Пьянство в России - частое явление. Его даже считают национальной особенностью, чем-то вроде фирменного знака: какой русский не пьет? Необходимо отметить: несмотря на то, что другие европейские народы тоже не чураются алкоголя, колоритный образ 'русского пьяницы' существует на протяжении столетий.

Полемика вокруг утверждения, согласно которому русским присуща неудержимая страсть к алкоголю, обычно основывается на двух источниках данных: с одной стороны, статистика потребления спиртных напитков, а с другой - рассказы очевидцев-современников и путешественников-иностранцев, которые не обязательно совпадают с тем, что говорит статистика. В то время как последняя демонстрирует достаточно низкий уровень ежегодного потребления алкоголя на душу населения, в рассказах путешественников мы находим описания массового пьянства.

Второй тип источников информации обычно обращается к таким понятиям, как особенности национального сознания и формы его проявления. Каждый народ ассоциируется с теми или иными особенностями и добродетелями. Самоидентификация требует сильных и явных признаков отличия одного народа от других. И в этом смысле слабость к алкоголю может рассматриваться как отличительная черта народного характера. Литературные произведения говорят нам, что алкоголь является искушением для всех европейских народов. Однако каждый пытается обелить себя и при этом строго судит других. Ж.-Л. Фландрен (J.-L. Flandrin) в статье 'Напитки и манера питья в Европе 16-18 вв.' утверждает: в те времена бытовало мнение, что больше всех пьют северные народы.

Немцы, поляки, русские, даже англичане считались пьяницами. Зато итальянцы, до некоторой степени французы и особенно испанцы славились своим трезвым образом жизни. Все французские путешественники, побывавшие в 17 веке в Испании были поражены трезвостью этого народа. В Германии же, напротив, французских путешественников неприятно удивило количество встреченных ими пьяниц. Что же касается англичан, то никто из французских путешественников не заметил за ними особого пристрастия к алкоголю, но многие отмечали, что они проводят много времени в тавернах.

'Не пьешь, значит, меня не уважаешь'

Если судить по описаниям путешественников-иностранцев, среди всех европейских народов больше всего склонны потреблять алкоголь именно русские. По мнению чужеземцев, пьянство испокон веков было характерной особенностью этого народа. Еще в 17 веке Петр Петрей де-Эрлезунда (Petr Petrej de Erlezunda), посланник шведского короля, писал: ' . . . тому, кто не пьет без удержи, не место среди русских. Поэтому-то они и говоря о тех, кто не ест и не пьет на празднестве: ты не пьешь, ты не ешь, значит, ты не хочешь оказать мне честь'. И русские сильно не довольны теми, кто пьет менее, чем им бы хотелось. Зато если человек пьет столько, сколько ему наливают, они принимают его радушно и относятся, как к лучшему другу'. По мнению цивилизованного и образованного европейца алкоголь для некоторых был единственным развлечением, вернее средством расслабиться, 'ибо низшим слоям населения этой страны чужда животворная и побуждающая движущая сила, коей является самолюбие, они не желают возвыситься и разбогатеть, дабы множить свои удовольствия, их жизнь как нигде однообразна, . . . потребности - скудные, привычки - закоснелые'.

В 1839 году Астольф де Кюстин (Astolphe de Custine) писал: 'Самое большое удовольствие этому народу доставляет пьянство, иначе говоря - забвение. Бедные люди! Им нужно мечтать, чтобы познать счастье'.

Итак, иностранцы с незапамятных времен считали, что тяга к спиртному заложена в характере русских людей, и их единственным удовольствием является алкоголь.

'Счастье на дне стакана'

На самом деле идея, что русские чрезмерно любят водку, была принята ими, и укоренилась в самосознании этого народа. Пьянство в России считалось одновременно и грехом, и особенной формой добродетели, проистекающей из философских и эстетических особенностей русского характера, о которых к середине 19 века были общепризнанными: широта души, доброта и неизбывная тоска по идеалу. Федор Достоевский писал: 'В России пьяные люди у нас самые добрые. Самые добрые люди у нас и самые пьяные'.

Объяснение причин потребления алкоголя в обществе может быть намного глубже, чем просто тяга к 'забвению и потребность в мечтах'. Как культурное и социальное явление потребление алкоголя может рассматриваться и оцениваться по-разному в зависимости от традиций общества. Поэтому не вызывает удивления, что в России пословицы, осуждающие пьянство (Много пить - добру не быть. Со хмелиной спознаться - с честью расстаться. Не упиваясь вином, будешь покрепче умом. И т.д.) соседствуют с теми, где пьянство является синонимом удовольствия и самой жизни. Многие русские поговорки гласят, что, если пьешь до дна, тебе обеспечены процветание и долгая жизнь. 'Пей до дна - жизнь будет счастья полна'. 'Выпьем полную чашу за долгую жизнь' и т.д.

