Четыре с половиной года подряд Израиль оставался безучастным наблюдателем за войной всех против всех в Сирии и не пытался склонить чашу весов на сторону кого-то из участников. Эта политика была и остается очень верной. Она предотвращает ненужное впутывание в чужую войну. Но ее недостаток в том, что Израиль не может влиять на послевоенный порядок на своих границах, который будет создан, когда участники войны устанут от кровопролития, и державы решат положить конец самой тяжелой гуманитарной катастрофе со времен Второй мировой войны.

Так продолжалось до тех пор, пока в оборонном ведомстве не пришли к выводу, что усиление радикальной оси, сложившейся в Сирии, и закрепление Ирана на израильской границе на Голанских высотах при поддержке России представляет гораздо большую угрозу безопасности страны, чем террористические организации «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра». Израильские представители считают, что операции антитеррористической коалиции в Сирии и Ираке начали приносить свои плоды и подрывать мощь этих группировок, и скоро значительно ослабят масштаб их угрозы для Израиля и других стран региона.

Недавно произошло событие, сыгравшее положительную роль. Прямая российская интервенция в сирийскую гражданскую войну с одной стороны, спасла Башара Асада и усилила шиитскую радикальную ось, что плохо для Израиля, но, с другой стороны, дала Иерусалиму возможность косвенно влиять на послевоенное урегулирование в Сирии, когда накал боевых действий пойдет на спад.

Израиль не будет решать, кто станет править Сирией, и разделят ли ее на кантоны или оставят единым государством. Но Иерусалим давно сформулировал свои интересы в этой сфере и выдвинул свои требования к этому урегулированию. Владимир Путин, похоже, готов их учитывать. В Израиле в этом уверены. Не потому, что Владимир Путин стал сионистом, а потому, что он хочет закрепить достигнутые путем военного вмешательства успехи в Сирии и на Ближнем Востоке.

Зачем мы нужны Путину?

Чтобы сохранить в Сирии морскую базу и авиабазу и остаться главной сверхдержавой для Ближнего Востока, с которой считаются даже американцы, Кремлю нужно, чтобы в Сирии существовал стабильный режим, всем обязанный Москве, и сохраняющий эти обязательства в обозримом будущем. Режим партии «Баас» под руководством алавитской семьи Асадов, опирающийся на иранцев и «Хезболлу», сейчас (благодаря российской интервенции) стал самой влиятельной силой Сирии, и Россия делает ставку на него и на его покровителей из Тегерана и Бейрута. Они, кстати, тоже признательны России и покупают российское оружие.

Военный конфликт между Израилем и Сирией и иранцами, или даже столкновение между израильскими солдатами и российскими военными в Сирии может разрушить ситуацию, отвечающую интересам Матушки-России. Израиль в состоянии ослабить сирийскую армию и «Хезболлу», что сыграет на руку повстанцам. Столкновение в воздухе между самолетами российских экспедиционных сил и израильской авиацией может закончиться с нежелательным для Кремля результатом (как было с советскими советниками в Египте, которых выгнал президент Анвар Садат, убедившись в их бесполезности против Израиля во время Войны на истощение).

Помимо этого, в сердце Путина есть место для Израиля, одного из трех самых сильных государств региона, в котором живет более миллиона бывших и нынешних граждан его страны.

Наконец, Израиль — самый близкий и верный союзник США в регионе. То, что премьер-министр Биньямин Нетаньяху проявляет энтузиазм и готов считаться с российскими интересами, уважать их и прислушиваться к России, придает Владимиру Путину дополнительный статус на родине и преимущество в попытках вернуть России положение глобальной сверхдержавы, равной США. Путин также очень доволен, что Израиль согласился не поставлять оружия врагам России, например, беспилотники прошлому правительству Грузии.

Российские генералы в Израиле

Нетаньяху все это понимает и старается выказывать уважение Путину, координируя с ним действия. В этом нет ничего нового. Предыдущие премьер-министры в течение минувших тридцати лет тщательно следили за сохранением теплых отношений с Кремлей, и это того стоило. Сдержанность Израиля в плане поставок оружия врагам России долгое время предотвращала передачу российских зенитно-ракетных комплексов Ирану, а также поставки Сирии точных ракет класса «земля-земля».

Правда, это относилось к взаимному уважению Москвы и Иерусалима, а не реальному согласованию действий. Например, российское противотанковое оружие поступало в Сирию, а оттуда — к «Хезболле». Были также попытки передать переносные зенитно-ракетные комплексы. Но прибытие в Сирию российской авиагруппы и согласие Израиля на координацию создали новую ситуацию.

Посол Израиля в Москве несколько месяцев назад сказал на заседании парламентской комиссии по внешним делам и обороне, что «российско-израильские отношения переживают небывалый расцвет». Он добавил, что существует «открытая линия между нами и русскими на всех уровнях». В военной сфере это особенно заметно. Российские летчики залетают в воздушное пространство Израиля намного чаще, чем об этом говорят СМИ, но тут уже улетают, получив шутливое предупреждение от израильского диспетчера, говорящего по-русски с московским выговором.

Но еще важнее постоянный стратегический и тактический диалог между российскими генералами и их израильскими коллегами. В сентябре начальник генштаба израильской армии Гади Айзенкот, сопровождавший премьер-министра во время его визита в Москву, договорился с российским коллегой, что координацию действий будут осуществлять их заместители. Заместитель Айзенкота генерал Яир Голан (יאיר גולן) каждые несколько недель принимает делегацию российских офицеров, чтобы согласовать очередные шаги.

