La Règle du Jeu: Франция подошла к поворотному моменту?

Бернар-Анри Леви:
И да, и нет. Национальный фронт во главе гонки мы уже видели на выборах в Европарламент и департаментах. Новым моментом стала символика. Если во главе регионов встанут лепенисты, если часть жизни жителей Эльзаса, Прованса и так далее будет продиктована прихотями и заблуждениями госпожи Ле Пен, это станет мощнейшим символом. И страшной катастрофой для людей и граждан.

— По каким конкретно причинам?

— У нас плохо понимают, что именно представляет собой эта партия. Нам говорят, что у нее нет настоящей программы, что она ничего не строит, что у нее нет настоящего решения для проблем безработицы и безопасности… И это правда. Но тут, наверное, есть и кое-что посерьезнее. Как мы это видели на прошлых выборах, в этой партии полно рецидивистов. Ей не удается скрыть, что многие в ее рядах с ностальгией вспоминают о временах нацизма и даже пишут об этом в социальных сетях. Каждый раз, как наша страна сталкивается с международным кризисом или даже ведет войну, как в Мали или Сирии, эта партия систематически встает на сторону врага. Именно поэтому Национальный фронт не вписывается в республику. Его лидеры могут сколько угодно твердить, что избраны «народом» и что демократия — это «народ»: чтобы быть настоящими демократами и республиканцами, им не хватает заботы об обществе, искренней любви к Франции.

— Что это говорит о состоянии французского общества?

— Последние часы я отовсюду слышу, что это говорит о гневе, неуверенности, разочаровании и т.д. Как утверждают некоторые, Национальный фронт отвечает на сигнал SOS. Для некоторых избирателей это, быть может, и так. Но я все же не могу согласиться с тем, что нам как альтернативу традиционным движениям представляют партию, которая со многих точек зрения является карикатурой на них. Чего стоит хотя бы кумовство в трех поколениях семьи Ле Пен! Взгляните, какой след коррупционных дел тянется за госпожой Ле Пен! В любом случае, думаю, пора прекратить рассуждения об «отчаянии», которое якобы выражают те, кто голосуют на Нацфронт. Можно быть бедным, но не признать себя частью Нацфронта, исполненного гнили, трусости, ненависти и бесчестья для Франции. И мне кажется, что те, кто придает выражению своего недовольства облик семьи Ле Пен, руководствуются вовсе не этими экономическими и социологическими объяснениями.

— А чем же?

— Во Франции существует так называемая «французская» или, если хотите, ультраправая идеология. Она опирается на ненависть к другим, реваншизм, злобу, ненависть к самому себе. Именно она сейчас и выходит на первый план. Эту Францию раньше удавалось удержать в узде объединенным силам голлизма, правого либерализма и левой социал-демократии. Но сегодня она поднимает голову. И не нужно это скрывать, потому что якобы не стоит «перекладывать вину на избирателей».

— Что, по-вашему, необходимо с этим делать?


— Все, что угодно, чтобы не дать этим смутьянам сделать нас объектом насмешек и жалости в Европе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.