Фото

Логотип APThe Associated Press, США

Надежда для ЛГБТ-сообщества консервативной Южной Кореи

34120

The Associated Press взяли интервью у девяти представителей ЛГБТ-сообщества Южной Кореи – от молодого гея, бежавшего из Северной Кореи, до женщины-трансгендера, работающей преподавателем. Все они верят в то, что в их жизни грядут перемены, и с радостью поделились своими историями. Мысль рассказать о себе миру показалась бы им безумной не так уж много лет назад.

ЛГБТ в Южной Корее: Куция ДиамантЕт Хи Пак, женщина-трансгендер из СеулаЛГБТ в Сеуле: Ким МюнЛГБТ в Сеуле: Пак Ё Ун ЧэЛГБТ в Сеуле: Хизи ЯнЛГБТ в Сеуле: Хан Чхэ ЁнЛГБТ в Южной Корее: Со Ын ЧунЛГБТ в Южной Корее: Куция ДиамантЛГБТ в Южной Корее: Хан Ка РамЛГБТ в Южной Корее: Ёу Хан Сор
ЛГБТ в Южной Корее: Куция Диамант
© AP Photo, Julie Yoon
Ет Хи Пак, женщина-трансгендер из Сеула
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Сеуле: Ким Мюн
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Сеуле: Пак Ё Ун Чэ
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Сеуле: Хизи Ян
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Сеуле: Хан Чхэ Ён
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Южной Корее: Со Ын Чун
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Южной Корее: Куция Диамант
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Южной Корее: Хан Ка Рам
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Южной Корее: Ёу Хан Сор
© AP Photo, Julie Yoon
Как только Верховный суд США узаконил международные браки по всей стране, у здания городской администрации Сеула собрались десятки тысяч человек, чтобы выразить поддержку.

«Если бы мне нужно было вступать в брак, я бы хотела жить с тем, кого я действительно люблю, – говорит 43-летняя Хан Чхэ Ён (Han Chae-yoon), организатор Корейского фестиваля квир-культуры (Korea Queer Culture Festival) и активист борьбы за права лесбиянок. – А таким человеком всегда была женщина. Я не могла поверить, что этот день наступит».

Но в Южной Корее этот день придется ждать существенно дольше. Опрос, проведенный исследовательским центром Pew в 2013 году, показал, что только 39% южнокорейцев считают, что гомосексуальность должна быть принята в обществе. Это число намного меньше, чем в большинстве других развитых стран. А опрос, проведенный Pew всего шестью годами раньше, говорил о том, что лишь 18% жителей Южной Кореи терпимо относятся к гомосексуализму.

Парад, проведенный в июне лесбиянками, геями, бисексуалами, трансгендерами и их сторонниками, стал шоком для многих жителей по-прежнему консервативной страны. Гомосексуальность в Южной Корее не запрещена, однако однополые браки не признаются законом. Первая попытка добиться законного статуса для однополых браков была сделана в окружном суде в июле, это дело все еще открыто.

Считается, что движение за права геев в Южной Корее началось в 1994 году, намного позже, чем во многих других развитых странах. Была уже середина 1990-х, когда Хан узнала о столкновениях у бара «Стоунвелл» в Нью-Йорке в 1969 году – ключевом моменте в истории движения, когда насилие полиции по отношению к геям стало толчком к его развитию.

The Associated Press взяли интервью и сфотографировали девять представителей ЛГБТ-сообщества Южной Кореи – от молодого гея, бежавшего из Северной Кореи, до женщины-трансгендера, работающей преподавателем. Все они верят в то, что в их жизни близятся перемены, и с радостью поделились своими историями. Не так уж много лет назад они вряд ли бы в это поверили. Представляем несколько историй, рассказанных фотографу AP Джули Ёон.
Ет Хи Пак, 28 лет

Ет Хи Пак (Edhi Park) считает себя женщиной-трансгендером. Весь свой подростковый период она старалась смириться со своим телом и с тем, как она себя в нем ощущает. Некоторое утешение для себя она нашла в телевизионном шоу 2007 года «Первый магазин кофейного принца» (The 1st Shop of Coffee Prince), главный герой в котором – женщина, переодевающаяся мужчиной. «[Шоу] подарило мне надежду – я подумала, что могу выглядеть примерно как она и слиться с толпой», – говорит Пак. Она смотрела шоу, пока служила в армии.

