5 октября в Wall Street Journal появилась статья президента Института ресурсной безопасности (Resource Security Institute) Роберта Орттунга (Robert Orttung) и директора по научным исследованиям Freedom House Кристофера Уокера (Christopher Walker) "О правде в эпоху путинизма". Только такого рода статьи о российской политике допускаются на страницы ведущих средств массовой информации США. Это был очередной материал об отнюдь не блестящей ситуации с правами человека в России. Если говорить конкретно, то в статье вновь пересказываются события, связанные с нераскрытыми убийствами Анны Политковской и Натальи Эстемировой, а также звучит критика в адрес российских властей, которые при помощи закона о клевете затыкают рты критикам, таким как Олег Орлов из российской правозащитной организации "Мемориал". Безусловно, эти проблемы заслуживают определенного внимания, но в каком контексте?

Суть проблемы это нераскрытые убийства журналистов и попытки властей надеть намордник на СМИ. В центре внимания три активиста, боровшиеся с нарушениями прав человека в Чечне, о которых пишется в статье Wall Street Journal – Политковская, Эстемирова и Орлов. Но главным нарушителем прав человека в Чечне и на Северном Кавказе являются не федеральные, и даже не местные власти. Главный нарушитель – это подпольная террористическая сеть джихадистов, известная как "Кавказский эмират", а также его филиалы. Если мы сравним количество убитых журналистов с количеством убитых и похищенных людей на Северном Кавказе после окончания основной части войны в Чечне в 2002 году, обстоятельства которой расследовали Политковская, Эстемирова и Орлов, то обнаружим, что по числу нарушений прав человека моджахеды из "Кавказского эмирата" во много раз превосходят мнимые нарушения властей.

Всего за три года с момента создания "Кавказского эмирата" в конце октября 2007 года джихадисты совершили примерно 1300 нападений, убили примерно две тысячи мирных жителей, гражданских руководителей и чиновников, милиционеров, военных и сотрудников спецслужб, ранив примерно столько же. Если у российских властей хватает совести хотя бы отрицать свою причастность ко всем тем преступлениям, за которые они, возможно, несут ответственность, то кавказские моджахеды ничего не скрывают; наоборот, они открыто хвастаются своими злодеяниями, записывают их на камеру и каждый раз обещают новые теракты и убийства.

Но ни Wall Street Journal, ни New York Times, ни Washington Post не написали ни единой статьи с критикой или хотя бы с подробным рассказом о "Кавказском эмирате", с изложением его актов насилия или его тоталитарной джихадистской идеологии. Вместо этого они пытаются вбросить в читательскую среду мысль о том, что джихадисты принадлежат к чеченскому национал-сепаратистскому движению за независимость, которого не существует уже много лет. Более того, зачастую людей похищают и убивают местные доморощенные авторитеты, поскольку в Чечне и на Кавказе в целом существуют традиции криминалитета, насилия, кровной мести и убийств чести. Почему о мнимых исполнителях и заказчиках убийств нескольких сотен людей подробно пишут в сотнях статей, а о джихадистах "Кавказского эмирата", убивших и ранивших многие тысячи людей, просто молчат?

Да, нарушения прав человека, гражданских и политических прав при российском режиме мягкой диктатуры вполне реальны; но что если мы сравним Россию с другими странами? Наше издание "Russia: Other Points of View" уже сравнивало Россию с другими государствами, учитывая при этом численность населения (см. Gordon M. Hahn, "Repression of Journalism in Russia in Comparative Perspective," Russia Other Points of View, 16 декабря 2009 г.).

Если в России работают тысячи независимых журналистов, а также некоторые независимые средства массовой информации, то в таких странах как Китай, Саудовская Аравия и многих других из числа поддерживающих достаточно хорошие отношения с США (с ними, кстати, активно занимаются бизнесом те, кто постоянно читает Wall Street Journal) независимых журналистов и независимых СМИ нет вообще.

Если в России лишь малое количество политзаключенных, то в Китае их тысячи. В интересах сравнительного анализа я провел поиск по сайту Wall Street Journal. С 16 июня 2009 года, когда появились сообщения об убийстве Эстемировой, ее имя упоминалось в 11 статьях этого издания. Имя Политковской упоминается гораздо чаще, причем во многих статьях звучит намек на то, что за ее убийством стоял Путин. А если в поиске набрать слова "китайские политзаключенные", то мы увидим совсем иную картину: 11 статей на тысячи брошенных за решетку за тот же период. И лишь четыре из них имеют отношение к политзаключенным. Пятое – это короткое письмо в редакцию в ответ на предыдущую статью в Wall Street Journal. За тот же период времени имя китайского активиста Гао Чжишена, которого неоднократно лишали свободы, упоминается пятнадцать раз.

Если говорить о Китае, то мы знаем, что там власти открыто бросают за решетку политических активистов (а в тюрьме убивают их, чтобы затем расчленить  на органы). Что касается России, то есть сомнения, что центральные власти непосредственно виновны или несут ответственность за 17 нераскрытых убийств журналистов с момента прихода к власти Владимира Путина в 2000 году. Некоторые  журналисты стали жертвами преступных группировок, местных чиновников или их приспешников в удаленных от Москвы регионах.

В связи с этим хочется задать вопрос редакции Wall Street Journal и еще более агрессивным и предвзятым критикам России из Washington Post и New York Times: почему убийства десятка с небольшим журналистов в России освещаются в той же мере и в том же объеме, что убийства и преследования тысяч китайских активистов и адвокатов?

Что касается затыкания ртов в СМИ и "правды", то в вышеупомянутой статье почему-то ничего не говорится о российском Интернете, в котором нет цензуры (а в Китае, Саудовской Аравии и т.д. она есть) и о независимых газетах (которых нет у наших друзей-диктаторов). В статье, правда, упоминается радиостанция "Эхо Москвы", "представляющая целый спектр альтернативных мнений трёхмиллионной аудитории россиян (из 140 миллионов населения), и работающая в условиях постоянной угрозы закрытия, потому что её новые хозяева близки к Путину". Очень скромное изложение фактов, и такое просто нельзя проигнорировать.

Владельцем радиостанции "Эхо Москвы" является государственная нефтегазовая компания "Газпром". Станция регулярно приглашает к себе лидеров демократической и недемократической оппозиции, в том числе, члена редакционного совета Wall Street Journal Гарри Каспарова. К чему Путину и Кремлю заниматься убийствами журналистов, пишущих о том же, о чем говорит финансируемая ими радиостанция?

Если ведущие средства массовой информации США начнут публиковать более сбалансированные статьи, рассказывая о России со всеми нюансами и объективно, то это положит начало более просвещённой и плодотворной дискуссии о пока еще недостаточно удовлетворительном состоянии политической системы в этой стране. К сожалению, ведущие американские СМИ проявляют такую же непреклонность и решительность как и Кремль в деле замалчивания альтернативных точек зрения.

Гордон Хан – аналитик и консультант изданий Russia: Other Points of View и Russia Media Watch; старший научный сотрудник аспирантуры Монтерейского института международных исследований, занимающийся по программе изучения терроризма; старший научный сотрудник Центра исследования терроризма и разведки (CETIS), Akribis Group. Он автор двух получивших признание книг: "Russia’s Revolution From Above" (Российская революция сверху) и "Russia’s Islamic Threat" (Исламская угроза России). Хан является автором сотен статей, опубликованных в научных журналах и посвященных российской, евразийской и международной политике. Он ведет подборку "Islam, Islamism, and Politics" (Ислам, исламизм и политика) на страницах Eurasia Report.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.