Афганистан - это государство, потрепанное долгой историей войн и внутренних конфликтов. В книге "Я - неверная" ('I is for Infidel') Кэти Ганнон рассеивает миф о том, что афганцы движутся вперед к демократии и рассказывает о сомнительных внешнеполитических решениях Соединенных Штатов, которые и по сегодняшний день вносят свою лепту в ведущуюся Америкой войну.

Я приехала в пакистанский город Пешавар в марте 1986 года, проработав перед этим пятнадцать лет в канадской газете. Я продала все то немногое, что у меня было, и стала зарубежным корреспондентом, которым хотела быть всю жизнь.

Единственным способом попасть в Афганистан в то время было заручиться поддержкой одной из семи основных моджахедских группировок, чьи главные базы располагались в Пакистане. Одна из них согласилась перевести меня через границу. Моя первая поездка прошла при участии одной из самых радикальных группировок, "Хезб-и-Ислами", возглавлявшейся рыжебородым Маулви Юнусом Халисом (Maulvi Younis Khalis).

Я с большим трудом прошла несколько горных перевалов, тащась за вереницей нагруженных оружием ослов, подгоняемых моджахедами.

Оккупировавшая страну Красная Армия вела одно из своих крупнейших наступлений. Советский президент Михаил Горбачев дал войскам карт-бланш на применение любых жестоких мер - любых мер, необходимых для подавления моджахедского сопротивления.

Кошмарная реальность

Горные склоны были в огне. Это были напалмовые бомбы, бомбардировкам которыми подвергалась граница Афганистана с Пакистаном, бывшая центром сопротивления и перевалочным пунктом для оружия и снаряжения, закупавшегося на средства Соединенных Штатов и других западных стран.

Большую часть пути мы проделали ночью, преодолевая перевал за перевалом, тянущиеся вдоль афганско-пакистанской границы, осторожно двигаясь по вьющимся среди гор узким тропкам.

Мины, осторожно, мины

Недалеко от границы нам пришлось идти через минное поле. Я шла след в след за идущим передо мной моджахедом. Мы продвигались мучительно медленно. Я заметила, что я не осмеливаюсь дышать, я очень боялась.

Вдруг послышался громкий взрыв, было такое впечатление, что он произошел прямо рядом со мной. На меня нахлынул тошнотворный приступ страха - моджахед, шедший за мной, наступил на мину. Он умер мгновенно.

Земля Афганистана напичкана взрывчаткой. Десятки тысяч маленьких ярко раскрашенных мин разбрасывались с российских самолетов, главным образом вдоль южных и восточных границ Афганистана с Пакистаном.

Цинично предполагалось, что мишенями этих мин будут дети, отсюда и яркие раскраски. Они должны были не убивать, а калечить жертв, чтобы сельские жители, укрывавшие и снабжавшие моджахедов пищей, покидали Афганистан в поисках медицинской помощи для своих раненых детей, тем самым лишая моджахедов своей поддержки.

Превосходство в технике

Советские самолеты могли летать на малых высотах. Самым лучшим оружием моджахедов была ракеты с тепловой головкой самонаведения, которые легко можно было обмануть и отвести от цели, выстреливая из хвоста самолета специальные тепловые ракеты-ловушки.

Иногда какому-нибудь моджахеду удавалось сделать удачный выстрел из гранатомета и сбить вертолет. Однако в целом преимущество было за советскими летчиками.

Горные укрытия

Я помню, как пряталась под зарослями деревьев от летящего вертолета. Я знала, что оружие этого вертолета легко могло убить нас. Это было ужасно. Заметят? Улетят без стрельбы? Я слышала свист лопастей. Я пыталась вжаться в ствол дерева.

Опыт советской армии, пытавшейся покорить афганские горы, должен был показать тем, кто верил, что поймать Усаму бен Ладена (Osama bin Laden) будет легко, насколько они были неправы.

Я понимаю, насколько трудно найти кого-нибудь в этих неприступных горах, чьи огромные гранитные внутренности однажды спасли мою жизнь.

Мы ехали ярким солнечным днем, как внезапно послышался звук приближающегося русского бомбардировщика. Я спряталась в одну из многочисленных пещер, глубоко пронизывающих горы.

Русский истребитель летел низко, слишком низко, подумала я. Я до сих пор слышу рев турбин, настолько близко раздавался он от моих ушей. Местечко, где я пряталась, было удобным, и я могла украдкой выглядывать наружу. Летчик летел так низко, что я могла разглядеть его лицо. У него были светлые волосы. И я была поражена круглотой его лица.

Он не видел меня, но когда он бомбил местность неподалеку от меня, земля тряслась так сильно, что мне хотелось выскочить из моего укрытия и попасть в любое другое место, где я не чувствовала бы, что меня могут похоронить заживо. Однако я не могла пошевелиться. Я прижалась к земле и зажмурила глаза до боли в голове. Но летчик не увидел нас, упустил нас, хотя мы были у него под самым носом.

Оружие, изменившее ход войны

В конце 1986 года Соединенные Штаты дали моджахедам оружие, которое должно было помочь им выиграть войну - современные зенитные ракетные комплексы "Стингер", которые можно было наводить прицельно на самолет, и которые нельзя было обмануть тепловыми ловушками. Из-за ракет "Стингер" советские бомбардировщики и вертолеты были вынуждены летать на высоте выше 20000 футов (около 6000 метров - прим. пер.). Это означало, что моджахеды могли перемещаться более свободно, получать больше поставок, устраивать засады с большим успехом и заставлять советские войска нести более тяжелые потери, такие, как многомиллионные истребители и вертолеты.

Как и все другое оружие, поступавшее в Афганистан для моджахедов, большая часть "Стингеров" была предоставлена наиболее радикальным исламским группировкам.

У Вашингтона были поводы для волнений, так как вскоре после того, как моджахеды получили свои первые "Стингеры", они продали несколько ракет Ирану. В то время Вашингтон отрицал этот факт. Однако это было именно так. Мне об этом говорили некоторые из моджахедов, участвовавших в сделке.

Поворотный момент

Два "Стингера" были проданы и переданы иранцам у западных границ Афганистана. Несколько сотен тысяч долларов перешли из рук в руки.

Однако моджахеды с толком использовали те "Стингеры", которые они не продали - то есть большую их часть. Именно "Стингеры" в конечном итоге вынудили Советы сеть сесть за стол переговоров.

Конец одной из войн

Последний советский солдат покинул Афганистан в феврале 1989 года. В конце 1989 года, всего несколькими месяцами после ухода советских войск, пала Берлинская стена, был повержен коммунизм и начал распадаться Советский Союз.

Афганистан стал войной вчерашнего дня. Однако внешний мир сделал самое опасное - заполнил эту небольшую страну большим количеством оружия, в том числе "Стингерами", оставил территорию страны в руках никому не подконтрольных, спорящих между собой групп моджахедов - и после всего этого ушел.

Соединенные Штаты одержали ту победу, в которой они были по-настоящему заинтересованы. Та война, которой она была достигнута, их мало интересовала. Моджахеды были победителями, коммунисты - проигравшими.

Было не важно, что лидеры моджахедов оказались убийцами, подписавшими и нарушившими несколько соглашений. Они обещали покончить со своими территориальными, этническими и религиозными разногласиями, даже посещали Саудовскую Аравию, Мекку - самое святое место для мусульман - чтобы подкрепить свои обещания. Однако они их не сдержали. И никому до этого не было дела.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.