Сейчас Пак 28, она работает в DDing Dong, южнокорейском центре поддержки ЛГБТ-молодежи. Пак пытается найти общий язык с ЛГБТ-подростками и помогает им найти безопасное место, в котором сама так отчаянно нуждалась, пока взрослела.

На фото: Ет Хи Пак в кафе, где снимали шоу «Первый магазин кофейного принца».
Ким Мюн, 23 года

23-летний Ким Мюн (Kim Myung) часто играет на флейте-окарине – это помогает ему справиться с чувствами, которые владеют им после побега из Северной Кореи в Южную в 2006 году. После опасного трехлетнего бегства он снова увиделся с матерью, но в Южной Корее ей приходилось много работать, поэтому Ким Мюн часто оставался однин дома. Свою первую любовь Ким встретил в 2006 году, когда впервые побывал в общественной корейской бане. «Тогда я не знал слова «гей» или его значения. Я просто хотел быть ему другом и чувствовать тепло, которого не могла дать мама», – рассказывает Ким. Отношения завершились в 2008 году, и Ким впервые задал себе вопрос: «Я любил его?»
Пак Ё Ун Чэ, 43 года

Паку Ё Ун Чэ (Park Young-jae) было чуть больше 20 лет, когда он смутно почувствовал влечение к мужчинам. Пак – глухонемой, поэтому он не знал, как разобраться в своих чувствах и где искать ответы на вопросы. Лишь получив доступ в Интернет, он узнал об обширном ЛГБТ-сообществе Южной Кореи и понял, что является его частью. Он рассказал, как 10 лет назад прыгал от радости, когда впервые увидел трансляцию ежегодного сеульского гей-парада по телевидению. С тех пор Пак регулярно в нем участвует.
Хизи Ян, 25 лет

Хизи Ян (Heezy Yang) совершил каминг-аут в 2013 году, до этого он скрывал свою сексуальную ориентацию, так как «это был нормальный способ, чтобы жить в (Южной) Корее». Он осознал свою любовь к искусству после того, как его исключили из бизнес-школы три года назад. «До этого мою жизнь определяли другие, я не видел радости и мотивации в том, чтобы ходить в школу и вообще учиться», – говорит он. Сейчас Ян совмещает несколько занятий: он автор графических романов, ЛГБТ-активист и преподаватель корейского языка. «Неважно, насколько эта страна консервативна. Если попытаться, всегда можно найти способ жить и завести друзей, – говорит Ян. – В моем случае точно стоило попробовать».
Хан Чхэ Ён

Хан Чхэ Ён помогала в организации Корейского фестиваля квир-культуры, куда входит и гей-парад, с момента его запуска в 2000 году. Она говорит, что не задумывалась о своей сексуальной ориентации, пока ей не исполнилось около 25 лет, то есть до возраста, когда в обществе принято вступать в брак. «Если бы мне нужно было вступать в брак, я бы хотела жить с тем, кого я действительно люблю, а таким человеком всегда была женщина», – говорит она.
Со Ын Чун, 18 лет

18-летний Со Ын Чун (Seo Eun-jun) признался своим близким друзьям в том, что он гей, три года назад, во время учебы в средней школе. Однако в старших классах он решил сказать, что бисексуален. Он учился в классе только для мальчиков и надеялся, что такое признание смягчит враждебное отношение. После того, как он совершил каминг-аут в социальных медиа, новости быстро распространились. Со говорит, что родители были огорчены, но поддержали его. В школе, рассказывает он, «некоторые отпускали грубые комментарии за моей спиной, но друзья защищали меня от издевательств». Когда Со прочитал статью о самоубийстве молодого гея из Южной Кореи, он решил вернуться в социальные сети и сделать видеоблог, посвященный советам тем, кто боится совершить каминг-аут. «Я хотел ободрить молодых людей из ЛГБТ-сообщества, поделиться с ними моей историей и отправить им письмо поддержки».

