Бывший посол США в НАТО Курт Волкер, который в настоящее время является исполнительным директором Института международного лидерства Маккейна, в интервью LA признал, что его тревожит слишком вольный подход отдельных европейских политиков и дипломатов, который позволяет России влиять на повестку дня НАТО.

Latvijas avīze: Чего можно  ожидать от предстоящего саммита  НАТО в Варшаве?

Курт Волкер: Самые важные решения  связаны с укреплением способностей коллективной обороны НАТО. Предусматривается, что в каждой из стран Балтии и в Польше будет размещено по батальону с созданием командного пункта в Польше. Это продемонстрирует, что у нас есть способности и желание защищать страны Балтии и Польшу. Находящаяся по соседству Россия ранее отбирала территории у других государств, осуществляла провокационные действия военного характера в воздушном пространстве и на воде. НАТО должна продемонстрировать свои способности и желание расширить свое присутствие. Ожидается, что на саммите будет принято окончательное решение о приеме в НАТО Черногории. Мне хочется, чтобы НАТО больше воодушевила Грузию и Украину, правда, не предвидится, что на варшавском саммите многое будет сделано по этому вопросу. НАТО могла бы направить своих военных советников на Украину, особо важно укрепить границу этого государства. Нельзя также забывать, что по другую сторону Средиземного моря находится Ливия, которая является неудавшимся государством и часть которой контролирует «Исламское государство». У границ НАТО находится Сирия, где идет гражданская война. На все эти вопросы у НАТО нет четкого ответа о том, что делать, но об этом нужно говорить.

— Каковы, на ваш  взгляд, нужды обороны Латвии?

— Размещение батальона  сил НАТО в странах Балтии станет важным шагом в укреплении обороны. Важно, сколько каждое из государств тратит на оборону. Латвия и Литва постепенно приближаются к уровню 2% от ВВП. Эстония уже тратит больше. Альянс должен видеть, что государства здесь готовы защищать себя, в противном случае у других государств возникает вопрос: почему мы должны вкладывать средства?

— Вы были послом  США в НАТО, когда шла российско-грузинская  война. Как вы вспоминаете то  время?

— Россия вторглась в  Грузию 6 августа 2008 года. Предусматривалось, что я начну выполнять обязанности посла 18 августа, но с учетом ситуации я прибыл в Брюссель 11 августа. В аэропорту Брюсселя была забастовка, и я летел через Амстердам, за мной прислали автомашину. По дороге в Брюссель у меня состоялась беседа с британским и французским коллегами, потому что я должен был подготовиться к заседанию Североатлантического совета. На первой встрече была дискуссия о том, что делать с ситуацией в Грузии.

У меня в то время было представление о НАТО из прежнего опыта конца 90-х годов, но это оказались лишь хорошие воспоминания о принятии решений. Я предложил принять заявление от имени НАТО с призывом к перемирию, отводу вооруженных сил на позиции, на которых они находились до конфликта. В действительности никто этого не хотел, звучали разные отговорки — представители некоторых стран говорили, что сейчас не время для этого, что уже поздно, что такое решение нельзя принимать, потому что лидеры некоторых государств в отпуске. Были также разговоры о том, что руководство в этом кризисе взял на себя ЕС, и НАТО не следует вмешиваться. Самая забавная и шокирующая отговорка, которую я тогда слышал: «Мы не хотим этим заявлением милитаризировать конфликт». Подумайте: Россия с танками вторглась в Грузию, а НАТО, распространив «бумажку», осуществит милитаризацию! Полный абсурд.

Колонна российских войск на территории Грузии


Заявление НАТО так и не было распространено. В тот день я встретился с послом Грузии, у меня было много интервью для прессы. Когда я прибыл вечером в свою резиденцию в Брюсселе, мне позвонил руководитель бюро тогдашнего госсекретаря США Кондолизы Райс и сказал, что она хочет созвать совещание министров иностранных дел стран-членов НАТО. Я связался с исполняющим обязанности генерального секретаря НАТО, министрами иностранных дел и другими послами. У нас была неделя, чтобы принять важные решения — созвать совещание министров иностранных дел, приостановить работу Совета НАТО-Россия, создать Совет НАТО-Грузия. Эту историю стоит рассказать, чтобы понять насколько НАТО стала бюрократической, и как люди ищут различные возможности, чтобы не делать. Представьте, что здесь возникнет какой-то кризис, и вам придется ждать решений! Поэтому лучше, если силы НАТО уже будут находиться здесь. Россия будет считать это шагом к эскалации, но самое важное в том, что это будет выполнять функцию сдерживания.

— Было ли у вас тогда ощущение, что Россия не первый и не последний раз осуществляет агрессию?

— Разумеется. Посмотрите  слитые документы Wikileaks — среди них есть телеграмма, очевидно, отправленная во время саммита в Бухаресте в 2008 году, которая указывает на высказывания Путина о том, что Украина не государство, и что Хрущев в 50-е годы якобы подарил Крым Украине. Когда Россия вторглась в Грузию, мы должны были принять во внимание то, что Путин ранее говорил об Украине. Поэтому мы не можем быть слишком пассивными. Если будут кризисы, которые начнет Путин, мы должны реагировать.

— Недавно министр  иностранных дел Германии Франк-Вальтер  Штайнмайер критиковал маневры  НАТО в Балтии. Он высказался, что символические танковые парады  у восточной границы не гарантируют безопасность. Что вы ответите на эти высказывания немецкого политика?

— Я думаю, что сказанное  им это в большей мере внутриполитический  сигнал. Штайнмайер хочет продемонстрировать  немецкому обществу различия  между своей партией (социал-демократами, SPD) и возглавляемыми Меркель христианскими демократами (CDU). SPD всегда была более пророссийской. Необходимо помнить, что Штайнмайер в свое время руководил бюро бывшего канцлера Герхарда Шредера. Мы хорошо знаем, что Шредер тогда работал на благо Путина.

