Сегодняшние протесты против российского руководства сильно перекликаются с демонстрациями двадцатилетней давности. Российская Федерация дня сегодняшнего - это не Советский Союз 1991 года, конечно. Но беды и неприятности несколько похожи - и протестующие, требовавшие свободы и справедливости в заснеженной Москве в прошлый уикенд, вызывают ту же смесь восхищения и тревоги, которую вызывали и их предшественники двадцать лет назад.

Тогда, как и сейчас, общественность утрачивала доверие к своим правителям. Экономический провал означает, что цензура и коррупция раздражают значительно больше, чем в спокойные и сытые времена. В 1980-е годы претензии советского руководства на легитимность разъели и уничтожили пустые полки магазинов. Сейчас магазины полны, но инфляция истощает кошельки, некогда набитые нефтерублями.

Лимузины и дачи новой номенклатуры более демонстративны и претенциозны (и поэтому значительно больше раздражают), чем тайные привилегии старого режима. Ложь по телевидению стала более ловкой и прилизанной - но не более убедительной, чем корявая пропаганда старых времен. Россия - отсталая страна, с такими политической и экономической системами, которые препятствуют модернизации. Звучит знакомо, не правда ли?

Некогда это были Коммунистическая партия и КГБ, которые занимались подавлением основных человеческих инстинктов в виде стремления к справедливости посредством своего властного произвола. На их месте выросли, как грибы после дождя, неподотчетные и непрозрачные органы государственной бюрократии, которые используют (по большей части) более мягкие методы, чтобы добиться своих целей, но по-прежнему попирают права и интересы слабых.

Роль этнических русских остается дестабилизирующей и неясной: являются ли они равными гражданами в по-настоящему многонациональном государстве, или же имперской господствующей расой, или чем-то средним между этими двумя крайностями? Ни Советский Союз, ни Российская Федерация не дают ответа на этот вопрос. Когда-то кто-то должен на него ответить.

Скорость, с которой падает общественное доверие к режиму, также пробуждает ностальгию. Всего несколько месяцев назад кремлевские предводители могли всерьез заявлять, что большинству русских нравится их «управляемая» политическая система, а критика процессов по существу не имела никакого значения. Сейчас ясно, что значительная доля населения является какой угодно, только не довольной. А король-то голый! Таким же был генеральный секретарь. И таким же является Владимир Путин, российский премьер-министр.

Смесь протестующих выглядит весьма знакомой для любого, кто помнит годы предсмертной агонии Советского Союза. Ультранационалисты стоят плечом к плечу с прозападными либералами, зелеными, анархистами и аполитичными гражданами, которые просто хотят иметь право делать выбор, чтобы их голоса правильно учитывались, и чтобы не было лжи. Большую разницу с временами двадцатилетней давности представляет собой ситуация в слое лидеров митингующих - он гораздо тоньше. Нет ни Андрея Сахарова, ни Бориса Ельцина, ни Галины Старовойтовой (потенциальным лидерам, таким как Алексей Навальный, еще расти и расти, чтобы соответствовать ожиданиям).

Беспокойство также перекликается с настроениями двадцатилетней давности. Что замышляют плохие парни? В последние годы существования Советского Союза миллиарды долларов исчезли из фондов КГБ и Коммунистической партии, что позволило людям с хорошими связями хорошо и спокойно вступить в новую эпоху. И это может произойти опять. Предприимчивые превратились в демократов и капиталистов. Остерегайтесь, чтобы этого не произошло снова.

Ровно так же, насколько цинично было (и есть) списывать со счетов протесты как не имеющие значения, настолько же наивно было (и есть) предполагать, что они способны напрямую создать чистую, ясную и открытую политическую систему (это недостижимая, ускользающая цель везде). Хорошие парни тоже могут легко показать себя наивными и неэффективными, когда получат власть. Общественное мнение тоже может быть хрупким и недолговечным: в 1990-е годы идеализм иссох на фоне неурядиц с экономическими реформами и необходимости приспосабливаться к утрате империи. Пропаганда обволакивает и искривляет многие умы. Свободные выборы - прекрасная идея в теории, но что она дает на практике?

Одно серьезное отличие, которое нельзя не приветствовать, заключается в том, что Запад сейчас значительно менее важен, чем двадцать лет назад. Как и участники акций протеста арабской весны, российские вновь обретшие уверенность граждане не зациклены на том, чтобы подражать Европе или США. Также они не зависят от внешних денег или поддержки в своем успехе - хотя Путин и может быть уверен в обратном.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.