое положение этого национального государства, а также присутствие на его территории военных баз двух главных действующих лиц холодной войны не позволит им выпустить из поля зрения этот «стан».

Глобальная война против террора в афганско-пакистанском регионе и последующее уничтожение там Аль-Каиды-Талибана может также привести к тому, что новые гнездовья террористических группировок будут созданы в Киргизии, а также в соседних «станах» и в Ферганской долине. Древнее изречение гласит: «Недовольство порождает разрушение». И именно это недовольство и нужно людям Усамы. Только тогда социальная ткань, сотканная в «станах» в советское время, будет окончательно уничтожена.

В таком случае исламистские группировки Хизб ут-Тахрир или Исламское движение Узбекистана, скорее всего, не откажутся от предоставленной им возможности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.