Есть люди, которые говорят, что Штайнмайер хочет поднять свой рейтинг, стать президентом Германии. Больше всего беспокоит, что Россия создала ложный посыл о НАТО — будто бы альянс угрожает России, и Россия имеет право защищать своих граждан, ей нужны буферные зоны. Это пропаганда. Заявление Штайнмайера меня не удивляет, если учесть его политическую ориентацию, но то, что он зашел слишком далеко, — для меня сюрприз. Очень тревожно, что министр иностранных дел крупнейшего государства Европы высказывается в пользу России.

— Но ведь Россия  упомянутыми вами фальшивыми  рассказами оскорбляет НАТО, которая  является оборонительным альянсом…


— Это ужасно. Путин это  делает умышленно, чтобы коммуницировать  со своей аудиторией, чтобы легитимировать  авторитарный стиль власти, держаться у власти, а также чтобы представить Запад в образе врага. Недавно я побывал на конференции в Лондоне, где высокопоставленный немецкий дипломат на вопрос о целях Германии на варшавском саммите ответил: никакого размещения подразделений в странах Балтии на постоянной основе, диалог с Россией, коллективная безопасность НАТО должна опираться на создаваемое политикой России обрамление. Выходит, он допускает возможность России определять повестку дня и процессы в НАТО.

— Диалог с Россией, Совет НАТО-Россия… Есть ли от этого какой-то смысл в нынешней ситуации в сфере безопасности?

— Совет больше создает  обманчивое впечатление. Большая  часть стран-членов НАТО в Европе  хочет верить, что возможно сотрудничать  с Россией, но это не так. У России нет интереса к сотрудничеству с НАТО, и это многократно доказывалось. Россиянам НАТО нужна как враг, чтобы оправдать свои действия с внутриполитической и внешнеполитической точки зрения. Россия не хочет сотрудничать, но она хочет влиять на поведение Запада в свою пользу. Она хочет расколоть НАТО. И до сих пор это удавалось путем оказания влияния на западное общественное мнение, а вместе с этим и на тех, кто принимает решения. Во всем этом намного больше, чем просто послание, вспомним бизнес-связи, финансирование партий — это кампания широкого спектра.

— Имеет ли юридическое  обоснование основополагающий акт  НАТО и России от 1997 года? На  него часто ссылаются политические  круги Германии.

— Он не имеет юридической  силы, но это политический документ, как и Будапештский меморандум. В акте НАТО и России написано, что обе стороны договорились о сокращении конвенциональных сил в Европе, но это обязательство Россия нарушила еще восемь лет назад. В акте подчеркнуто, что НАТО берет на себя обязательства в настоящем и в обозримом будущем; НАТО не видит необходимости в размещении постоянных и значительных боевых сил на территории новых членов альянса. Во-первых ситуация в сфере безопасности с 1997 года изменилась, я бы даже сказал — немыслимо изменилась. К тому же, присутствие наших сил в Европе с 1997 года сократилось, сил США меньше. То, что мы делаем в Балтии, даже по этому документу, — ничего дополнительного. Мы говорим о батальонах, а не о дивизиях. В-третьих, мы не собираемся размещать в странах Балтии подразделения в постоянном статусе. Так что, это по-прежнему находится в соответствии с актом.

— В международных СМИ часто обсуждаются сценарии, что страны Балтии могут оказаться в руках следующей агрессии Москвы. Это обычно обосновывается аргументом — в Эстонии и Латвии относительно большой удельный вес русскоязычных жителей.

— Путин действует разнонаправленно  — обновляет вооружения, проводит  учения, продолжает эскалацию, изменяет  доктрину, интегрируя в нее стратегическое  ядерное оружие. Однако США тоже  сделали достаточно много, чтобы защитить территории здесь. Это означает, что Россия в Балтии не попытается ничего предпринять, потому что она устремляется туда, где меньше сопротивления. Такие страны — Грузия, Украина, Молдова. Сейчас для России угрожать странам Балтии психологически обходится намного дороже, чем несколько лет назад.

В моем восприятии, русскоязычные Латвии в основном лучше чувствуют себя в Латвии, где царит много свобод, и нет явной коррупции, как в России. Есть риск, если в Латвии появится сценарий гибридных военных действий, если силы российских спецподразделений и разведслужб спровоцируют общественные беспорядки. Местные учреждения власти должны быть готовы быстро ответить на это, а ЕС и НАТО должны быть готовы в случае необходимости вмешаться. В будущем может усилиться давление на Украину, а летом — на Грузию, потому что там ожидаются выборы.

— Как вы смотрите  на применение 5-го параграфа Североатлантического  договора в случае гибридной войны — необходимо ли НАТО  подготовить регулирование для такой ситуации?

— Разумеется, если танки  перешли границу НАТО, то это  сразу же ситуация 5-го параграфа, и это легко понять. В свою  очередь, с гибридной войной сложнее  — если Россия использует гибридную  войну, то это нужно показать  миру, как в случае Украины. У вас есть полиция, разведка, пограничная охрана, которые могут действовать.

— Каков ваш  взгляд на выход Великобритании  из Европейского Союза?

—  Последствия этого  НАТО сможет пережить, в отношении  нее эффекта не будет, потому  что это международная организация. ЕС — наднациональная организация. Самое большое влияние на ЕС будет в том, что он без Соединенного Королевства станет более германоцентристским, а это значит — меньше свободной торговли. Россия, естественно, заинтересована в выходе Британии из ЕС, потому что это способ расколоть Европу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.