Президент России Владимир Путин выступил с серьезными обвинениями в адрес турецкого руководства: по его словам, российский самолет был сбит турецкими ВВС с целью защиты поставок нефти с территории, подконтрольной ИГ, в Турцию. Мы опросили ряд экспертов на предмет обоснованности утверждений Путина.

Турция является сообщником «Исламского государства» (ИГ) — так можно обобщить обвинения российского руководства в адрес турецкого руководства. На днях Владимир Путин выступил с утверждением, что Анкара сбила российский бомбардировщик лишь потому, что стремилась обезопасить поставки нефти с территории ИГ в Турцию. Его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган решительно отверг эти обвинения. Но действительно ли они не имеют под собой никакой основы?

«Известно, что из областей, подконтрольных ИГ, в Турцию действительно нелегально поставляется нефть», — говорит специалист по Ближнему Востоку Абдель Мотталеб Эль-Хуссейни (Abdel Mottaleb El Husseini). По его словам, за этим стоят «дельцы-посредники», транспортирующие нефть в направлении Турции и, возможно, продающие ее на «черном рынке». Однако о прямых контактах между турецким правительством и ИГ, по мнению эксперта, говорить не приходится. Впрочем, «ходят слухи, что турецкие спецслужбы участвуют в контрабанде нефти», — добавил Хуссейни.


Эксперт по Турции Удо Штайнбах (Udo Steinbach) считает «бесспорным, что турецкая сторона могла бы делать намного больше для предотвращения или, по крайней мере, для сокращения объема торговли этой нефтью». Вместе с тем он считает аргумент Путина, что самолет был сбит именно с целью обезопасить нелегальные поставки нефти, «настолько абсурдным, что его можно рассматривать лишь в качестве полемики или как часть целой стратегии». Российская сторона, по его словам, очевидно, заинтересована в дальнейшей эскалации конфликта с Турцией.

Следующее обвинение: Турция терпит на своей территории джихадистов

Обвинения Москвы в адрес турок не ограничились лишь предположительной нелегальной торговлей нефтью с ИГ. Российская сторона обвиняет Анкару также в недостаточно активной борьбе с террористами, которые используют Турцию в качестве прибежища. На пресс-конференции в понедельник вечером в Париже президент Путин сказал, что бойцы с российского Северного Кавказа находятся на турецкой территории, не встречая никакого противодействия со стороны спецслужб этой страны. Российское руководство опасается, что эти бойцы через Турцию смогут перебраться в Сирию и присоединиться к ИГ. А когда-нибудь потом, накопив опыт террористических действий, вернутся в Россию.

Действительно ли Турция недостаточно противостоит исламистам? «Этот упрек правомочен», — сказал эксперт Штайнбах. По его словам, у мировой общественности есть ощущение, что действия Турции в адрес террористов двояки. «Когда Эрдогану стало понятно, что Запад не будет бороться против режима Асада с былой решимостью, Турция, в свою очередь, утратила готовность к решительной борьбе с группировками джихадистов. Скорее даже наоборот: она стала поддерживать их».

Путин пользуется двойственной позицией Анкары в борьбе с терроризмом.

Хуссейни также исходит из того, что турецкое руководство, по меньшей мере, закрывает глаза на действия джихадистских группировок. Одной из причин этого является то обстоятельство, что многие из них борются в Сирии против президента Башара Асада, а это является приоритетом турецкой внешней политики: «Борьба с „Исламским государством“ и другими джихадистами начнется лишь потом».

Таким образом, оба опрошенных нами эксперта считают обвинения Путина в адрес турецкого правительства в нелегальном нефтяном бизнесе с ИГ необоснованными. Впрочем, Путину удалось обнаружить «слабое звено» в турецкой внешней политике. Тот факт, что Эрдоган в борьбе с джихадистами не занял однозначную позицию, делает его уязвимым. И Путин этим пользуется с целью дискредитации турецкого правительства, якобы поддерживающего террористов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.