Куция Диамант, 25 лет

Куция Диамант (Kuciia Diamant) познакомился с сообществом дрэг-квин случайно, когда после окончания обязательной военной службы работал официантом в Itaewon. Однажды из любопытства он разрешил своему другу создать ему дрэг-образ. Последовали комплименты. Сейчас он самостоятельно справляется со своим преображением, сам наносит макияж и делает костюмы. 25-летний Куция выступает и в клубах для натуралов, и на ЛГБТ-бенефисах в Сеуле. Диамант совершил каминг-аут – но не в своей семье. «Сначала я должен стать одним из лучших в этой области, потому что я хочу быть уверен в себе, когда буду признаваться родителям», – говорит он.
Хан Ка Рам, 35 лет

Хан Ка Рам (Han Ga-ram) не задумывался о своей принадлежности до того, как в колледже под давлением сверстников не начал ходить на свидания с девушками вслепую. «В школьной газете я увидел объявление о студенческой ЛГБТ-организации и стал искать информацию», – говорит Хан. Он мечтал стать преподавателем корейской литературы, но после выпуска из колледжа начал работать в «Чхинкусаи» (Chingusai), южнокорейской группе по борьбе за права геев, и задумался над тем, чтобы стать юристом. «Я чувствовал, что нужно приобрести авторитет, чтобы защищать права ЛГБТ-людей», – говорит он. Сейчас Хану 35, он работает в некоммерческой юридической фирме и специализируется на сексуальной ориентации и гендерной идентичности.
Ёу Хан Сор, 24 года

Ёу Хан Сор (You Han-sol) считает себя бисексуалкой. Она рассказывает, что средняя школа для девочек и старшие классы делали для нее затруднительными поиски идентичности: сверстницы начали бы осуждать и сторониться ее. Сейчас она ничего не скрывает от семьи и друзей и считает это удачей, хотя и не получает 100%-ной поддержки семьи. «Мои родители все еще надеются, что я изменюсь, выйду замуж за достойного человека и заведу детей, как делает большинство девушек», – говорит 24-летняя Хан Сор.
34120

Надежда для ЛГБТ-сообщества консервативной Южной Кореи

Как только Верховный суд США узаконил международные браки по всей стране, у здания городской администрации Сеула собрались десятки тысяч человек, чтобы выразить поддержку.

«Если бы мне нужно было вступать в брак, я бы хотела жить с тем, кого я действительно люблю, – говорит 43-летняя Хан Чхэ Ён (Han Chae-yoon), организатор Корейского фестиваля квир-культуры (Korea Queer Culture Festival) и активист борьбы за права лесбиянок. – А таким человеком всегда была женщина. Я не могла поверить, что этот день наступит».

Но в Южной Корее этот день придется ждать существенно дольше. Опрос, проведенный исследовательским центром Pew в 2013 году, показал, что только 39% южнокорейцев считают, что гомосексуальность должна быть принята в обществе. Это число намного меньше, чем в большинстве других развитых стран. А опрос, проведенный Pew всего шестью годами раньше, говорил о том, что лишь 18% жителей Южной Кореи терпимо относятся к гомосексуализму.

Парад, проведенный в июне лесбиянками, геями, бисексуалами, трансгендерами и их сторонниками, стал шоком для многих жителей по-прежнему консервативной страны. Гомосексуальность в Южной Корее не запрещена, однако однополые браки не признаются законом. Первая попытка добиться законного статуса для однополых браков была сделана в окружном суде в июле, это дело все еще открыто.

Считается, что движение за права геев в Южной Корее началось в 1994 году, намного позже, чем во многих других развитых странах. Была уже середина 1990-х, когда Хан узнала о столкновениях у бара «Стоунвелл» в Нью-Йорке в 1969 году – ключевом моменте в истории движения, когда насилие полиции по отношению к геям стало толчком к его развитию.

