Война в Донбассе становится войной профессионалов, на фронт едет гораздо меньше иностранных добровольцев, а сам конфликт стремительно замораживается — об этом в интервью Польскому радио говорит инструктор батальона «Азов», боец тактической группы «Беларусь» Дмитрий Шавлюкевич, известный под позывным «Зубр». Как сегодня выглядит ситуация в Донбассе, и в каком состоянии находится украинская армия? Об этом с бойцом, который приехал в Варшаву на фестиваль «Партизан-рок», беседует Александр Папко.

Александр Папко: Как сейчас выглядит ситуация на линии разграничения? Как часто там звучат выстрелы?

Зубр: На самом деле прочного перемирия нет. В поселке Марьинка, где я недавно был, днем работают рынки, дети ходят в школы и детские сады, а ночью летают снаряды 122-миллиметровых гаубиц. Снаряды падают на расстоянии 3 километров от линии фронта. Так что может попасть куда угодно.

— Урегулирован ли статус иностранных граждан в украинской армии? Имеете ли вы возможность получать зарплату, получить вид на жительство?

— Да, у неграждан Украины сейчас есть возможность подписать контракт и делать военную карьеру. После трех лет службы в армии можно получить гражданство. Однако сейчас активных боевых действий не ведется. Поэтому я хочу поехать в одну из европейских стран — получать образование или уехать в другое боевое подразделение, вроде французского Иностранного легиона. Без образования, средств или жизненного опыта ты ничего не сможешь сделать для своей страны.

— В начале сентября в СМИ появилась информация о том, что добровольцев выводят с линии противостояния. Правда ли, что добровольческих батальонов на фронте больше нет?


— Нет, такие добровольческие подразделения, как «Правый сектор», которые не подчиняются ни Вооруженным силам Украины, ни Министерству внутренних дел, остались на фронте. Они будут воевать, пока эта война не закончится. Добровольческие батальоны, которые подчиняются Министерству внутренних дел (например, батальон «Азов»), действительно выведены с линии фронта — как и все подразделения МВД. А другие батальоны, подчиняющиеся Министерству обороны Украины, такие как «Донбасс», по-прежнему воюют на фронте, как и другие части ВСУ. Кстати, если у человека есть удостоверение, что он воевал добровольцем, то его могут взять практически в любое воинское подразделение — при условии, что он пройдет медкомиссию. Украинское правительство делает все, чтобы легализовать добровольцев и направить их в Вооруженные силы. Они уже подготовлены и мотивированы. Нужно, чтобы они получили статус, заработок и были контролируемы.

— Каково сейчас состояние и моральный дух украинской армии и пророссийских сил, которые ей противостоят?

— За последние полтора года инициатива с двух сторон заметно упала. Если раньше не хватало экипировки и оружия, то сейчас хватает всего, но война стала войной профессионалов. Ценятся хорошие артиллеристы, специалисты аэроразведки и другие специалисты, которые могут хорошо воевать. Неподготовленных бойцов стало значительно меньше. Людей на фронте стало почти в два раза меньше, но война продолжается — и это уже война профессионалов.

— Есть ли опасность того, что конфликт снова перейдет в активную фазу, что пророссийские силы пойдут в наступление на Мариуполь или Славянск?

— Я недавно был и на авдеевском направлении, и в Марьинке — это с двух сторон от Донецка. Украинская армия там сильно окопалась. Без тяжелого вооружения — танков, орудий, реактивной артиллерии, авиации — эту линию фронта сдвинуть будет трудно. Как у украинской стороны, так и в сепаратистов есть тяжелое вооружение, и если кто-то сконцентрирует войска или займет населенный пункт в 3-5 километрах от линии разделения, то он тут же понесет огромные потери.

— Что нужно сделать Украине, чтобы эта война закончилась? Как вы видите решение этого конфликта?

— Я плохой военный аналитик. Это первый конфликт, который я вижу. Но если посмотреть на опыт Приднестровья, то можно утверждать, что граница останется там, где она находится сейчас. Возможно, перестрелки продлятся еще пару лет, но затем все устанут, и конфликт «заморозится». Получится новое Приднестровье. Я часто ездил на фронт поездами, и очень часто ездил с жителями Донецка, которые возвращались домой. Они также говорят, что там создается новое Приднестровье — псевдогосударство, на которое никто не дает денег.

— Что вы намерены делать в будущем? Вы планируете делать военную карьеру?

— Нет, не обязательно. Возможно, я продолжу обучение по гуманитарной специальности. В Белгосуниверситете я учился на историка. Возможно, буду учиться на педагога или философа. Если удастся поступить — буду учиться в Польше.

— А как другие граждане Беларуси? Они тоже покидают зону конфликта в Украине?

— Я не буду называть никаких цифр, но за последние полгода из-за кризиса в Беларуси очень много белорусов приехало в Украину, чтобы служить по контракту. Они уже едут специально, чтобы делать армейскую карьеру.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.