Амбиции России простираются далеко за пределы перезагрузки отношений, к которой стремится администрация Обамы, до достижения уровня экономической мощи, способной бросить вызов Соединенным Штатам. Таким был подтекст необычного визита, нанесенного в среду в агентства ООН Владимиром Путиным. Это стало первым подобным визитом российского премьер-министра.

Путин, который, возможно, готовится вновь занять кресло российского президента после выборов 2012 года, кажется, настроен на то, чтобы восстановить внутри страны свой образ человека, обладающего за рубежом наибольшим престижем и связями. Чтобы начать это упражнение в формировании образа, он приехал в женевские офисы ООН, чтобы встретиться с высокопоставленными чиновниками ООН и представителями правительства Швейцарии.

Как обычно, визит проходил под жестким контролем, и Путин держался подальше от иностранных журналистов, избегая острых вопросов. Российские СМИ, полезные на внутреннем рынке, получили к нему лучший доступ, чем международное журналистское сообщество, численность которого в Женеве уступает лишь Вашингтону, Нью-Йорку и Брюсселю.

Он, похоже, произвел первый выстрел в ожидаемой предвыборной кампании против действующего российского президента Дмитрия Медведева – бывшего протеже, поставленного Путиным у власти в 2008 году, когда закончились два срока его президентских полномочий. Ни Путин, ни Медведев еще не выставили открыто свою кандидатуру на выборы 2012 года, но источники близкие к их окружению говорят, что в выборах могут принять участие оба.

Главное различие между ними – это вопрос экономики. Медведев выступает за модернизацию и более открытые рынки с меньшей бюрократической волокитой и коррупцией. Путин выступает за более консервативный подход, основанный на жестком государственном контроле над бизнесом и частным накоплением богатств вкупе с затыканием рта СМИ. На вид Медведев выглядит более демократичным, чем Путин, и большим сторонником защиты прав человека.

Но вмешательство Путина в Женеве выглядело как попытка поставить Медведева в невыгодное положение. Изюминкой поездки стала речь, произнесенная на ежегодной ассамблее Международной организации труда, которая обычно не привлекает к себе внимание крупных западных СМИ. Путин объявил, что в течение ближайших десяти лет средний уровень доходов россиян вырастет с 19700 долларов до 35000 долларов (по сравнению со средним доходом в 47200 долларов, зарегистрированным в США в 2010 году). Это требует удвоения средней продуктивности и четырехкратного роста в высокотехнологичных отраслях. Это также означает создание около 25 миллионов хорошо оплачиваемых высокотехнологичных рабочих мест.

Эти сложные задачи требуют коренных улучшений в качестве работы для каждого третьего работающего россиянина. Подобные достижения невозможны без крупной модернизации и политики открытых дверей для связанного с деловой активностью роста. Необычно, что Путин был готов признать это на международном форуме. Хотя в России ни о чем нельзя говорить с уверенностью, это признание может означать менее националистическую и меркантилистскую Россию при новом путинском режиме.

Помимо прицельных ударов по платформе Медведева, речь стала косвенным посланием Белому дому Обамы и Конгрессу. Путин говорит, что будет стимулировать и укреплять экономическую энергию, необходимую для восстановления великодержавного статуса России по отношению к США. Россия, может, и не догонит США, но сократит расстояние.

Многие американские политологи и стратеги рассматривают Россию лишь как военную сверхдержаву и не считают ее экономическим соперником, потому что ее богатство проистекает в основном из экспорта сырья, например, нефти и зерна. Медведев многократно говорил о слабости России как сырьевой державы, но, похоже, у него опускаются руки, потому что лагерь Путина установил в стране олигархию государства.

Путин подчинил себе олигархов, получивших трофеи советского развала, отправив одного из лучших из них, Михаила Ходорковского, в тюрьму на основании подтасованных обвинений. Надуманная природа обвинений запугала всех, потому что Путин показал, что попытки противодействовать ему не принесут ничего, кроме несчастья.

Путин позволил покорным частным олигархам продолжать, одновременно выстраивая новую олигархию контролируемых государством предприятий, управляемых людьми, которые верны ему и его ближайшим сторонникам. Медведев уже давно выступает за более непредубежденную и реформистскую повестку дня, как по вопросам экономики, так и по вопросам защиты прав человека.

Теперь же речь Путина показывает его с новой стороны, как потенциального модернизатора. В дополнение к теме модернизации, он настаивал на том, что рост бизнеса должен создавать лучшие рабочие места, чтобы совершенствовать качество жизни. Экономический рост не должен происходить за счет беднейших и самых уязвимых работников или компромиссов по вопросам безопасности и охраны окружающей среды.

Эти слова не были простой риторикой. Он воспользовался платформой крупнейшего мирового агентства по охране труда, чтобы наметить в общих чертах планы реформ. Вопрос в том, почему он это сделал. Готовится ли он перехватить стратегическую инициативу Медведева, чтобы вытеснить президента? Или же они по-прежнему являются боссом и протеже, которые станут тандемом, в котором Путин займет кресло президента, а Медведев станет премьер-министром?

В российской политике ничего не бывает просто или ясно. Однако, похоже, что медведь осознал, что реальная мощь, включая мощь, необходимую, чтобы бросить вызов США, проистекает из экономического потенциала. И единственный путь к нему лежит через модернизацию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.