Глобализация, американизация и европеизация - I

Запоздалое вступление Соединенных Штатов в Первую мировую войну перевесило чашу весов в пользу союзников и против монархий континентальной Европы. Америка стала единственной державой, усилившейся после этого в высшей степени разрушительного конфликта.

Обладая высокопродуктивной промышленной экономикой, Соединенные Штаты смогли заполнить экономический и политический вакуум, возникший в связи с потерей Великобританией ее влияния.

В то время некоторые выдающиеся американцы хотели, чтобы их страна сделала это - ради восстановления существовавшей до 1914 года либерально-капиталистической торговой системы и возобновления, таким образом, процесса глобализации.

Послевоенная Европа

В достижении этой цели им мешало наблюдавшееся в начале 1920-х годов у рядовых избирателей, особенно на Среднем Западе, стремление к политической изоляции. Эти избиратели требовали от вашингтонских политиков ухода страны с мировой сцены.

Вместо оказания европейцам помощи в восстановлении их разрушенных социально-экономических и политических систем они оставили их "вариться в собственном соку" и настаивали на выплате предоставленных во время войны займов.

Однако отказ от помощи Европе ставил под угрозу не только стабильность мировой экономики, но и политические системы европейских стран, так как избиратели становились все более радикально настроенными из-за той отчаянной экономической и финансовой ситуации, в которой они оказались.

Восстановление

Некоторые дальновидные американские политики и бизнесмены выступали за восстановление отношений Вашингтона с Европой, особенно после того, как послевоенный кризис привел в 1923 году к краху экономики Германии и парламентско-демократической системы этой страны.

Большая часть американского населения все еще не спешила заявлять о готовности оказать помощь Европе в ее восстановлении. Соответственно, Соединенные Штаты могли придти на эту сцену только негласно. Начиная с 1924 года банкиры с Уолл-стрит помогали европейцам в решении их задач по восстановлению, что, в свою очередь, подталкивало к выходу на сцену американских промышленников и инвесторов.

Рост экономики

Так как американская экономика в середине 1920-х годов переживала этап бурного развития, финансовые учреждения и частные лица, некоторые из которых были перекупщиками, выкупали долговые обязательства и облигации европейских компаний и муниципальных образований, которые отчаянно нуждались в модернизации своих производственных мощностей и элементов местной инфраструктуры. Некоторые американские корпорации, такие как Ford и General Motors, либо строили свои собственные предприятия на континенте, либо выкупали европейские предприятия.

Стремительное развитие американской промышленности основывалось на внедрении идей тейлоризма и фордизма. В то время как Фредерик Тейлор (Frederick Taylor) и его концепция "научного управления" сосредотачивались главным образом на рационализации производства, фордизм обращал внимание не только на сборочные конвейеры и организацию труда, но и на передачу некоторой части прибыли рядовому покупателю.

Другими словами, взгляды Генри Форда (Henry Ford) на массовое производство и массовое потребление были двумя сторонами одной и той же медали. Соответственно, в Соединенных Штатах в 1920-х годах были занижены цены на автомобили и другие товары длительного потребления, благодаря чему до наступления в 1930-х годах периода Великой депрессии в США наблюдался период относительного - хотя и социально неоднородного - процветания.

Начало американизации

Тем временем в Европе, страдающей от непрекращающихся проблем в экономике, вызванных разрушительными последствиями Первой мировой войны, эпоха массового потребления находилась на своей самой ранней стадии, особенно в сфере развлечений и досуга.

Кроме того, европейский бизнес не перенимал американские методы массового производства и принципы управления. Как и до 1914 года, имели место скептицизм и определенное сопротивление. Однако внедрение в некоторых отраслях производства американских методов и технологий позволяет говорить о частичной американизации.

Музыка, танцы и кино

То же самое можно сказать и об импорте американской массовой культуры. Голливуд прибыл в Европу и, обладая значительными средствами, быстро потеснил европейские киностудии. Образы и истории со счастливым концом, демонстрируемые калифорнийской "фабрикой грез" на европейских киноэкранах, оказывали влияние на настроения миллионов европейцев, которые ходили в кино минимум один раз в неделю и представляли после этого лучшую жизнь, увиденную только что в кинотеатре и ассоциирующуюся с Соединенными Штатами.

Вместе с кинозвездами в Европу пришли американские джаз-музыканты, танцоры и танцы, такие, как, например, чарльстон. Часть европейской молодежи была очарована приходящими из Америки культурными явлениями.

С другой стороны, более старшее поколение образованных европейцев из среднего класса отталкивало эти продукты американской массовой культуры. По меркам якобы более утонченной европейской высокой культуры, Голливуд и джаз часто высмеивались как примитивные и вульгарные явления, что способствовало широкому неприятию американской культуры.

Крах рынка ценных бумаг

Крах американского рынка ценных бумаг в 1929 году и последовавшая за этим мировая депрессия свели на нет усилия по восстановлению мировой экономики, предпринимавшиеся в этот раз американцами. Соединенные Штаты и Европа скатились назад к экономическому протекционизму и неотъемлемому от него политическому национализму. Что хуже, большое количество немцев восстало против сложившегося после войны порядка.

В результате этого в январе 1933 года к власти пришли нацисты - движение, стремившееся создать авторитарную экономику и расистский "новый немецкий порядок", в котором "неарийцы" были бы либо опущены до положения рабов, либо вообще лишены права на жизнь и умерщвлены.

