У России в настоящий момент нет планов относительно массового производства своего активно обсуждаемого и часто плохо понимаемого малозаметного истребителя Су-57, и в стране будет производиться лишь небольшое количество этих самолетов в рамках выполнения существующих контрактов. Кремль настаивает на том, что он может в будущем разместить большее количество заказов на этот истребитель, если у страны будут ресурсы, необходимые для того, чтобы, на самом деле, перезапустить этот проект. Судьба Су-57 будет также зависеть от того, сохранит ли он свою актуальность в тот момент, когда появятся необходимые средства.

Юрий Борисов, заместитель министра обороны России, изложил планы Кремля по поводу Су-57 в своем интервью, которое он дал государственному телеканалу «Россия 24» 2 июля 2018 года. В июне 2018 года Кремль, наконец, разместил заказ на производство небольшого количества этих истребителей, всего на 12 единиц, однако пока нет указаний на то, что в будущем будут сделаны дополнительные закупки.

«Но вы знаете, что у нас сегодня Су-57 считается одним из лучших самолетов (sic!) в мире» (так в тексте; на самом деле Борисов говорит об истребителе Су-35 — прим. перев.), — с гордостью заявил Борисов, несмотря на то, что в реальности имеется значительно больше нюансов, о чем более подробно речь идет в других публикациях. — Поэтому у нас нет сегодня смысла формировать работы по массовому производству самолета пятого поколения«. Его логика состоит в том, что такие самые современные российские истребители четвертого поколения как МиГ-29СМТ и Су-35С «Фланкер» более чем способны удовлетворить потребности страны в боевых машинах. И только тогда, когда ситуация в этом отношении изменится, Кремль даст указание о полномасштабном производстве истребителей Су-57.

А пока Россия будет получать десятки уже заказанных истребителей, тогда как первая пара новых истребителей будет поставлена в 2019 году. Эти самолеты — что неудивительно — будут направлены в Липецкий авиационный центр, в 4-ый Центр боевого применения и переучивания летного состава ВВС, где осуществляется российский аналог программы военно-морского флота США «Топган» (Topgun). Не исключено, что, по крайней мере, некоторые из этих самолетов будут использоваться для доработки истребителя Су-57, а также для испытаний новых видов авиационных вооружении. Кроме того, будет продолжена работа в области современной боевой тактики, техники и процедур.

Пока неясно, сколько времени потребуется на то, чтобы российским военно-воздушным силам были поставлены 10 самолетов этого типа. Если темпы производства сохранятся на нынешнем уровне, то фирма «Сухой» в период до 2024 года будет способна производить по два истребителя Су-57 в год. В соответствии с первоначальными планами, российские военно-воздушные силы должны были принять на вооружение к 2020 году 150 этих малозаметных истребителей.

«Это наш такой „козырек", который мы всегда сможем разыграть тогда, когда самолеты (sic!) предыдущих поколений будут отставать по своим характеристикам от аналогичных самолетов ведущих стран мира», — отметил Борисов. Если брать это высказывание изолированно, то можно кое-что сказать в пользу этого аргумента.

Несомненно, программа по созданию истребителей стелс является очень дорогим и затратным по времени делом. У России есть значительно количество соперничающих приоритетов в расходовании оборонного бюджета, в том числе множество дорогостоящих и сложных проектов в области стратегических вооружений. Если нет необходимости построить десятки Су-57, то тогда, вероятно, имеет смысл этого не делать — однако это просто трюизм, который можно сказать по любому поводу.

Если оставить в стороне вопрос о том, что Россия может, на самом деле, отложить масштабное производство истребителя пятого поколения в мире, в котором она все больше отстает от потенциальных оппонентов, уже имеющих на вооружении такие самолеты или двигающихся в этом направлении, то следует признать, что комментарии Борисова не были сделаны в вакууме. Наиболее очевидный вывод состоит, судя по всему, в том, что этот истребитель еще не готов к массовому производству из-за давно существующих проблем с двигателями, которые, возможно, не будут решены в течение еще многих лет.

Русские, по-видимому, пришли, наконец, к выводу о том, что двухконтурный газотурбинный двигатель фирмы «Сатурн» АЛ-41Ф просто не обладает достаточной мощностью и поэтому не подходит для Су-57. В декабре 2017 года Су-57 совершил свой первый полет с более мощным двигателем фирмы «Сатурн» — с двигателем «Изделие 30».

