Первая жертва падения цены на нефть до 40 долларов за баррель — это союз стран-экспортеров нефти ОПЕК. Уже более года организации не удается достичь сплоченности в своих рядах. Раскол происходит между теми членами, кто стремится сохранить высокий уровень добычи нефти, порождая избыточный спрос (лидер среди них — Саудовская Аравия), и теми, кто призывает сократить добычу, чтобы поднять цены и снизить давление на бюджет.
 
Чтобы определить основных проигравших, среди которых числятся Россия, Алжир, Нигерия и Венесуэла, необходимо рассмотреть одновременно зависимость государственной казны от черного золота и геополитический вес страны.

Основными факторами являются доходы от продажи нефти, доля экспорта черного золота и точка безубыточности, то есть цена, за которую необходимо продавать баррель нефти, чтобы каждое государство могло выполнять бюджетные обязательства по расходам.

В случае каждой из перечисленных стран, оказавшихся в проигрыше, есть геополитические факторы, которые усугубляют стресс от сокращения доходов.

Венесуэла, Алжир и в меньшей степени Нигерия могут столкнуться с увеличением числа протестов и политической нестабильностью из-за неспособности финансировать текущие расходы и дисбаланса, вызванного неравномерным распределением доходов. В Каракасе в воскресенье, 6 декабря, чавистский блок впервые с 1999 года потерпел поражение на парламентских выборах.
 
Россия оказалась в тисках между падением цен на нефть и западными санкциями. Снижение дохода от минеральных ресурсов наносит ущерб государственной казне. В этом же ключе стоит рассматривать и вмешательство в сирийский конфликт, которое, очевидно, должно быть рассчитано на короткий период (3-4 месяца), чтобы избежать дальнейшего давления на государственный бюджет.
 
Иран не включен в список проигравших, несмотря на высокую зависимость страны от продажи сырьевых ресурсов, так как его месторождения могут принести прибыль из-за снижения иностранных инвестиций в места, где стоимость добычи нефти гораздо выше (нетрадиционные углеводороды США или Арктики).
 
США являются связующим звеном между победителями и проигравшими. Добыча нетрадиционного газа и нефти — символ стремления к энергетической самодостаточности — обходится дорого и нежизнеспособна при такой цене. Тем не менее, Белый дом видит, как можно воспользоваться сланцевой нефтью для получения стратегической выгоды, извлеченной из проблем, с которыми в настоящее время столкнулись многие их противники, и прежде всего — Россия.
 
Даже Саудовская Аравия в этой игре имеет неоднозначный итог. Несмотря на то, что она стоит в топе по всем показателям зависимости от нефти, Эр-Рияд полагает, что имеет достаточную свободу действий (запасы иностранной валюты и доступ к финансовым рынкам), чтобы выдержать дефицит до 20% ВВП.

Саудиты, решившие не сокращать производство нефти и обвиняемые в антироссийском и анти-иранском заговоре, на самом деле, стремятся убрать с рынка некоторых конкурентов, заработав тем самым решающие торговые квоты. Однако для Эр-Рияда крайне важно, чтобы эта игра не затянулась.

Падение цен на нефть, безусловно, принесло выгоду ее основным потребителям — Европе, а особенно странам восточной Азии — Индии, Китаю, Японии и Южной Корее, которые в последнее время увеличили импорт нефти из стран Персидского залива.
Какой будет реакция этих государств, если регион, который является их основным источником поставок нефти, погрузится в хаос, в том числе из-за энергетического кризиса, — это совсем другая история.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.