Вторая мировая война

Если бы Гитлеру удалось победить Советский Союз в 1941 году - как он самонадеянно ожидал - то мы были бы свидетелями попытки германизировать Евразию, Африку и Латинскую Америку. Но даже перед лицом такой угрозы европейские противники Германии снова оказались слишком слабы для того, чтобы остановить агрессора.

Только вступление Соединенных Штатов во Вторую мировую войну, тайно в 1940 году и официально в декабре 1941 года, после нападения японцев на Перл-Харбор, обеспечило - в отличие от ситуации 1917 года - победу союзников над осью, состоявшей из Германии, Италии и Японии.

Когда этот мировой конфликт завершился в 1945 году, экономическая, политическая и интеллектуальная элиты Соединенных штатов приняли два фундаментальных решения о послевоенном порядке. Они хотели восстановить, во второй раз, либерально-капиталистическую многостороннюю мировую торговую систему, поддерживаемую парламентскими демократическими политическими системами.

Американский век

Самый важный урок, извлеченный в период, прошедший между этими двумя войнами, заключался в том, что США должны не отходить назад, а наоборот, использовать свое превосходящее экономическое и политическое могущество для формирования послевоенного устройства мира.

Эта задача, возможно, наилучшим образом сформулирована в известной статье Генри Люса (Henry Luce) "Американский век", опубликованной в январе 1942 года в журнале "Life". В данной статье газетный магнат уверенно утверждал, что если Соединенные Штаты не смогли в первой половине 20-го века преобразовать мир в соответствии со своими политическими и экономическими идеалами, то они обязательно должны сделать это во второй половине 20-го века.

Холодная война

Самой главной проблемой при создании этого нового порядка была та роль, которую могла сыграть в этом процесс сталинская Россия. В 1945 году некоторые американцы верили, что может быть создана такая глобальная система, которая не только завершит процесс деколонизации и интеграции "третьего мира", но и каким-то образом включит в себя Советский Союз.

К 1946 году стало ясно, что включить в эту систему Сталина невозможно. Вместо этого мир оказался разделен "холодной войной" по линии "железного занавеса" до 1989 года. Запад сосредоточил свои усилия по послевоенному восстановлению на Западной Европе.

Вашингтон использовал свой значительный вес - и экономический и военный - чтобы подталкивать и зачастую принуждать Западную Европу не только к более тесному сотрудничеству, но и к принятию его идей и его образа действий в сфере организации современной индустриальной экономики, ориентированной на массовое производство и массовое потребление.

План Маршалла

Программа восстановления, о которой в июне 1947 года объявил государственный секретарь США Джордж Маршалл (George C. Marshall), предусматривала не только предоставление Западной Европе материальной помощи для более качественного восстановления континента после войны, которое велось в соперничестве с усилиями Сталина, предпринимавшимися по другую сторону "железного занавеса" с целью советизации экономик и обществ Восточной Европы.

План Маршалла имел также и психологическое значение, так как он давал европейцам надежду на лучшее будущее. Кроме того, он подталкивал американский частный бизнес к инвестиции средств - и к оказанию, таким образом, помощи Европе в ее модернизации.

Институционные изменения

На этот раз Соединенные Штаты, будучи экономическим и военным лидером Запада, не отошли от международных дел, как это было в 1918-19 годах, но наоборот, попытались сформировать послевоенный мир, подталкивая государства Западной Европы к более тесной экономической интеграции.

Одним из наиболее важных игроков на европейской сцене был Жан Монне (Jean Monnet), истинный автор плана Шумана (Schuman), на основе которого в 1950-51 годах было создано Европейское объединение угля и стали. Данное Объединение стало важным шагом на пути к Римскому договору 1957 года, ознаменовавшему следующий этап европейской интеграции.

На протяжении всего этого времени Америка оказывала давление на традиционные структуры европейского капитализма в общем, и на европейские картели в частности, так как они не стремились к рыночной конкуренции. Давление также преследовало цель изменения менталитета предпринимателей и преодоления нежелания европейцев осуществлять структурные и институционные изменения.

Преобразования

Все эти изменения произошли не за одну ночь. Соединенные Штаты не были подобны паровому катку, который въехал в Западную Европу и выровнял на своем пути все существовавшие до него реалии. Вашингтон понимал, что подобные культурные изменения - и это были именно культурные изменения - занимают длительное время.

Одной из главных фигур с американской стороны был Пол Хоффман (Paul Hoffman), бывший президент компании Studebaker, который, будучи администратором плана Маршалла, организовывал поездки европейских менеджеров, представителей профсоюзов, политиков и государственных служащих в США для изучения производства, трудовых отношений и сферы потребления.

Культурные изменения

В 1950 году, когда он стал президентом Фонда Форда (Ford Foundation), в то время крупнейшей филантропической организации в мире, он продолжил проводить политику обменов и диалога, финансируя европейские и международные программы, занимаясь распространением американского "мягкого влияния" (как выразился Джозеф Най (Joseph Nye)) по всему миру.

Таким образом, структурные изменения сопровождались процессом неуклонного ослабления антиамериканских настроений.

В тех условиях, в которых происходила эта смена поколений, неудивительно, что многие из руководителей старшего поколения, особенно из тяжелой промышленности Европы, оказывали большее сопротивление американским идеям, чем более молодое поколение. Все больше и больше молодых управленцев узнавали Соединенные Штаты в ходе личных поездок или даже во время обучения в одном из университетов или одной из бизнес-школ страны.

___________________________________________________________

В поисках таинственной европейской души ("The Financial Times", Великобритания)

Создавать Европу, значит раскрыться навстречу миру ("Le Monde", Франция)

Повзрослели? Тогда дружите с Америкой ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.