По грегорианскому календарю, семь месяцев в году длятся 31 день. И в последний день каждого такого месяца маргинализованные круги политической оппозиции России пытаются провести демонстрацию в защиту статьи 31 российской конституции, гарантирующей свободу собраний.

Однако всякий раз, когда организаторы этой кампании, носящей название «Стратегия-31», обращаются за разрешением на проведение митинга на одной центральных площадей Москвы – Триумфальной площади, - ответ мэрии неизменен: площадь уже занята каким-то другим мероприятием. Это могут быть собрания прокремлевских молодёжных групп, акробатические выступления велосипедистов перед горсткой случайных прохожих; но площадь всегда занята.
Российские власти, по мнению оппозиции, устраивают эти события в качестве меры подавления общественного инакомыслия, обеспечивая полное право вооруженным дубинками полицейским ОМОНа задерживать активистов, если они всё же выйдут на улицы, под предлогом участия их в несанкционированной акции протеста.

Однако недавно произошло то, что многие расценили как неожиданную поддержку активистов со стороны, от которой этого можно было меньше всего ожидать: от Владимира Путина.
Путин, бывший российский президент, ныне премьер-министр страны, совершил редкий шаг, приняв участие в обсуждении темы политических свобод в России с известным критиком Кремля, популярным рок-певцом Юрием Шевчуком. Во время проходящей в воскресенье в Санкт-Петербурге благотворительной акции Путин сел рядом с группой артистов, среди которых был и Юрий Шевчук, спросивший, как относится российский премьер министр к общественным акциям протеста. 

Во время состоявшегося обмена мнениями, впоследствии показанного на государственном телеканале, протекавшего временами весьма резко - мужчины перебивали друг друга и не давали друг другу договорить - Путин заявил, что демонстранты не должны препятствовать нормальному уличному движению или иным образом нарушать жизнь города; это обычное оправдание, которое используют городские власти, чтобы запретить акции протеста оппозиционных движений.
Но при этом Путин сказал, что, в принципе, сам он за то, чтобы граждане могли высказывать своё мнение публично. «Если я вижу, что люди вышли на улицу не просто, чтобы пообщаться и обратить на себя внимание, но чтобы заявить нечто важное и актуальное, чтобы привлечь внимание правительства к той или иной проблеме, то в этом нет ничего плохого. Я бы их только поблагодарил».
Когда Шевчук пожаловался на то, что «местные власти устраивают  на центральных городских площадях развлекательные мероприятия именно в то время, когда мы хотим выразить свой протест», называя эту тактику «чистейшим лицемерием», Путин сказал, что согласен с ним.
Российские блоггеры и любители поговорить на политические темы отозвались на это событие волной комментов, с рассуждениями о возможном изменении отношения правительства к общественным акциям протеста; сейчас прокремлёвские силы, несмотря на сравнительную малочисленность подобных собраний, обычно расписывают их, в лучшем случае, как совершенно неуместные, а в худшем – как проявления предательства.
После того, как два года назад разразился мировой финансовый кризис, Кремль и его приспешники стали относиться к публичным проявлениям общественного недовольства особенно болезненно.
Слова Владимира Путина подверглись столь активному обсуждению в российской прессе и блогосфере, что его пресс-секретарь, Дмитрий Песков, выступил с заявлением, чтобы уточнить, что Путин вовсе не призывает народ принять участие в протестных акциях в рамках кампании «Стратегия-31», запланированных на следующий день.

«Раздавались даже призывы выйти на демонстрацию, потому что её якобы разрешил Путин и никого трогать не будут, - сказал Песков в своём выступлении на радио «Эхо Москвы». – Но это неправда. Путин не давал такого разрешения – он не имеет на это права. Этим занимаются местные власти. Путин сказал, что всё должно происходить в рамках законности».
Неясно, до какой степени слова Путина могли вдохновить его критиков. Однако прошедший вечером в понедельник на Триумфальной Площади несанкционированный митинг протеста «Стратегия-31», в котором приняли участие не менее 500 человек, оказался крупнейшей протестной акцией оппозиции за последние месяцы. (Его организаторы приводят число больше тысячи, но по оценкам московской городской милиции число протестующих составляло около пятисот).

ОМОН задержал 150 демонстрантов – это больше, чем общее количество участников обычной оппозиционной акции протеста. Задержанных силой волокли в милицейские автобусы и отвозили в местные участки.
Александр Артемьев, московский журналист, активист молодёжной оппозиционной группы «Мы», вчера по телефону из больницы сказал, что у него перелом в области плечевого сустава, который он получил, когда милиционеры силой вытаскивали его из милицейского фургона. Ему придётся три месяца ходить с повязкой.

Ряд активистов заявили, что будут подавать жалобу на жестокое обращение милиции при задержании.

Роман Доброхотов, лидер движения «Мы», заявил, что разумнее властям было бы разрешить проведение митинга протеста, вместо принятия подобных тяжеловесных мер с применением насилия.
«Чем более жестокие методы применяются, тем больше людей соберётся в следующий раз», - заметил Доброхотов.
На другой стороне площади, где проходил митинг протеста, прокремлевские молодежные группировки сдавали кровь в рамках акции «День поколения. Донорство», на проведение которой в этом месте они регулярно получают разрешение в последний день каждого месяца, в котором 31 день.

В какой-то момент выкрики протестующих «Россия без Путина» и «Хорошая работа, Шевчук» потонули в громогласных раскатах российского национального гимна, звучавшего со стороны участников этого своеобразного «дня донора».
Один из протестующих держал в руках клочок бумаги, на котором было написано: «Путин позволил».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.