На севере Франции в регионе Нор-Па-де-Кале — Пикардия, где список крайне правых возглавила лично Марин Ле Пен, партия Национальный фронт набрала 40,6% голосов. После окончания голосования лидер французских националистов правых выступила перед своими сторонниками, собравшимися в городке Энен-Бомон, который уже полтора года возглавляет мэр-националист. За тем, как сторонники Нацфронта праздновали победу, наблюдал корреспондент RFI.

«Я стоял и выпивал, в тот момент, когда толпа стала двигаться, и журналисты начали всех расталкивать, и вдруг, я замечаю, что Марин Ле Пен всего в полуметре от меня. И я ей пожал руку, а она меня поцеловала в щеку. Я первый раз ее вижу вживую и так близко. Две недели назад я видел ее на митинге в Лилле, и вот сегодня я ее увидел прям совсем близко», — не скрывая эмоций рассказывает мне худой коротко стриженный 17-летний брюнет Поль.

Первые данные о результатах Марин Ле Пен, которая, согласно экзит-полам, набрала более 40% голосов немногочисленная публика в зале встречает бурными овациями. Энен-Бомон, в тридцати километрах от Лилля, с населением едва превышающим 25 тысяч человек, наверное, никогда еще не видел столько журналистов со всего мира. Впрочем, в самом городе народных гуляний победа Нацфронта не вызвала. Как и во всех небольших городах Франции избирательные участки здесь закрылись в шесть часов вечера, и к восьми часам на улицах уже не осталось прохожих.


Я почти потерял надежду найти хоть кого-либо из местных жителей, способного показать дорогу к штабу Нацфронта, когда подвыпивший пожилой мужчина, окликнул меня из окна машины: «Месье, где нам тут у вас найти Марин?». Двумя преданными фанатами госпожи Ле Пен оказались пенсионеры из соседней Бельгии. «Мы проехали 120 километров, чтобы быть здесь сегодня вечером. Приехали из Валлонии — недалеко от французско-бельгийской границы», — рассказывает Камий, электрик на пенсии. «Мы чувствуем себя больше французами, чем бельгийцами. Потому что в соседней Фландрии есть влиятельные националистические партии, а Валлонии таких партий нет».

Камий поддерживает не только лидера французских националистов, но и, как я узнаю с первой же минуты разговора, президента России «товарища Путина». Свою любовь к французским крайне правым Камий объясняет проблемами с мигрантами в родной Бельгии. «Все то, что произошло в Моленбеке (пригород Брюсселя, оказавшийся логовом джихадистов. — RFI)  — от этой социалистической вседозволенности. Это все результат правления последних 20 лет бургомистра-социалиста с его сверхтерпимостью. Нам это уже надоело. Поэтому сегодня мы приехали во Францию».

Однако несмотря на успехи своих политических кумиров, во Францию Камий переезжать не хочет: «Потому что у нас собственность в Бельгии, нам там хорошо, но мы ее (Марин Ле Пен) поддерживаем».

Дорогу до штаба Нацфронта уже нам троим в конце концов соглашается показать житель Энен-Бомона Арно. Сам он голосовал на выборах за социалистов и очень переживает за усиление националистов в его родном городе. «Я социалист и останусь социалистом, — говорит он. — Даже если сейчас они не очень хорошо делают свою работу. Среди моих друзей нет сторонников Ле Пен. Я умею выбирать друзей. Видя, как развивается кампания, думаю, они победят в регионе, и меня это беспокоит. Это будет очень печально для нас».

Быший сотрудник мэрии Арно ушел в отставку сразу после победы выдвиженца националистов Стива Бриуа на муниципальных выборах. С нынешним мэром Арно знаком еще со школьных лет и не понимает, как его «угораздило» вступить в Нацфронт. «Для Энен-Бомона он хорошо выполняет свои обязанности. Тут я не стану жаловаться. Но на национальном уровне я сомневаюсь, что это будет такая же хорошая работа, — считает житель Энен-Бомона. — Безработные сейчас голосуют за Нацфронт, думая, что благодаря этому они найдут работу. Но это ошибка. Это нас изолирует от остальной Европы. А когда нам плохо, надо оставаться едиными с европейскими странами. Одни — мы не сможем ничего сделать». «Только не говорите, что это я вас привел сюда, а то не пустят», — шутит Арно, уже у дверей штаба.

Журналисты жалуются на политтехноголов Нацфронта, загнавших их в самую глушь провинциальной Франции, и репетируют на разных языках — от английского с испанским — до японского с украинским — заковыристое названия города. Для Марин Ле Пен провести вечер после голосования именно в Энен-Бомоне — прежде всего, символично. С марта 2014 года, когда к власти пришел мэр-фронтист Стив Бриуа, город стал символом побед Нацфронта. По мнению лидера националистов, вслед за Энен-Бомоном теперь весь север должен стать вотчиной Нацфронта и показать пример остальной Франции.

