Развертывание подразделений территориальной обороны упредит дестабилизацию обстановки и обеспечит эффективное развертывание боевых подразделений ВСУ для отпора агрессии.

Система территориальной обороны, которая фактически начала действовать на Украине в 2014 году, к сожалению, оказалась неэффективной. Помехой этому стал остаточный принцип финансирования, непонятные широкой общественности задачи и система набора кадров, а также большая зависимость от активной позиции областных государственных администраций.

Вооруженные силы Украины приступили к внесению концептуальных изменений в сфере территориальной обороны, которые должны воплотиться в создании Сил территориальной обороны с постановкой четких и реальных задач. Об этом Defense Express рассказал командующий войск территориальной обороны ВСУ Анатолий Баргилевич.

На данный момент мы вообще не рассматриваем те «бумажные» подразделения территориальной обороны, которые были созданы в 2014-2015 годах. По плану мы должны были получить все необходимое, но в реальности этот процесс происходил по остаточному принципу. И фактически это был миф.

Поэтому сейчас наша задача кардинальная: чтобы вокруг системы территориальной обороны были сосредоточены усилия всех составляющих сектора безопасности и обороны. Это вооруженные силы Украины, национальная полиция, национальная гвардия, и тому подобное, а также гражданский сектор, который вообще выпал из этого процесса.

Мы заинтересованы в том, чтобы Верховной радой была законодательно закреплена концепция формирования и действий территориальной обороны. Она должна четко определить, кто какими вопросами занимается, четкую ответственность и определенные результаты на всех этапах.

Мы понимаем, что вопрос функционирования территориальной обороны мало кто сейчас хочет брать на себя. Поэтому ВСУ и готовы этим заниматься с целью укрепления обороны страны.

Уже сформированы бригады территориальной обороны, в которых, по сравнению с прошлыми формированиями, есть кадровые военные. Это ядро, которое берет на себя все организационные вопросы. На практике это позволяет за минимальное время развернуть бригаду, что и было проверено во время учений на Херсонщине в 2020 году.

Мы изучали опыт стран Балтии, Польши, США, особенно национальной гвардии Калифорнии, в которой эта система является сверхмощным механизмом. Там, кроме привлечения национальной гвардии к вопросам обороноспособности внутри страны, отработано привлечение подразделений к ликвидации стихийных бедствий, а также система, когда национальная гвардия является резервом вооруженных сил для действий вне территории страны.

Однако на Украине существуют свои особенности. В настоящий момент мы вообще не рассматриваем участие территориальной обороны в боевых действиях. Она должна будет развернута заблаговременно с целью недопущения дестабилизации в определенных регионах, захвата ключевых объектов и населенных пунктов.

Опыт 2014 года продемонстрировал: там, где мы взяли под контроль города, там у нас был успех. Поэтому мы предусматриваем, что территориальная оборона, исключительно в рамках законодательства и совместно с другими силовыми ведомствами, в случае необходимости должна взять под контроль ключевые объекты. Это предупредит дестабилизацию обстановки и обеспечит эффективное развертывание боевых подразделений ВСУ для отпора агрессии.

Развертывание подразделений территориальной обороны упредит дестабилизацию обстановки и обеспечит эффективное развертывание боевых подразделений ВСУ для отпора агрессии. То есть территориальная оборона должна создать комфортные условия для армии, а дальше действовать исключительно в пределах своих областей.

Мы должны дать желающим приобщиться к территориальной обороне четкое понимание системы управления, комплектования, а также место в этой структуре с понятными и реальными задачами.

У резервиста должен быть контракт, который приписывает его к конкретной бригаде территориальной обороны и не ограничивает его так, как в случае с контрактом в боевых подразделениях Вооруженных сил. Он должен иметь более широкие права. Для того, чтобы желающие, особенно с боевым опытом, могли спокойно принять участие в этом деле.

Мы вообще не можем сказать, что территориальная оборона — это какой-то отдельный род войск. Вернее сказать, что это силы, являющиеся более содержательным и основательным термином.

Что касается финансирования, то для этого необходимо предусмотреть в смете ВСУ расходы по этому направлению. Это позволит получить защищенные бюджетные отчисления для подготовки и оснащения этой компоненты обороноспособности. Кроме того, в ходе административной реформы страны выпал целый блок ответственности местных властей за оборону, который нужно восстановить в виде четких обязанностей и финансирования.

Также никто не исключает определенные субвенции на конкретные мероприятия из государственного бюджета на конкретные проекты. Создание таких четких трех направлений финансирования с распределением целей не является большой проблемой.

Отдельный вопрос — быстрое и качественное управление. Мы не можем рассматривать территориальную оборону за пределами общей системы управления ВСУ и национальной безопасности страны в целом. Поэтому система управления территориальной обороны полностью адаптирована и современна, которая разрабатывается на основе системы «Колокол».

Мы предусматриваем создать командные пункты, как в стационарном исполнении, так и в мобильном. Что обеспечит управление от стратегического до тактического уровня к батальону в каждой области. Это дает возможность не только отдавать команды, но и иметь обратную связь в режиме онлайн. Именно это является нашей перспективой.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.