Таинственные гонки с препятствиями вместо танцев: пропагандистская война Кастро против США лишает сна туристов на Кубе.

Наверное, это был неправильный самолет. Видимо, он перенес меня в другое время. Чтобы удостовериться, я тру себе глаза. Сотни людей бегут по улице, по двое и по трое в ряд. Среди ночи. Словно разминка перед войной. Если бы они не выглядели такими усталыми и такими отстраненными, словно в трансе. Асфальта просто почти не видно. Наверное, так выглядит муравьиная куча изнутри.

Люди в коричневой форме, выкрикивая приказы, управляют пассивной толпой. Седовласый генерал в боевой коричневой амуниции объезжает, сидя в коляске мотоцикла, линию ночного фронта. Сонные солдаты вяло салютуют.

Вдруг по моей машине раздается удар. Я вздрагиваю: на лобовом стекле машины - черная рука. 'Боже, куда ты попал?' - спрашиваю я себя. Рука принадлежит полицейскому на мотоцикле, который прижался к окну дверцы, словно собирается забраться ко мне на колени. 'В сторону, в сторону, убирайтесь!' - кричит он.

Ночная антитеррористическая демонстрация

Я с опаской оглядываюсь по сторонам. Кругом автобусы, точнее, вонючие, дребезжащие ветераны дорожного движения, не подвластные времени. Усталые, печальные лица уставились во мрак из окон автобусов. В смятении я, видимо, оказался посреди автобусной колонны и стремглав пытаюсь вырваться на свободу.

Что же здесь, ради всего святого, происходит? Среди ночи, в Гаване. Революция? Военные учения гражданских лиц, на пути от аэропорта в центр? Усталый участник марша объясняет мне: 'Это демонстрация против терроризма!'. 'Какого такого терроризма? На Кубе?' - удивленно спрашиваю я. 'Против американского. Против Буша! В демонстрации примет участие миллион человек!'

Даже Кремль не устраивает ночные массовки

Мой автомобиль все безнадежнее тонет в людских массах. Вблизи от площади Революции, на проспекте Сальвадора Альенде, у меня появляются первые сомнения в моем мировосприятии. 'Не слишком ли я строго сужу людей в Кремле?', - спрашиваю я себя, когда моя машина совсем останавливается в толпе молодежи где-то в полчетвертого утра.

Полчаса спустя, на проспекте Президента: 'Прошу Вас, прошу, дайте мне свернуть, я страшно устал, мне нужно в отель, в 'Прадо'!' Чернокожий в синей униформе виновато пожимает плечами, показывая влево: 'Сожалею, но все перекрыто! Я только солдат!' Вот так. И у Путина в России в демократию только играют. Но Кремль хотя бы не организует массовки с миллионом участников прямо на улицах да еще среди ночи.

Со скоростью черепахи - в рай

Я двигаюсь по кругу. Все снова и снова. Все больше людей, и все меньше надежды добраться до кровати. Начинает казаться, что мир состоит только из автобусов. И спящих голов, виднеющихся в их окнах. Я уже готов последовать их примеру и превратить автомобиль в гостиничный номер.

Но вдруг на лобовом стекле вновь появляется черная рука. Последняя надежда! Я цепляюсь за нее. Несчастный страж порядка должен понять, что он не отделается от меня, если не пропустит и не покажет дорогу в отель. И вот со скоростью черепахи я ползу навстречу вожделенному раю - к гостиничной койке.

Сонный фельдфебель

Но когда из последних сил я доползаю до администратора отеля 'Inglaterra', как умирающий от жажды до оазиса, реально существующий социализм снова наносит мне удар: 'На Ваше имя номер не забронирован', - победоносно гавкает на меня заспанная овчарка в виде администратора - воинственная крашеная блондинка с высокой прической. Тут я уже начинают радоваться, что стойка на ресепшене представляет собой некое безопасное ограждение. Словно собираясь укусить, администраторша злобно рассматривает меня: что за наглость, разбудить ее во время служебного сна!

Я робко протягиваю подтверждение о бронирование номера. 'Меня это не интересует', - зло отвечает она. 'Что же мне делать?'- спрашиваю я, окончательно отбросив мысли о сне. 'Это Ваша проблема', - говорит она и снова опускает голову на руки, изготавливаясь вновь погрузиться в сон.

Наказание за прегрешения в России?

Я начинаю чувствовать раскаяние. Боже мой, как я мог считать гостиничных служащих в России неприветливыми?! Вот оно, справедливое наказание за подобные грехи, настигнувшее меня здесь!

Пытаюсь дозвониться до моего турбюро по мобильному телефону. 'Абонент недоступен', - сообщает мне строгий голос по-испански. Разве не я жаловался порой на плохую связь в России? Вот она, расплата за то, что я упрекаю русских в их все еще советских порядках! Я уже готов молить о прощении.

'Более высокая цена' открывает двери

Но именно опыт, накопленный в Москве, помогает мне. Только когда я, сладко улыбаясь, предлагаю церберу 'более высокую цену', она открывает двери в свой подземный мир. Ни дыра в стене, ведущая в шахту лифта, ни плесень на стенах комнаты не могут омрачить мое счастье, когда я падаю на промятый матрас на полу.

'Спонтанный' митинг против американской бегущей ленты

Когда меня на следующее утро, вернее уже после полудня, наконец-то (через полчаса ожидания в очереди), осчастливливают допуском к интернету, я узнаю, наконец-то всю правду. То, что мне показалось ночью хорошо инсценированной демонстрацией, на самом деле, было 'спонтанными протестами масс'. Повод: бегущая электронная лента на пятом этаже представительства США. На ней даже с большого расстояния можно прочесть новости со всего мира и цитаты правозащитников. И, как я узнаю, с их помощью американские дипломаты терроризируют своей пропагандой миролюбивый кубинский народ.

Пара предложений на американской ленте так разозлили миллион кубинцев, что они добровольно пожертвовали своим ночным сном, чтобы выразить свой протест террористам в Белом Доме и 'тараканам' (имеются в виду американские дипломаты). В этом меня просвещает некоторое время спустя авторадио, причем не по моей воле. Просто ни одна станция не передает музыку, зато на всех - новости о демонстрации. Чтобы защитить кубинский народ от созерцания американского терроризма, трудящиеся, как сообщается в новостях, соорудили высокую стену перед представительством США.

Москва, рай поднебесный

Пропаганда вместо сальзы, гонки с препятствиями вместо танцев: желанного отдыха на Кубе я так и не нашел. Полезным короткий отдых в реально существующем социализме оказался совсем иным образом: Москва мне вдруг показалась почти что раем.

____________________________________________________________

Руководитель Московского бюро журнала 'ФОКУС' Борис Райтшустер отвечает на вопросы читателей ИноСМИ.Ru

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.