По словам представителей «Сатурна», двигатель «Изделие 30» может быть готовым к серийному производству в 2019 году, однако другие источники полагают, что он не сможет пройти требуемые государственные испытания до 2020 года. Кроме того, неудачи в прошлом поставили под сомнение в целом вопрос о контроле качества на этом предприятии.

Могут возникнуть также многочисленные другие нерешенные вопросы, в том числе по поводу конструкции, а в ходе дальнейших испытаний до запуска в ограниченное производство Су-57 могут быть обнаружены новые проблемы.

Вопросы, связанные с разработкой датчиков и других элементов управления, сочетание различных сенсоров, программное обеспечение, структуры с низкой заметностью и интеграционные системы — все эти проблемы были характерны для других программ по созданию самолетов с технологией стелс, включая те, что реализовывались в Соединенных Штатах.

Поэтому для русских большой финансовый смысл состоит в том, чтобы притормозить масштабное производство истребителей Су-57 до того момента, когда не появится уверенность в решении основных вопросов, связанных с его разработкой. В противном случае они легко могут столкнуться с риском возникновения ситуации «параллельных работ» (concurrency), при которой они получат десятки самолетов с ограниченными функциональными возможностями, тогда как их доработка и модернизация, вероятно, будут весьма дорогими. С учетом того, что Россия вряд ли вообще может позволить себе иметь новые истребители, создавая их с крупными недостатками, которые надо будет затем устранять, следует сказать, что подобный вариант не является привлекательным.

В феврале 2017 года сам заместитель министра обороны Борисов признал, что Кремль, скорее всего, начнет выделять необходимое финансирование для более масштабного производства Су-57 лишь в рамках Государственной программы вооружений 2018 — 2025. «Мы никуда не спешим», — сказал Борисов в то время, и прозвучавшая тогда оценка соответствует его недавним заявлениям.

«(Мы) проводим опытную эксплуатацию, закупили ограниченную партию, смотрим, как они ведут себя на практике, выявляем все недостатки, вносим все изменения для того, чтобы когда наступит время, покупать отработанные на практике образцы», — подчеркнул Борисов, слова которого приводит государственное агентство ТАСС.

Тем не менее, остается не до конца понятным, сможет ли новый двухконтурный газотурбинный двигатель обеспечить необходимую мощность и эффективность, поскольку и АЛ-41Ф, и «Изделие 30» являются вариантами двигателя АЛ-31Ф. Российские или любые другие потенциальные покупатели, возможно, в будущем тоже будут требовать дальнейших улучшений.

На сегодняшний день единственным партнером Кремля по этой программе является Индия, которая пока, судя по всему, не очень убеждена в том, что Су-57 двигается в правильном направлении, по крайней мере, если иметь в виду ее собственные требования относительно двигателей для этого истребителя и его характеристик малозаметности. В апреле 2018 года индийцы вышли из этого проекта, лишив его критически важного внешнего источника финансирования и поставив под сомнение возможность увеличения производства самолетов и весь проект в целом.

После этого Россия дала понять, что она по-прежнему заинтересована в привлечении иностранных клиентов и потенциальных внешних партнеров для реализации этой программы. Кремль надеется на то, что низкая цена Су-57 сможет сократить количество продаж других истребителей пятого поколения. Русские утверждают, что Су-57 будет стоить приблизительно 45 миллионов долларов, то есть вдвое меньше цены унифицированного ударного истребителя F-35A.

В июле 2018 года Владимир Гутенев, член Думы, российского Парламента, в интервью газете (так в тексте — прим. перев.) Интерфакс подтвердил, что российские Воздушно-космические силы не нуждаются в большом количестве истребителей Су-57. «Зато у машины прекрасный экспортный потенциал, многие страны захотели бы его приобрести», — добавил он.

Однако подобная оценка представляется оптимистичной, поскольку его цена будет сравнима с ценой уже существующих российских истребителей четвертого поколения. Кроме того, тот факт, что он еще не готов для серийного производства в России, сделает более сложным вопрос о его продаже какому-либо другому покупателю.

