Одним из решений, принятых на варшавском саммите НАТО, был перевод элементов противоракетной обороны в Европе в ведение альянса. В частности, это касается некоторых американских кораблей, базирующихся в Испании, радара дальнего обнаружения в Турции и недавно введенной в эксплуатацию базы с «Иджис Эшор» в Румынии. Именно последняя из упомянутых составляющих подверглась резкой критике со стороны России. Обоснована ли эта критика, или она является лишь упражнением в риторике?

В начале уместно хотя бы кратко рассказать, что именно размещено под румынским Девеселу. Там находится модификация по-настоящему удавшегося и успешного комплекса противовоздушной обороны MK7 «Иджис», который первоначально создавался для крейсеров и эсминцев ВМС США. Система сочетает в себе высокоэффективные радары и управляемые ракеты класса SM (Standard Missile), которые предназначались для поражения самолетов и противокорабельных ракет, однако в ограниченной мере могут использоваться и для поражения целей на суше и в космосе. Свое название комплекс «Иджис» получил в честь щита древнегреческого бога Зевса.

Сейчас комплексом оборудовано более сотни кораблей, как американских, так и, например, японских, норвежских и голландских. В конце 80-х годов начались работы по усовершенствованию ракет и радаров, чтобы «Иджис» мог эффективно поражать и баллистические цели, то есть выступать в роли системы ПРО. Таким образом, модернизированная версия, названная «Иджис» BMD (Ballistic Missile Defense), сегодня размещена более чем на 30 кораблях, однако их число постоянно растет и по плану достигнет примерно 80.

Но долгое время в ПРО комплекс «Иджис» играл, скорее, вспомогательную роль, поскольку основная ставка делалась на мощные ракеты GBI. Именно их должны были разместить в Польше, а наводить их планировалось с помощью радара в Брдах. Однако ракеты GBI не оправдали большую часть ожиданий, и при президенте Обаме был воскрешен старый проект «вывода с моря» проверенного комплекса «Иджис», то есть его фактический перевод на землю. Так появилась версия «Иджис Эшор».

Сегодня радиолокатор и ракеты этого поколения размещены в Румынии, а в 2020 году запланировано открытие базы в Польше. Румынский комплекс работает с мая 2016 года под постоянным «обстрелом» со стороны российских политиков и СМИ, которые видят в нем серьезную угрозу для России и считают, что на нее необходимо отреагировать, поэтому румынам и полякам якобы нужно подготовиться к тому, что отныне они будут жить практически под прицелом российских ракет. Но почему?


Российские и пророссийские политики и журналисты в целом приводят в качестве аргумента две основные теории, в которых интересно то, что по сути они являются «обновленными» версиями тех же утверждений, которые звучали в период, когда обсуждалось строительство базы с ракетами GBI в Польше и радара XBR в Чехии. Обе теории основаны на утверждениях, которыми Москва аргументировала еще в 80-е годы свои возражения против программы «Стратегическая оборонная инициатива» (SDI — Strategic Defense Initiative), то есть комплекса космического оружия президента Рейгана. (В итоге SDI сыграла роль, прежде всего, как масштабный блеф, который способствовал тому, что СССР «загнал» себя в гонке вооружений).

Согласно первой теории, американская ПРО представляет собой инструмент, который позволил бы американцам «безопасно» нанести первый ядерный удар по России. Противоракетное оружие (включая то, что в Румынии) смогло бы обезвредить ответный удар российских стратегических ракет. Таким образом, Кремль утверждает, что подобные средства нарушают равновесие между двумя державами и угрожают эффективности стратегического ракетного потенциала России.

Против этого можно выдвинуть два основных контраргумента: первый — качественный, а второй — количественный. В отличие от программы SDI, которая была действительно разработана против СССР, нынешний американский «зонтик» изначально разрабатывался иначе. Зенитные ракеты SM-3 предназначены для того, чтобы остановить относительно примитивные баллистические ракеты из стран типа Ирана или КНДР, а не для того, чтобы противостоять сверхсовременным российским ракетам.

Здесь необходимо подчеркнуть, что российский арсенал стратегических ракет по качеству является абсолютным лидером. Такие ракеты, как «Тополь-М» и «Ярс», оснащены ядерными боеголовками и способны преодолеть любую систему ПРО, поскольку могут активно маневрировать и использовать средства искажения и ложные цели. И почти с полной уверенностью можно сказать, что ни GBI, ни SM-3 не остановили бы современные российские межконтинентальные ракеты. В общем-то, тут нечему удивляться, ведь никто никогда их для этого не предназначал.

И даже если бы как-то удалось сбить несколько (гипотетических) российских ракет или боеголовок, это не отменило бы второго аргумента, заключающегося просто в числах. Если исходить из договора СНВ-III, который был подписан в 2010 году в Праге, то у каждой из стран (то есть США и Россия) должно остаться максимум 700 ракет-носителей и 1550 ядерных боезарядов. Однако понятно, что остановить такую силу было (и будет) за пределами возможностей кого-либо.

