«В 2001-ом году на пути в Японию я встретился с главой КНДР Ким Чен Иром. Он сказал мне, что обладает атомной бомбой, и она легко может долететь до Сеула, даже если использовать простую пушку для запуска», — заявил президент России В. В. Путин 4-го числа. Он посетил КНДР в июле 2000-го года по дороге на Саммит G8 в Окинаве. Скорее всего, в своей речи он ошибся, сказав, что это было в 2001-ом году.

 

Неясно, почему Путин раскрыл этот факт спустя 17 лет. Хотелось бы услышать это от самого Ким Чен Ира. Если бы подобными фактами своевременно делились с мировым сообществом и оно смогло бы вовремя повысить бдительность относительно северокорейской ядерной проблемы, нынешняя ситуация могла бы сложиться совсем иначе. Однако же Путин держал этот факт в секрете и раскрыл его только тогда, когда Север уже получил возможность установить ядерную боеголовку на МБР. Нет сомнений в том, что северокорейский ядерный конфликт считается выгодным рычагом в игре России и США.

 

Ким Чен Ир заявил, что обладает атомной бомбой, за 6 лет до первого ядерного испытания. Можно считать, что Ким Чен Ир просто хотел похвастаться… или же он был готов провести ядерные испытания в любой момент. Как бы то ни было, с того момента Ким Чен Ир точно уже размышлял о том, чтобы с помощью ядерного оружия держать Южную Корею в качестве заложника.

 

Лидер КНДР объявил о наличии атомной бомбы через месяц после первого межкорейского саммита. Последователи Ким Дэ Чжуна были погружены в иллюзию якобы наступившего мира. В 2001-м году президент Ким Дэ Чжун заявил, что «Север никогда не разрабатывал ядерное оружие и не имеет возможности это сделать». В свою очередь, президент Но Му Хён выразил немного иную мысль: «Есть некоторые основания утверждать, что Север как средство самообороны рассматривает ядерное оружие и ракеты». При этом, по данным Министерства Объединения, во время президентства Ким Дэ Чжуна правительством и неправительственными организациями Юга КНДР была направлена финансовая и материальная помощь на сумму 2,47 млрд. долларов, а во время президентства Но Му Хёна на сумму 4,35 млрд. долларов.

 

В то время, когда международное сообщество, сплотившись, должно было оказать давление на КНДР, режимы Ким Дэ Чжуна и Но Му Хёна сглаживали ситуацию призывами к миру. Пока не исчезнут иллюзии о так называемой политике «Солнечного тепла» по отношению к КНДР, окончательное решение северокорейской проблемы невозможно.