Многие утверждают, что России не хватает «гражданского общества». Но частично страна возмещает это довольно интересной общественной сферой, где обсуждаются важные темы.

В первой половине сентября практически друг за другом прошли встречи двух известных российских политических групп: дискуссионного клуба «Валдай» и Глобального политического форума.

Первая встреча проходила на корабле и закончилась ужином с премьером Владимиром Путиным в Сочи. Вторая проводилась в Ярославле и завершилась симпозиумом при участии президента Дмитрия Медведева.

Ученые, члены мозговых центров и журналисты (российские и иностранные) присоединились к верхам политики и бизнеса, чтобы вместе обсудить будущее России.

Эти мероприятия были необычны сразу в трех типично российских аспектах. Во-первых, они вызвали огромный интерес СМИ.

Во-вторых, это было желание Путина и Медведева публично встретиться с экспертами на их интеллектуальном поле. Мне приходит в голову только один западный политический лидер последнего времени, который был достаточно уверен в себе, чтобы пойти на такое - Билл Клинтон.

И, наконец, оба мероприятия стали свидетелями рождения двух рассорившихся друг с другом политических арен, от которых исходила слабая, но ни на что не похожая атмосфера вырисовывающегося конфликта. Тем, у кого есть глаза, обе встречи подарили впечатляющий зрелище рассыпающегося двоевластия.
 
Путинское царство

Главной темой валдайской конференции был вопрос, действительно ли российская история и географическое положение обрекают эту страну на авторитарное правление.

Пессимисты, в основном российские историки, твердили, что России будет трудно, если не невозможно, преодолеть наследство автократии. Лев Белоусов из МГУ заявил, что в России автократия периодически восстает из пепла, как Феникс, поскольку держаться за жизнь ей помогают русская пассивность и желание страдать.

Большевики унаследовали самодержавие царей, а Путин стряхнул пыль со старого монархического принципа помазания преемника, обойдя таким образом демократическое состязание за пост президента.

Дискуссия об автократии естественным образом переплелась и с другими темами. Автократию в России защищают как необходимое условие существования империи. Однако это поднимает следующие вопросы: может ли Россия отказаться от своего имперского прошлого и смириться со стандартными отношениями с не так давно получившими независимость соседями, такими, как Украина и Грузия? Может ли вообще Россия быть «обычным» или «нормальным» игроком на мировой сцене?

Медведевская модернизация

На встрече с Медведевым в Ярославле внимание было сосредоточено на связи демократии и модернизации. Все согласились, что Россия должна диверсифицировать свою экономику и избавить ее от зависимости от энергетики.

Однако в вопросе соотношения политической и экономической модернизаций существует два спектра точек зрения.

Путин считает, что демократия исходит из современной экономики как некая награда за тяжелую работу. Главный идеолог Кремля Владислав Сурков отметил, что полная демократия предполагает «демократию в головах», из чего следует, что это душевное состояние в России по большому счету пока отсутствует.

Альтернативная точка зрения, которой придерживаются такие люди, как Игорь Юргенс, глава любимого Медведевым Института современного развития, наоборот, говорит о том, что демократия является условием модернизации экономики. Эти люди считают, что российскому государству в его сегодняшнем виде не достает кого-то реального импульса для того, чтобы реформировать свои скудные экономические навыки.

Итоги на сегодняшний день подтверждают эту точку зрения. Россия потихоньку оправилась после рецессии. Однако в стране нет практически никаких инноваций, элита спокойно живет на прибыль от продажи энергоресурсов, а коррупции ничто не мешает процветать.

Хороший и плохой полицейский?

Путина и Медведева разделяет явная пропасть. Медведев совсем не марионетка Путина. Они оба верят, что демократия рано или поздно должна наступить, но Путин делает акцент на слове «поздно», а Медведев тем временем обогатил российские общественные прения голосом либерала.

Циники утверждают, что это просто вводящая в заблуждение игра в «хорошего и плохого полицейского».

Главная стратегическая цель Медведева к тому же должна заключаться в том, чтобы сохранить за собой пост президента и на второй срок. Он не может открыто нарушать заветы Путина, но он должен вписываться  в роль человека, который Путина превзошел. Это сложные маневры, потому что Путин всегда может вернуть себе президентское кресло, если он будет уверен, если его бывший протеже хочет демонтировать созданное им авторитарное государство.

И спустя 19 лет после падения коммунизма курс движения России так же неясен, как и раньше.

Россия - это часть Запада? Россия не вписывается в изящные геополитические шкатулки, но она по-прежнему слишком важна, чтобы ее можно было игнорировать.

Роберт Скиделски – член британской Палаты лордов, профессор политической экономии Уорвикского университета, автор неоднократно оцененной наградами биографии Джона Мейнарда Кейнса (John Maynard Keynes).

Изначально опубликовано на www.project-syndicate.org

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.