Русские генералы слушают и говорят. В итоге израильские военные все больше и больше уважают их профессиональные военные способности. «Русские генералы совершенно не похожи на стереотипы, создаваемые Западом. Они очень серьезные, аккуратные и следят за тем, чтобы действовать на поле боя, исходя из интересов, а не эмоций», — сказал высокопоставленный израильский представитель, участвовавший в российско-израильском военном диалоге.

Русские действуют, американцы реагируют

Сейчас кажется, что Россия заинтересована в выживании режима Башара Асада. Вместе с тем, их обязательства касаются режима, а не Асада лично. В Сирии им нужен мусульманский союзник, поэтому они поддерживают контакт с Ираном, который отправляет в Сирию не только Корпус стражей исламской революции (КСИР), но также шиитское ополчение из Афганистана, Ирака и Пакистана. В рамках этого сотрудничества Москву недавно посетил генерал Касем Сулеймани, командир подразделения КСИР «Эль-Кудс», если верить сообщениям зарубежных СМИ.

Российские генералы в Сирии якобы равны остальным, но на самом деле это они руководят боевыми действиями, и, как можно видеть, довольно успешно. Россия на самом деле не совсем вывела войска, вопреки заявленному, а скорее изменила тактику — вместо самолетов применяются боевые вертолеты. Они также используют при ведении военных действий гражданские компании.

Фактически российское командование применяет тактику, с помощью которой были разгромлены мятежники в Чечне: массированное применение авиации, командование наземными местными силами и иранцами, на фоне переговоров с сирийскими повстанцами и населением.

«Путин умеет работать с мусульманами и с местным населением», — сказал с большим уважением израильский представитель. Россия открыла специальные центры для переговоров с местными, и российские чиновники ведут там прямой диалог с повстанцами и с главами городов по вопросам оказания гуманитарной помощи.

Для сравнения, американцы тоже напрямую общаются с курдами в Ираке и в Сирии для общей борьбы против ДАИШ. Но если иранцы и сирийцы, поскрипев зубами, выполняют то, что им «советуют» российские военные, то курды не подчиняются американцам. Они не доверяют им и не спешат выполнять все, что им говорят. Результаты видны на поле бое. Поэтому американцы тайно и вопреки обещаниям президента Обамы держат в Ираке и в Сирии три тысячи военных советников и бойцов спецназа.

В последнее время в Израиле царит уверенность в том, что в Сирии русские проявляют инициативу и добиваются успеха, а американцы реагируют или их тащат за собой, и они часто терпят неудачи в достижении своих целей. Есть и другая причина: вся стратегия России на Ближнем Востоке вообще и в Сирии в частности подчинена первым делом интересам Кремля. Это жесткая и безжалостная стратегия. Стратегия США, напротив, представляет собой клубок разнонаправленных векторов, нередко сталкивающихся друг с другом. Это результат внешнего и внутреннего давления, помноженного на стремление соблюдать политическую корректность любой ценой. Из этой путаницы трудно вычленить прямые американские интересы, кроме борьбы с ДАИШ, по поводу которой есть полный консенсус.

Вместе с тем, израильские представители призывают не переоценивать российские успехи в Сирии. Во-первых, последнее слово там еще не сказано. До сих пор нет ни урегулирования конфликта, не полного и стабильного режима прекращения огня. Все по-прежнему открыто. Во-вторых, нельзя игнорировать и то, что российская стратегия очень жестока и заставляет сирийское мирное население платить кровавую цену. Поток беженцев из Сирии удвоился после российской интервенции. Соблюдение прав человека не относится к приоритетам Путина ни в Сирии, ни в России.

По пути в Москву

Ситуация, созданная Россией в Сирии, привела Иерусалим еще полгода назад к пониманию того, что в регионе появился новый игрок, с которым следует считаться, и что из этого можно извлечь пользу. Можно назвать это «доктриной Нетаньяху». Администрация Обамы поощряет укрепление связей между Иерусалимом и Москвой в ближневосточном контексте. Это неудивительно, поскольку США тоже сотрудничают с российскими инициативами по политическому урегулированию сирийского кризиса.

Поэтому премьер-министр снова отправляется в Москву. Настало подходящее время для очередного раунда подробных переговоров на высшем уровне между Москвой и Иерусалимом. Главная цель Нетаньяху: не допустить, чтобы в любом варианте сирийского урегулирования в Сирии Ирану и «Хезболле» удалось сформировать антиизраильский фронт на Голанских высотах или в любой другой части сирийской территории.

Второстепенная цель: предотвратить поставки современного российского оружия от сирийцев и иранцев к «Хезболле», а также не допустить поставок Ирану самых новых российских систем. Владимир Путин ранее говорил, что Россия не поставляет нарушающее баланс сил оружие «Хизбалле», но премьер-министр намерен еще раз объяснить, что новейшее российское оружие может попасть к террористам из рук Сирии или Ирана.

Можно также предположить, что Нетаньяху успокоит Путина относительно израильско-турецкого примирения. Скорее всего, это не будет последним визитом премьера в Москву, и военные и дипломаты с обеих сторон продолжат интенсивный диалог в будущем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.