Без дополнительного притока наличных денег Кремлю, вероятно, будет сложно удержать эту программу в установленных временных рамках. Это может создать негативный циклический эффект, и в результате цена этого самолета может взлететь вверх из-за незначительного количества заказов. Часто подобную ситуацию называют фискальной «спиралью смерти». В результате может сложиться такая ситуация, при которой Россия не сможет себе позволить сделать Су-57 привлекательным для зарубежных покупателей, в которых она нуждается для продолжения работы над этим проектом.

В самой России уже в течение двух лет подряд значительно сокращается оборонный бюджет, что привело к отказу от реализации проектов по строительству двух подводных лодок, оснащенных ядерными межконтинентальными баллистическими ракетами. Кроме того, в России были также приостановлены работы по таким важным оборонным проектам как создание атомных эсминцев и авианосца.

Если линия по производству Су-57 будет обеспечивать создание лишь небольшого количества этих самолетов в год, то будет сложно или даже в фискальном отношении невозможно быстро увеличить их выпуск в 2020-е годы. Трудовые ресурсы и физическое пространство, необходимые для увеличения их производства, могут в этот момент быть задействованы в работе над другими проектами. В этот период может сократиться и опыт в любом специализированном производстве, необходимом для создания пониженной заметности, и могут потребоваться годы на создание соответствующий цепочки поставок для определенных материалов с длительным сроком изготовления, а также систем обеспечения боевого применения.

Русские уже сталкивались с подобными проблемами при реализации проекта по созданию бомбардировщика Ту-160М2, первый экземпляр которого, судя по всему, представляет собой восстановленный планер, детали которого хранились на складах в течение десятилетий. После того как Кремль объявил об этой программе в 2015 году, дата начала серийного производства этого самолета была перенесена с 2021 года на 2023 год.

Даже если русские и начнут осуществлять более значительные поставки истребителей Су-57 в 2027 году, остается неясным, насколько актуальным будет его конструкция к тому времени, когда он получит все необходимые боевые возможности. По имеющимся данным, Россия уже ведет работы по созданию самолетов шестого поколения, которые могут быть и беспилотными, а также планирует в конце 2018 года начать летные испытания ударного беспилотника «Охотник». Кроме того, в России продолжаются работы по созданию беспилотного аппарата «Скат».

Помимо этого, в 2017 году российские официальные лица, включая заместителя министра обороны Борисова, заявляли о том, что в России ведутся работы по созданию еще, по крайней мере, двух новых истребителей — один из них должен заменить дальний перехватчик МиГ-31, а другой представляет собой палубный истребитель. Пока не ясно, будут ли эти самолеты основаны на действующих образцах четвертого поколения, частью давно существующих планов по разработке вариантов Су-57 или полностью новыми и, возможно, более современными разработками, если вообще все эти планы будут реализованы.

Даже если принять аргументы Борисова за чистую монету, к тому времени, когда Россия, возможно, будет в состоянии принять решение о масштабном производстве Су-57, выбор будет сделан в пользу более современного альтернативного варианта. Кремль может также решить, что его конструкция больше не отвечает требованиям военных, или, по крайней мере, не обладает требуемыми качествами в важных областях. В целом, создается впечатление, что программа по созданию истребителя Су-57 еще окончательно не умерла, однако это может быть всего лишь формальностью. Россия, судя по всему, будет вынуждена отложить работу над этим проектом, пока не будет изготовлено значительное количество двигателей «Изделие 30» и пока не будет предоставлено необходимое количество ресурсов для поддержки программы в целом. Не говоря уже о работе по ликвидации других возможных недостатков в его конструкции.

Истребители Су-57, которые уже имеются в распоряжении русских и еще будут поставлены в соответствии с нынешним заказом, вероятнее всего, продолжат выполнять функцию ценного инструмента в области исследований и разработки. Возможно, они будет представлять собой жизнеспособную «серебряную пулю» (то есть, будут простым решением — прим. перев.), если Кремль в ближайшие годы добавит небольшое их количество к уже существующему флоту. Однако подобный вариант будет сам по себе проблемным, поскольку небольшой флот самолетов, по своей природе, бывает, как правило, весьма дорогостоящим, если учитывать его эксплуатацию и обслуживание. Это особенно верно в том случае, когда речь идет о самых передовых разработках.

К тому времени, когда Кремль будет готов рассмотреть вопрос о дополнительном и крупном заказе истребителей Су-57, вполне может случиться так, что мы уже будем говорить о реализации совершенно другой программы по созданию современного российского перспективного истребителя или беспилотника.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.