Когда 5 марта 1953 года трудящиеся Советской Латвии узнали, что остановилось сердце Великого Вождя и Учителя, они, разумеется, загоревали. А как могло быть иначе? Тех, кто не смог бы выдавить из себя по меньшей мере притворную слезу, казалось бы, надежно увезли убирать снег за Полярный круг. Потом прошло три года, и те же рабочие, колхозники и трудящаяся интеллигенция ЛССР единодушно поддержали решения XX съезда КПСС по борьбе с культом личности.

Такие правила игры тогда были - колебаться с линией партии. Но возникает другой вопрос: что побуждало интеллектуальную элиту довоенной Латвии преклоняться перед Сталиным?

То, что это было именно так, доказывает Латышский толковый словарь - главная энциклопедия Первой республики. Всего до 1940 года вышел 21 том, а СССР и Сталин угодили, сообразно алфавиту (до войны Советский Союз официально сокращался как SPRS), в 20-й. Главным редактором словаря был Арведс Швабе (1888-1959), литератор, правовед и историк - автор множества трудов по истории ЛР, в том числе и учебников.

Прежде всего обратим внимание на статью об СССР образца 1939 года. Судя по всему, она вышла при полном взаимопонимании с советским посольством - по крайней мере, объем исключительно позитивных фотографий говорит о старании издателей. Советский Союз на них предстает динамичным индустриализированным государством с процветающим сельским хозяйством и могучей армией. Отдельно - на вклейке из плотной мелованной бумаги - вожди: Сталин, Молотов, Ворошилов, Калинин.

Ни одна иная страна мира не удосужилась представить в словаре сразу своего президента, премьера, спикера и министра обороны. Может быть, потому что те слишком часто менялись? И ни одной стране не дали отдельную статью о ее архитектуре - даже с изображением макета так и не построенного на месте взорванного храма Христа Спасителя небоскреба Дома Советов.

Так или иначе, Иосифу Виссарионовичу по сравнению с современниками весьма повезло - его личная статья в энциклопедии времен Улманиса длиннее, чем биография Ленина. Не говоря уже о Гитлере, которому посвящены лишь 10 строчек. Начал 'государственный муж СССР' с того, что, 'исключенный из семинарии из-за марксистской пропаганды, после этого стал революционером в Тбилиси, Батуми, Баку, где организовывал стачки и демонстрации'.

Далее перечисляются все ссылки и побеги Сталина, все партийные съезды РСДРП, где он участвовал (ой как скоро придется все это зубрить латышским студентам!), а также то, что он являлся основателем газеты 'Правда' и организатором выборов от большевиков в Госдуму. В общем, все вроде бы объективно, но в то же время по 'Краткому курсу' истории ВКП(б), написанному, как ныне считается, самим Иосифом Виссарионовичем.

Однако далее идет уже оценочная часть: 'ближайший соратник Ленина', 'оборона против контрреволюционеров и иностранной интервенции'. Вот что еще латышам должно понравиться: 'Как народный комиссар по вопросам нацменьшинств защищал право на культурное самоопределение народов СССР'. 'После смерти Ленина в 1924 году стал вождем народов СССР, защищал чистый ленинизм и абсолютное единство Коммунистической партии. Поэтому Сталин начал борьбу с Троцким и так называемой ленинградской оппозицией (Зиновьевым и Каменевым), которых исключили из партии'.

Вообще-то к моменту выхода в Риге 20-го тома словаря Зиновьева и Каменева не только из партии исключили, но и расстреляли. Так же, как Рудзутака, Алксниса, Лациса и прочих красных латышских стрелков, тогда - советскую VIP-элиту. В энциклопедии же Сталин 'выступает против правых оппортунистов (Бухарина, Рыкова и Томского), добившись их снятия с занимаемых должностей'. Гуманно!

Последняя фраза в статье довольно-таки двусмысленна: 'Хотя Сталин до сих пор занимает только пост генерального секретаря компартии, все же в действительности он определяет всю политику и судьбы СССР'. Ну да, не место красит человека - но, с другой стороны, как бы и у легитимности товарища Сталина поставлен небольшой вопросительный знак.

В общем, редколлегии словаря образца 1939 года нужно было еще поработать над собой, хотя они были на правильном пути. Однако господин Швабе отчего-то не пожелал узреть воочию сталинский СССР и бежал на Запад. В Латвии же остался миллион его соплеменников, в одурачивании которых он принял посильное участие. Ведь не будь таких услужливых коллаборационистов - даты рождения и смерти Сталина не носили бы для народов Латвии такого судьбоносного характера, как оно вышло.

...И еще один уже совсем смехотворный нюанс. Статья о Сталине в Толковом словаре 'свободной Латвии' вышла более комплиментарной, чем в Малой энциклопедии ЛССР (конец 60-х) и Латвийской советской энциклопедии (начало 80-х). Хоть те издавались и в 'оккупационное' время, но про нарушения законности и культ личности там все же написали.

_______________________________________________

Массовый убийца ("Time", США)