Даже при (на практике совершенно нелепом) допущении стопроцентной эффективности системы «Иджис» потребовалось бы как минимум 700 противоракет на подходящих позициях. Однако вряд ли (если это вообще возможно) количество очень затратных ракет SM-3 достигнет такого уровня. И даже если так, то эти ракеты, определенно, будут размещены на нескольких кораблях и нескольких наземных базах так, чтобы защищать территорию США от нападений с разных направлений.

© AFP 2016, Daniel Mihaiescu
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг на открытии наземной стационарной части американского комплекса Aegis Ashore в Румынии


Итак, с точки зрения качества и количества практически нереально, чтобы американская система ПРО действительно представляла серьезную угрозу для российского стратегического арсенала. Если бы сложилась та самая апокалиптическая ситуация ядерной войны между США и Россией, ракеты GBI и SM-3, скорее всего, играли бы совершенно маргинальную роль (или никакой вообще), потому что смогли бы, возможно, остановить несколько российских ракет устаревших типов. Против сотен самых современных российских ракет-носителей и боеголовок они были бы бессильны.

Вторая теория, которая высказывается в связи с базой в Румынии, основана на концепции так называемого «обезглавливающего удара». Во время холодной войны эту идею действительно развивали в Америке. Предполагалось, что американские ядерные ракеты не могут уничтожить весь советский ядерный арсенал, однако могут вывести из строя центры и системы командования, управления и связи, и тогда с советской стороны не останется никого, кто бы отдал приказ об ответном ударе. И даже если бы приказ поступил, соответствующих технических средств на его выполнение не было бы.

О том, что Москва по-настоящему испугалась этой концепции, свидетельствует, в частности, тот факт, что на вооружение поступила система «Периметр», прозванная «Мертвой рукой», которая, вероятно, до сих пор работает и призвана обеспечить ответные меры даже после такого «обезглавливания». Однако уже во время переговоров о размещении ракет GBI в Польше начались разговоры о том, что в их шахты могут быть установлены и наступательные ракеты, которые повысили бы шансы США в нанесении «обезглавливающего удара» по России.

Нужно признать, что чисто технически, наверное, это аргумент не так уж беспочвенен, потому что основой ракет GBI являются баллистические ракеты «Минитмен», так что определенную «совместимость шахт», пожалуй, допустить можно. Сейчас это утверждение вспомнили в связи с системой «Иджис Эшор»: для нее используются шахты, из которых, помимо ракет SM-3, можно запускать и другое оружие, включая чрезвычайно эффективные и наводящие страх крылатые ракеты «Томагавк». Их максимальная дальность составляет 2500 километров, и (теоретически) они могут нести ядерный боезаряд.

И хотя официально «ядерный» тип «Томагавка» был уже списан, все равно высказываются предположения о планах США разместить эти ракеты в Румынии. Почему? Потому что их скорость позволяет за какие-то три-четыре минуты перелететь Черное море и нанести удар по летней резиденции Путина в Сочи. А это было бы замечательным «обезглавливанием» России. Крайне спорно, что подобным диким предположениям верит высокопоставленное российское политическое и военное руководство, однако в некоторых СМИ эту теорию преподносят как «доказательство» агрессивных планов Вашингтона.

Если заявления об угрозе, которую система «Иджис Эшор» представляет для российских стратегических сил, можно опровергнуть довольно легко, то в случае теории «обезглавливающего удара» это, по сути, невозможно. Ведь речь идет об образчике параноидального мышления в духе «способность равна намерениям», которое было характерно для эры холодной войны и при этом, следует признать, для обеих сторон. Но если кто-то в нечто подобное просто хочет верить, в обратном его не убедит ни один рациональный аргумент.

Так есть ли у России какой-то по-настоящему веский довод беспокоиться из-за базы в Румынии? Возможно, да. И речь совсем не о ракетах, а о передовом радаре SPY-1, который является частью системы «Иджис» и может отслеживать воздушные, космические и наземные объекты на расстоянии сотен километров. Таким образом, Америка, вернее, альянс, получила в распоряжение средство, которое может постоянно наблюдать за всем, что происходит в Черном море и над ним, включая спорный Крым, что прежде было возможно только в ситуации, когда в море входили корабли с системой «Иджис».

Россия зачастую имеет тенденцию считать Черное море своим «прудом», поэтому понятно, что ее не радует этот «надзор». Подобного рода жалобы в связи с базой в Румынии можно было бы хоть отчасти понять, но, на удивление, из Кремля они не прозвучали. Вместо этого все время только повторяются странные теории, которые отражают параноидальные схемы мышления и не способствуют урегулированию ситуации. Почему это происходит, уже совсем другой вопрос, который, вероятно, связан с тем, что кого-то (и не только в России) нынешняя обострившаяся ситуация на самом деле устраивает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.