8 июня в Брюсселе Гарри Каспаров провел пресс-конференцию, посвященную презентации Европейского отделения его шахматного фонда – Kasparov Chess Foundation. Миссия фонда заключается в содействии развитию шахмат в школах, особенно среди детей в возрасте 6 - 18 лет по всей Европе.


Вместе с тем 13-й чемпион мира по шахматам не собирается оставлять политику. Об этом Гарри Каспаров сообщил нашему брюссельскому корреспонденту Георгию Попхадзе.
 
RFI: Гарри Кимович, скажите, почему ваш фонд будет базироваться в Брюсселе?

Гарри Каспаров: Потому что наши основные усилия направлены на работу с Европейским Союзом со штаб-квартирой в Брюсселе, и именно здесь мне удалось собрать максимальную поддержку – [бельгийский бизнесмен] Ян Каллеверт (Jan Callewaert) и его группа уже много лет поддерживают шахматы. И это такое удачное совпадение, и поэтому я не колебался, когда такая возможность представилась с открытием Kasparov Chess Foundation Europe в Брюсселе.

- Больше вы в последние годы вы известны как политик, чем шахматист. Вы что, устали от политики и решили вернуться в шахматы?


- На самом деле я никогда не бросал шахматы, я писал шахматные книги, я проводил шахматную деятельность, давал сеансы. Просто сейчас еще представились возможности делать что-то большее, поменялось руководство европейского Шахматного союза. Это все-таки дало нам возможность работать с Сильве Данаиловым [президент Европейского шахматного союза], появились спонсоры в Бельгии. На самом деле сейчас улучшается ситуация в других частях света, то есть к шахматам появился интерес в системе образования и у спонсоров. И я считаю, что их надо использовать. Но моя позиция в России остается неизменной: я продолжаю писать статьи и активно выступать против преступного путинского режима.

- Скажите, пожалуйста, что сейчас происходит в России?

- Ничего хорошего не происходит. На мой взгляд, это агония режима. Другое дело, что эта агония может быть страшной, потому что никуда от власти эти люди уходить не хотят. Но лучшим индикатором того, как сейчас развивается Россия, как она деградирует, является то, что, при ценах на нефть в 110 долларов за баррель, режим не может консолидировать бюджет.

- Давайте назовем все своими именами: в настоящее время политическая оппозиция в России не находит поддержки. Как в таких условиях вы хотите изменить политическую ситуацию?


- В авторитарных режимах политическая оппозиция вообще не находит никакой поддержки. В Египте 30 лет этой оппозиции не было, потом в течение 30 дней режим Мубарака пал. А в России оппозиция убрана с политической арены. Российская оппозиция существует, она борется. Мы считаем, что интернет и современные технологии дают нам возможность обращаться к людям. Другое дело, что скорость изменения ситуации в таких режимах, как российский, бывает быстрой и внезапной. Поэтому я сегодня не делал бы никаких выводов из сегодняшней асоциальной доминации Путина и его клики в официальном пространстве.

- Господин Немцов и господин Касьянов объявили о создании новой партии. Вы будете сотрудничать с ними?


- Я был с самого начала категорически против этой идеи, она уже благополучно умерла. С моей точки зрения, любые попытки регистрироваться внутри антидемократического устройства путинской политической системы приносят только вред.

- Гарри Кимович, не могу не задать вопрос о событиях в Грузии, в Тбилиси. Вы знаете, что 26 мая грузинские полицейские с особой жестокостью разогнали митинг оппозиции. Что вы можете сказать?


- Я могу судить о событиях в Грузии по картинкам, которые вижу. Очевидно, что когда бывают столкновения, надо искать виновных, в общем-то, на обеих сторонах. Но грузинская оппозиция не скрывала своих целей спровоцировать эти волнения. Мои впечатления – я был в Грузии 5 дней в феврале, выступал в университетах, встречался с людьми: у меня ощущения, что режим Саакашвили добился огромного успеха в десоветизации Грузии. То, что в Грузии искоренена коррупция на бытовом уровне – я этому свидетель сам. Конечно, это не идеальное демократическое устройство, но оппозиция тоже не критикует конкретные вещи, а вообще говорит: «Саакашвили плохой, он должен уйти». В России мы же не говорим: «Путин должен уйти – точка». Мы говорим о демонтаже путинского режима и перечисляем коррупцию, перечисляем все злоупотребления. В Грузии все вертится вокруг Саакашвили и оппозиции, что, на мой взгляд, в общем, неконструктивно. То, что грузинская оппозиция часто ездит в Москву, встречается с Путиным или с людьми Путина – это факт. Меня всегда удивляло, почему грузинская оппозиция, приезжая в Москву, не встречается с российской оппозицией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.