The Associated Press взяли интервью и сфотографировали девять представителей ЛГБТ-сообщества Южной Кореи – от молодого гея, бежавшего из Северной Кореи, до женщины-трансгендера, работающей преподавателем. Все они верят в то, что в их жизни близятся перемены, и с радостью поделились своими историями. Не так уж много лет назад они вряд ли бы в это поверили. Представляем несколько историй, рассказанных фотографу AP Джули Ёон.
Ет Хи Пак, 28 лет

Ет Хи Пак (Edhi Park) считает себя женщиной-трансгендером. Весь свой подростковый период она старалась смириться со своим телом и с тем, как она себя в нем ощущает. Некоторое утешение для себя она нашла в телевизионном шоу 2007 года «Первый магазин кофейного принца» (The 1st Shop of Coffee Prince), главный герой в котором – женщина, переодевающаяся мужчиной. «[Шоу] подарило мне надежду – я подумала, что могу выглядеть примерно как она и слиться с толпой», – говорит Пак. Она смотрела шоу, пока служила в армии.

Сейчас Пак 28, она работает в DDing Dong, южнокорейском центре поддержки ЛГБТ-молодежи. Пак пытается найти общий язык с ЛГБТ-подростками и помогает им найти безопасное место, в котором сама так отчаянно нуждалась, пока взрослела.

На фото: Ет Хи Пак в кафе, где снимали шоу «Первый магазин кофейного принца».
Ким Мюн, 23 года

23-летний Ким Мюн (Kim Myung) часто играет на флейте-окарине – это помогает ему справиться с чувствами, которые владеют им после побега из Северной Кореи в Южную в 2006 году. После опасного трехлетнего бегства он снова увиделся с матерью, но в Южной Корее ей приходилось много работать, поэтому Ким Мюн часто оставался однин дома. Свою первую любовь Ким встретил в 2006 году, когда впервые побывал в общественной корейской бане. «Тогда я не знал слова «гей» или его значения. Я просто хотел быть ему другом и чувствовать тепло, которого не могла дать мама», – рассказывает Ким. Отношения завершились в 2008 году, и Ким впервые задал себе вопрос: «Я любил его?»
Пак Ё Ун Чэ, 43 года

Паку Ё Ун Чэ (Park Young-jae) было чуть больше 20 лет, когда он смутно почувствовал влечение к мужчинам. Пак – глухонемой, поэтому он не знал, как разобраться в своих чувствах и где искать ответы на вопросы. Лишь получив доступ в Интернет, он узнал об обширном ЛГБТ-сообществе Южной Кореи и понял, что является его частью. Он рассказал, как 10 лет назад прыгал от радости, когда впервые увидел трансляцию ежегодного сеульского гей-парада по телевидению. С тех пор Пак регулярно в нем участвует.
Хизи Ян, 25 лет

Хизи Ян (Heezy Yang) совершил каминг-аут в 2013 году, до этого он скрывал свою сексуальную ориентацию, так как «это был нормальный способ, чтобы жить в (Южной) Корее». Он осознал свою любовь к искусству после того, как его исключили из бизнес-школы три года назад. «До этого мою жизнь определяли другие, я не видел радости и мотивации в том, чтобы ходить в школу и вообще учиться», – говорит он. Сейчас Ян совмещает несколько занятий: он автор графических романов, ЛГБТ-активист и преподаватель корейского языка. «Неважно, насколько эта страна консервативна. Если попытаться, всегда можно найти способ жить и завести друзей, – говорит Ян. – В моем случае точно стоило попробовать».
Хан Чхэ Ён

Хан Чхэ Ён помогала в организации Корейского фестиваля квир-культуры, куда входит и гей-парад, с момента его запуска в 2000 году. Она говорит, что не задумывалась о своей сексуальной ориентации, пока ей не исполнилось около 25 лет, то есть до возраста, когда в обществе принято вступать в брак. «Если бы мне нужно было вступать в брак, я бы хотела жить с тем, кого я действительно люблю, а таким человеком всегда была женщина», – говорит она.
Со Ын Чун, 18 лет

