Путинская эра не закончилась. Кажется, что Владимир Путин будет доминирующей фигурой в современной российской истории. Многие озвучивают свои опасения по поводу роста авторитаризма в России. От чтения их аналитических заметок быстро возникает впечатление, что многие западные эксперты преувеличивают роль лидеров в России. Можем ли мы действительно объяснить основные тенденции в российской политической системе чисто за счет роли Путина?

Путин силен, но не всемогущ. Россия это не простое политическое уравнение, которое можно решить при помощи всего одной переменной. Как и лидерам в других регионах, Путину приходится жить и действовать в пределах ограничений и сложностей государственной политики. Поэтому, чтобы оценить российское положение в плане демократизации, рыночной экономики и внешней политики, нужно принимать во внимание и роль Путина, и другую структурную динамику в российской политике.

Важной переменной в этой динамике является размер нефтегазовых доходов в российской экономике. Русские очень гордятся своими обширными природными ресурсами. Однако, парадоксальным образом, это может быть именно тем фактором, который ослабляет их экономическую силу. В общем и целом, страны должны быть бдительны и готовы к негативным последствиям развития экономики, основанной на одном продукте. Сегодня доходы от нефти и природного газа составляют почти 17% российского валового внутреннего продукта (ВВП). Вдобавок, налоги, которые собирает российское правительство с этой отрасли, обеспечивают почти 45% его общих налоговых доходов. Другими словами, России угрожает реальный риск стать экономикой одного продукта. И именно такая экономика, а не только личные амбиции Путина, является основной переменной в российской государственно-центричной политической системе. И все выглядит так, будто бы русские полностью осведомлены о потенциальных рисках модели однопродуктовой экономики. Т.е. диверсификация экономической структуры – критически важный вопрос для России. Очевидно, что прорыночная стратегия является одной из предпосылок успешной диверсификации, и там, где такая стратегия применяется, диверсификационная повестка дня обеспечивает появление менее склонного к интервенционистскому стилю государства.

Необходимым шагом является реформирование налоговой системы, чтобы сделать ее справедливой и эффективной. До тех пор пока российская налоговая система сохраняет значительные слабости, оптимизм по поводу возникновения рыночно-ориентированной либеральной системы в политике необоснован. Это правда, что ни одно государство не может провести крупные и важные реформы за короткое время. И также правда, что Путин - не то, чтобы зрелый и полноценный приверженец рыночно-центричной политики. Поэтому пока повесткой дня будет балансирующая стратегия, уже прозванная «путиномикой». Но, как я уже сказал, реформирование нынешней экономической модели – это «обязательная вещь» для России. Откладывание решения этого вопроса обойдется очень дорогой ценой.

Еще одной решающей, критически важной переменной является внешняя политика. Россия сохранит свою традиционную антизападную позицию, оставаясь составной частью таких организаций как Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) и БРИКС. Нереалистично ожидать радикального переключения российской внешней политики в пользу таких регионов как Украина, Грузия и Средняя Азия. Россия находится в состоянии «битвы не на жизнь, а на смерть» с заинтересованными сторонами в «зонах привилегированных интересов».

Важнейшим вопросом также является идеологическая опора российской внешней политики, особенно в свете «арабской весны». Многим кажется, что у России есть претензии на лидерство среди других авторитарных государств. И это не плод идеологической фантазии, а прямое следствие развития российской военной промышленности. В докладе аналитической компании RAND по российской внешней политике отмечалось, что «Россия добилась успеха в экспорте вооружений широкому кругу клиентов, включая Алжир, Сирию, Объединенные Арабские Эмираты, Индонезию и Йемен. В 2006 году Россия экспортировала вооружений и военных услуг на огромные суммы в 61 страну мира. Роль России как крупного экспортера вооружений будет сохраняться». По понятным причинам многие авторитарные и развивающиеся государства рассматривают Россию как крупного продавца оружия. Защита своего ближневосточного рынка вооружений сейчас является основным приоритетом российской внешней политики. Кто будет следующим продавцом оружия ближневосточным государствам, таким как Ливия, после арабской весны, это очень важный вопрос для России.

Если попробовать сделать долгосрочный прогноз, то получится, что Россия продолжит продавать оружие авторитарным государствам из-за нынешнего разделения труда в международной индустрии вооружений. Россия потеряла свои рынки вооружений в таких странах, как Венгрия или Польша, уступив их Соединенным Штатам. Этот сценарий не нуждается в объяснениях. Однако когда дело доходит до общих цифр, то получается, что такие страны как Нидерланды, Германия, Италия, Турция, Великобритания и Соединенные Штаты являются основными торговыми партнерами России. Тем самым получается, что Россия будет, как «двуликий Янус», проводить внешнюю политику, которая будет играть на эмоциях как демократических, так и авторитарных государств.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.