По русской традиции стакан нужно выпивать до дна. Во время застолий хозяин обычно подносил гостю стакан водки, чтобы дом был полной чашей, иначе говоря, чтобы в нем не переводились деньги. Можно отметить лексическую связь между полнотой стакана и, в символическом смысле, дома. Отсюда русское выражение: дом- полная чаша. Каждый из гостей, выпив стакан до дна, должен был прокатить свой стакан по столу, чтобы там не осталось 'зла' (остатки алкоголя считались 'злом', признаком 'враждебности'). Принято было все доедать и допивать, иначе гости оставляли 'зло' хозяевам.

Обычай пить 'за здоровье' также играет важную роль в российской культуре застолья (впрочем, не только русской). Корни этого обычая, скорее всего, нужно искать в мифологии. Возможно, ритуал пить 'за здоровье :' происходит от тоста в честь божества. Здесь нужно отметить, что пьют всегда за здоровье кого-либо другого, и никогда за свое. В принципе, желание разделять с другими алкогольные напитки, объясняется теми же причинами, по которым люди предлагали гостям разделить с ними еду. В основе этих традиций лежит идея, что пищу и питье дают боги, а, значит, они принадлежат всем. В этом контексте описание Петреем де-Эрлезунда русского пиршества вполне укладывается в рамки национальной традиции потребления алкоголя.

Документальные свидетельства конца 19 века показывают, что традиция чрезмерных возлияний во время праздников не утратила своего значения. Если с христианской точки зрения праздник предполагал поход в церковь и молитвы, то идеальное празднество для народа заключалось в радостном неистовстве и изобилии еды и питья.

'Пить в каждом кабаке десять дней кряду'

Русские традиции, как правило, облекают потребление алкоголя в героические одежды. В былинах доблесть героя измерялась его способностью перепивать других, вливая в себя впечатляющие количества алкоголя. Был также сказочный герой, который в награду за совершенный подвиг не пожелал полцарства. 'Деньги мне нужны, но прикажи, чтобы я мог в каждом кабаке пить десять дней кряду'.

Поэтому не вызывает удивления, что в 19 веке среди крестьян способность много пить считалась в некотором роде достоинством, особенно для юношей. Крестьяне не осуждали пьянство: 'Пьяного мужика бранят только члены его семьи, и то исключительно, если он тратит на спиртное свои деньги и пьет вместо работы. Зато на мужа, напившегося за чужой счет в свободное время, жена смотрит с умилением'. Таким образом, всякий крестьянин, который часто закладывал за воротник, считался 'счастливым и зажиточным, потому что пить можно было лишь при наличии денег в кармане'. Крестьяне, желающие показать свой достаток, всегда держали в доме водку и часто приглашали к себе соседей. Иначе говоря, возможность пить ассоциировалась с благосостоянием.

Способность много пить, чтобы доказать свою силу и физическую выносливость, приглашать друзей пропустить по стаканчику, чтобы показать свою гостеприимность, пить до дна, чтобы 'не упустить счастье' и т.д. и т.п. На самом деле речь идет о многовековых традициях, которые русские соблюдают и в наши дни, хотя многие, возможно и не догадываются об их истоках. Самой устойчивой традицией остается потребление спиртных напитков во время праздников. На протяжении веков алкоголь был и является необходимой принадлежностью русского праздничного стола.

Пьют ли русские сегодня больше или меньше? Ответ на этот вопрос интересует в первую очередь статистиков, медиков и борцов за здоровый образ жизни. А ответ на вопрос, почему они пьют, можно найти в традициях, которые, живы и поныне, пусть и в несколько измененном виде.

Можно очень долго рассуждать о традициях и причинах потребления алкоголя. Когда обращаешься к такой теме, как потребление спиртных напитков, необходимо учитывать тот факт, что способы потребления алкоголя могут не меняться на протяжении долгого времени, даже когда население в силу природных или экономических причин начинает отдавать предпочтение другому напитку, как это случилось в России с появлением там водки. Проблема потребления спиртных напитков очень сложна, и одной единственной причиной ее не объяснить. Отношение к алкоголю определяют не только традиции. Потребление алкоголя, являющееся безусловной частью культуры определенной эпохи, может восприниматься - в зависимости от превалирующего в обществе мнения - или как анти-культурное явление, или как допустимый социальный феномен.

Полина Травер - преподаватель университета Париж IV-Сорбонна

________________________________

Водка и уединение. Добро пожаловать в российскую деревню ("The Washington Post", США)

Россия: напитки-убийцы - одеколон и очистители ("The Guardian", Великобритания)

Что же касается рецептов от похмелья, то имя им легион ("New Yorker", США)

Жизнь в запое ("Wprost", Польша)