Пока местные крайне правые пример единения не показывают. До снятого для праздника большого ангара на окраине города добралось от силы несколько десятков преданных сторонников. Большинство из них — партийный актив, приехавший из других городов. Одной из немногих представителей жителей города оказалась пенсионерка Франсуаз Депо, бывший химик и верный избиратель Нацфронта с момента основания партии.

«Европа — это хорошо, но Европа наций. Это то, чего мы всегда хотели. Объединяясь, мы конечно сильнее. Это понятно, мы не настолько все-таки идиоты. Но нужно также, чтобы мы сохраняли свои корни, — объясняет Франсуаз, — я живу в Энен-Бомоне. Я тут родилась. И поэтому я вижу разницу между бывшими социалистами и нынешней мэрий Нацфронта. Мы зажили заново».

Заслуги нового мэра, по ее словам, заметны всем горожанам: «Все изменилось. Абсолютно все. Город стал более чистый. Муниципальные служащие довольны своей работой, они получают достойную зарплату, у них есть стажировки и прочее».

Таких же изменений Франсуаз желает для всего региона. Все надежды жителей которого, связаны, по ее словам, с победой Марин Ле Пен. «Это стало уже невыносимым. Посмотрите хотя бы на Кале: шансов получить медицинскую помощь больше нет, — у нас теперь мигрантов лечат в больницах. Потом, вы видите эту колючую проволоку, которой затянуто все побережье? А мы все-таки пока не в тюрьме!», — сетует пенсионерка.

Досталось социалистам и за повышение налогов, однако внезапно пожилая дама объясняет, что переживает она не столько за себя, сколько за обездоленных соотечественников: «Несчастные французские нищие не получают ничего, а мигранты имеют 10 евро в день», — возмущается вполне респектабельного вида фронтистка.

Тем временем, слова Франсуаз заглушает недовольный гул в зале, — по транслируемому на больших экранах по всему залу новостному телеканулу I-télé начинает выступать премьер-министр, социалист Манюэль Вальс. «Национальный фронт — это угроза нашим республиканским ценностям и демократии», уверен премьер.

Интересуюсь у Франсуаз, не видит ли она такой угрозы. «Нет, совсем наоборот. Теперь мы гордимся быть французами», — отвечает она. Я не сдаюсь и спрашиваю у пожилой дамы, что для нее значит быть француженкой. «Француженкой — это быть патриотом… и бороться с безработицей», — твердо отвечает моя собеседница и на всякий случай уточняет на прощание: «А вы сами живете во Франции?».

Поскольку до Энен-Бомона добралось заметно больше журналистов, чем сторонников Нацфронта, у волонтеров, встречающих гостей на входе, быстро заканчиваются бейджи с надписью «пресса» и продолжающим подходить журналистам уже выдают бейджи «гость», заготовленные в избытке для партийных активистов. К любому разговорчивому гостю журналистам приходилось занимать очередь — так их было мало. Но немногочисленный партактив не подвел своего лидера и торжественно отвечал на вопросы прессы.

Пожалуй, самой популярной среди представителей СМИ в этот вечер стала жительница Лилля Жуанна, которая добралась с друзьями до Энен-Бомона, несмотря на то, что прикована к инвалидной коляске. Именно это трагическое обстоятельство в жизни Жуанны, заставило ее пересмотреть свои политические убеждения.

«Я голосовала за Нацфронт, потому что я инвалид уже 4,5 года. И никто для меня ничего не сделал — будь то социалистическая мэрия или местные советы или другие социалисты, — объясняет женщина. — Во Франции, когда вы становитесь инвалидом, никто вам не говорит, куда идти, что делать, в какой орган или ассоциацию обратиться. Поэтому мой электоральный выбор был сделан этим летом. Насколько я знаю, немало таких же как я людей с инвалидностью голосует за Нацфронт. Потому что они также устали от пустых обещаний и устали смотреть, как раздают деньги людям, которые этого не заслуживают».

Кто стал бенефициаром за счет обделенных французов, мы узнаем очень быстро: «Возмутительна эта попытка разделить страдание между мигрантами и инвалидами. Мне кажется, между этими двумя категориями нужно выбрать более уязвимых и слабых…».

Слова Жуанны прерывают бурные овации. В зале, наконец, появляется главная виновница торжества — светящаяся счастьем Марин Ле Пен. После короткой победной речи со словами благодарности сторонникам и призывом к дальнейшей борьбе, по задумке организаторов, наступает очевидно кульминация вечера. Под хоровое исполнение «Марсельезы» Марин Ле Пен спускается со сцены — совершить «круг почета» по залу, лично поблагодарив сторонников. К ней тянутся руки избирателей, нескольким счастливчикам даже удастся обнять своего кумира. Одним из них окажется 17-летний Поль. Но он еще не знает об этом и допивает  второй бокал шампанского в глубине зала.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.