Россия живет в эпоху террора. Конечно, ГУЛАГ не появился вновь, никто не истребляет целые народы. Такого рода террор более невозможен. Однако с каждым днем в стране в атмосфере какого-то безразличия крепнет режим другого террора, более избирательного, скрытого. Он поражает журналистов, тех, кто выносит на суд общественности скандалы новой автократии. И эта автократия решила устрашить обличителей и их убить.

На прошлой неделе за свои недавние репортажи был жестоко избит журналист. Нападавшие не ограничились тем, что раскроили ему череп и поломали ноги. Они оставили жертве и собратьям по перу четкое послание: они перебили ему пальцы. Журналист не умер, во всяком случае, пока. Он в коме.

По данным нью-йоркского Комитета по защите журналистов, за последние 10 лет в России совершено 19 убийств журналистов, и все они остаются нераскрытыми. Полное молчание. Правосудие едва выполняет свою работу. Оно – сообщник власти, которой боится. Впрочем, значительная часть российских журналистов не возражает, и пространство свободы исчезает как шагреневая кожа. Телеканалы подчиняются Кремлю и мало какие крупные издания рискуют противостоять режиму. Россия занимает 140-е место в рейтинге свободы прессы по версии «Репортеров без границ». Этим все сказано.

Тем не менее, придя к власти в 2008 году, президент Дмитрий Медведев пообещал изменить облик и нравы России. Президент - молодой юрист, представлявший, как говорили, либеральное и современное крыло новой номенклатуры, - пытается отстраниться от своего масштабного премьер-министра и предшественника, неустранимого Владимира Путина.

В прошлом году он, не колеблясь, обличал политические и экономические пороки, преследующие страну. Он говорил, что реформы возможны лишь в правовом государстве. И что основой подобного устройства является существование независимой и эффективной юридической системы. «Свобода прежде всего. Я требую верховенства закона, но не рабских законов», - говорил президент.

Но мы вправе спросить себя, сможет ли человек, которого выбрал предшественник, изменить созданную им систему? Путин является премьер-министром, но фактически управляет страной. Медведев не может противостоять Путину, без стеснения испытывающему явное удовлетворения от эффекта, который он производит, когда в СМИ появляются его фото с обнаженным торсом и верхом на лошади.

Медведев представляет скорее приятное лицо режима. Все указывает на то, что он не более чем временщик между двумя периодами царства Путина, который, скорее всего, будет участвовать в следующих президентских выборах. После эпохи правления Горбачева и Ельцина, отмеченной свободой, но и хаосом и экономической разрухой, Путин перенял китайскую модель. Его негласный девиз: обогащайтесь и не пытайтесь противостоять политическому режиму. Вероятно, у Медведева не было другого выбора, кроме как следовать этой стратегии.

За несколькими исключениями этот выбор, кажется, поддерживается большинством населения страны, которое больше озабочено больше собственным выживанием, нежели уличными акциями протеста. Демократические неудачи 1980-х и 1990-х годов оставили горький осадок у россиян. Верно, в те времена многие реформаторы и демократы воспользовались ситуацией в целях собственного обогащения. Как же верить в лучшее будущее, когда тандем Путин-Медведев рисует заслуживающую уважения экономическую ситуацию уже сейчас?

До тех пор, пока в этой стране действительно что-нибудь не изменится, могут погибнуть и другие журналисты.

 

Автор – глава Франкофонной исследовательской сети по миротворческим операциям при Центре международных исследований Монреальского университета (CÉRIUM).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.