18-летний Со Ын Чун (Seo Eun-jun) признался своим близким друзьям в том, что он гей, три года назад, во время учебы в средней школе. Однако в старших классах он решил сказать, что бисексуален. Он учился в классе только для мальчиков и надеялся, что такое признание смягчит враждебное отношение. После того, как он совершил каминг-аут в социальных медиа, новости быстро распространились. Со говорит, что родители были огорчены, но поддержали его. В школе, рассказывает он, «некоторые отпускали грубые комментарии за моей спиной, но друзья защищали меня от издевательств». Когда Со прочитал статью о самоубийстве молодого гея из Южной Кореи, он решил вернуться в социальные сети и сделать видеоблог, посвященный советам тем, кто боится совершить каминг-аут. «Я хотел ободрить молодых людей из ЛГБТ-сообщества, поделиться с ними моей историей и отправить им письмо поддержки».

Куция Диамант, 25 лет

Куция Диамант (Kuciia Diamant) познакомился с сообществом дрэг-квин случайно, когда после окончания обязательной военной службы работал официантом в Itaewon. Однажды из любопытства он разрешил своему другу создать ему дрэг-образ. Последовали комплименты. Сейчас он самостоятельно справляется со своим преображением, сам наносит макияж и делает костюмы. 25-летний Куция выступает и в клубах для натуралов, и на ЛГБТ-бенефисах в Сеуле. Диамант совершил каминг-аут – но не в своей семье. «Сначала я должен стать одним из лучших в этой области, потому что я хочу быть уверен в себе, когда буду признаваться родителям», – говорит он.
Хан Ка Рам, 35 лет

Хан Ка Рам (Han Ga-ram) не задумывался о своей принадлежности до того, как в колледже под давлением сверстников не начал ходить на свидания с девушками вслепую. «В школьной газете я увидел объявление о студенческой ЛГБТ-организации и стал искать информацию», – говорит Хан. Он мечтал стать преподавателем корейской литературы, но после выпуска из колледжа начал работать в «Чхинкусаи» (Chingusai), южнокорейской группе по борьбе за права геев, и задумался над тем, чтобы стать юристом. «Я чувствовал, что нужно приобрести авторитет, чтобы защищать права ЛГБТ-людей», – говорит он. Сейчас Хану 35, он работает в некоммерческой юридической фирме и специализируется на сексуальной ориентации и гендерной идентичности.
Ёу Хан Сор, 24 года

Ёу Хан Сор (You Han-sol) считает себя бисексуалкой. Она рассказывает, что средняя школа для девочек и старшие классы делали для нее затруднительными поиски идентичности: сверстницы начали бы осуждать и сторониться ее. Сейчас она ничего не скрывает от семьи и друзей и считает это удачей, хотя и не получает 100%-ной поддержки семьи. «Мои родители все еще надеются, что я изменюсь, выйду замуж за достойного человека и заведу детей, как делает большинство девушек», – говорит 24-летняя Хан Сор.
ЛГБТ в Южной Корее: Куция ДиамантЛГБТ в Южной Корее: Куция Диамант
ЛГБТ в Южной Корее: Куция Диамант
© AP Photo, Julie Yoon
Ет Хи Пак, женщина-трансгендер из Сеула
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Сеуле: Ким Мюн
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Сеуле: Пак Ё Ун Чэ
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Сеуле: Хизи Ян
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Сеуле: Хан Чхэ Ён
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Южной Корее: Со Ын Чун
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Южной Корее: Куция Диамант
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Южной Корее: Хан Ка Рам
© AP Photo, Julie Yoon
ЛГБТ в Южной Корее: Ёу Хан Сор
© AP Photo, Julie Yoon
test
Всего комментариев:Комментариев:3
Правила комментированияОбсуждение
  • Комментарий

Все комментарии

  • caudillo
    Свою первую любовь Ким встретил в 2006 году, когда впервые побывал в общественной корейской бане.
    А мужики то не знают, и продолжают в баню ходить...
  • Kvazar 71
    Не ндравится мне всё это.
    Заткнуть их надо.
  • ionik
    Это можно описать и так:
    "Я бухал день и ночь не просыхая, я был одинок, но однажды встретил собутыльника и понял что я алкаш, затем я вступил в притон и я счастлив)))))
    Тоже можно сказать и про других фриков)))
Показать новые комментарии (0)