История. Периоды улучшения, периоды драматические. Мишель Винок (Michel Winock) описывает отношения между Францией и евреями. В этих отношениях господствовала логика интеграции.

Франция и евреи

С 1789 года до наших дней,

Париж, изд. Seuil, 2004.

Автору удается выиграть пари. На четырехстах страницах книги он дает синтетический взгляд на сложную эволюцию отношений между Францией и евреями со времен Великой Французской революции, которая оказала исключительное влияние на еврейский вопрос. До настоящего момента считалось, что этот вопрос восходит к кризису Римской империи и официальному принятию христианства. Книга искусно выстроена, в ней соединяются ритм событий, их последовательность и знаковые эпизоды, в которых реализуется эта двухвековая французская история, которая, быть может, заслуживает краткого сравнения с другими историями. Срез, данный в работе, позволяет сделать акцент на знаковые моменты, которые дают направление эволюции отношений между французской нацией, с ее различными составляющими, социальными, культурными, идеологическими, национальным государством и его изменчивой политикой, с одной стороны, и тем образом, каким евреи понимали свое отношение к французской гражданственности, с другой стороны.

Мишель Винок отдает себе отчет в этой диалектике, сложной из-за тяжелого наследства практик и ментальных репрезентаций. Скрупулезный историк фокусирует внимание на некоторых важнейших моментах, которые он трактует осторожно и соблюдает меру: внимание сосредоточено на вопросе 'освобождения' и затем 'интеграции' евреев (особенно восточных) во французской нации в 1791, затем после 1815 года. Расширение периода интеграции проведено вплоть до декрета Кремье, касавшегося алжирских евреев. Этот декрет привел к отделению еврейских сообществ времен диаспоры от автохтонного населения. Тогда существовали анти-иудейские настроения, в соотнесении с мелкобуржуазным и шовинистским антикапитализмом, которым 'прославились' Прудон (Proudhon), Дрюмон (Drumont), Рошфор (Rochefort) и многие другие, в том числе и 'левые'. В этом же русле лежит 'дело Дрейфуса', обстоятельства которого хорошо известны автору, уже писавшему о нем. Но 'дело Дрейфуса' также знаменует собой переход от традиционного антииудаизма к антисемитизму с расистским уклоном. Но исход в конечном итоге положителен - происходит 'вторая интеграция' в рамках консолидации общества в войне 1914 года.

Затем автор переходит к анализу периода правительства Виши и зачаточным явлениям антисемитизма в тридцатые годы. Исследователь показывает, что режим Петена-Лаваля еще ужесточил гитлеровские требования, введя в практику 'позорные' облавы, помогая в реализации планов нацистов по переходу к 'окончательному решению'. Говоря о сговоре между 'псевдо-правительством Виши' (формулировка Альбера Собуля /Albert Soboul) и гитлеровцами, Винок опускает некоторые мотивировки, недооценивая, на наш взгляд, классовую обусловленность операции по переделу Франции, которую осуществляли вишисты, пришедшие к власти в результате поражения 1940 года. Но в главе 'Сторона справедливости', автор подчеркивает роль растущего сопротивления французского общественного мнения гитлеровско-вишистскому антисемитизму, отмечая акты солидарности со стороны многих христиан всех конфессий, коммунистов и простых граждан. Они противостояли ужасу, отталкиваясь от простой мысли, что во имя собственного достоинства и чести их отечества они должны исполнить долг солидарности с безоружными жертвами.

Период после Второй мировой войны анализируется осторожно: вопрос взаимосвязи между политикой государства Израиль на Ближнем Востоке и порывом солидарности французских евреев с еврейским государством, утверждение 'еврейской идентичности, которое сопровождалось 'битвой памяти', выигранной Францией и евреями у так называемых 'негационистов' (отрицающих преступления нацизма) в 1960-1980 годы, в соотнесении с наступлением крайне правых, - все это стало объектом сбалансированного анализа, иногда заимствованного, но дающего возможность понять, хотя бы частично, 'болезнь' последних лет. Симптомы ее, живо ощущаемые сегодня, несводимы к самому очевидному наследию прошлого, пусть недавнего. Этими вопросами завершается аргументированная, честно проделанная работа, опирающаяся на тщательно подобранную библиографию, и снабженная очень полезным именным указателем.