Это был необыкновенно удачный день для сторонников российской притесняемой оппозиции. В небе сияло теплое осеннее солнце, лидеры, обычно ссорящиеся, клялись встать под одно знамя, а следивший за митингом ОМОН явно не собирался никого тащить за решетку.

Ветер с Москвы-реки развевал цветные флаги, в теплом полуденном воздухе разносились пламенные речи, смешиваясь с возгласами и аплодисментами толпы.
Со сверкающих башен расположенного неподалеку Кремля все это также, наверняка, смотрелось красиво.

Впрочем, при взгляде оттуда, собравшаяся внизу толпа примерно в 1000 человек, собравшаяся внизу, скорее всего, теряется на фоне пейзажа– медленного течения широкого реки, шестиполосных улиц, забитых машинами и массивных стен самого Кремля. Это, однако, не помешало оппозиции поставить перед собой грандиозные политические задачи.

«Российская власть во главе с Путиным и Медведевым ведет страну по пути авторитаризма и коррупции, произвола и попрания прав и свобод граждан, глубокой социальной несправедливости и усиления монополизма», - говорится в принятой на митинге резолюции.

«Необходимо добиваться смены разрушительного для России политического и экономического курса. Мы поддерживаем создание с этой целью коалиции демократических оппозиционных сил "За Россию без произвола и коррупции" и выражаем твердую решимость совместно добиваться неукоснительного соблюдения основ российской Конституции, принципов свободы и справедливости, верховенства закона и народовластия».

Регулярные участники подобных митингов могли бы за последнее десятилетие собрать целую пачку таких резолюций. Тем временем, Владимир Путин, сменивший президента Бориса Ельцина, успел перейти на должность премьер-министра, приведя в Кремль своего протеже Дмитрия Медведева.

Путин и его союзники все эти десять лет разбрасывали своих либеральных оппонентов как кегли.
Контролируемые государством СМИ перекрывают им кислород, избирательные комиссии накладывают на них ограничения и исключают их кандидатов из списков, а милиция набрасывается на любые неразрешенные протесты, заставляя их участников спасаться бегством и ненадолго задерживая лидеров.

Однако еще болезненнее, чем удары дубинок и давление наручников, для оппозиции тот факт, что мало кого в России сейчас всерьез интересует критика правящего «тандема» Медведева-Путина.

За восемь лет правления Путина цены на нефть взлетели вверх, что привело к экономическому буму и позволило поднять российские стандарты жизни и частично восстановить гордость, которая была утрачена в 1990-х, после ввергнувшего страну в кошмарную нищету, коррупцию и политический хаос распада Советского Союза.

Последние два года продемонстрировали, что в подходе Путина к экономике есть серьезные изъяны, однако опросы общественного мнения не лгут, когда все равно называют премьер-министра самым популярным и вызывающим доверие политиком в России, а вторым после него – Медведева.

Эту популярность старательно укрепляют лояльные до подобострастия государственные СМИ. Они представляют Путина в традиционной роли «хорошего царя», неустанно работающего ради блага своего народа. Если что-то идет не так – а в России это часто случается, – значит всему виной некомпетентность или предательство подручных царя, сам же он никогда не бывает виноватым.

На трибуне митинга присутствовал обычный круг оппозиционеров, включая бывшего премьер-министра Михаила Касьянова и бывшего вице-премьера Бориса Немцова. Впрочем, Гарри Каспарова, шахматного гроссмейстера, ставшего критиком Кремля, на ней не было – по-видимому, новая либеральная коалиция не так монолитна, как утверждает.

Впрочем, выступающие были твердо уверены, что на этот раз дело обойдется без склок, и что оппозиция выступит на парламентских выборах следующего года единым фронтом и выставит единого кандидата на президентские выборы 2012 года.

Неужели действительно пришло время оппозиционеров?

Разумеется, миллионы россиян сейчас видят, что после нескольких лет скромного достатка жизнь опять становится тяжелее. Михаил Горбачев на этой неделе предупредил, что, «когда люди поймут, что их мнение не имеет значения, и от них ничего не зависит, они выйдут на улицы».

Тем не менее, трудно представить себе современную Россию, которую Горбачев назвал «болотом застоя, апатии и коррупции», поднимающейся, чтобы свергнуть правящую элиту.
Перемены изнутри более вероятны, и в том, что Медведев начал критиковать путинское правительство и отправил в отставку могущественного московского мэра Юрия Лужкова, многие видят первые трещины в монолите российской власти.

Однако для страны, в которой массы погружены в апатию, а богатых и влиятельных заставляют молчать страх или корысть, наиболее вероятным сценарием следует считать отсутствие любых перемен.

Примерно такое ощущение и возникает на московском митинге: толпа машет флагами, на нее скучающе глядит ОМОН, а рядом фотографируется свадьба, не обращая внимания на предполагаемых звезд оппозиционной политики. С красующихся за рекой кремлевских башен, этот протест действительно должен выглядеть совершенно незначительным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.