После заключения Норвежских соглашений, двадцать лет назад, мы были преисполнены благих намерений, мечтали о лучшей жизни. Но даже тогда были те, кто считали необходимым анализировать и искоренять проблему подстрекательства в среде арабского населения. Тогда предполагалось, что потребуются долгие годы просветительской и культурной работы, чтобы изжить ненависть между двумя народами.

В рамках Норвежских соглашений были определены механизмы контроля над ситуацией в этой сфере.  Увы, эта часть договора, как и большинство его составляющих, никогда не была реализована. В том, что касается подстрекательства и риторики ненависти со стороны палестинцев в адрес евреев, не было и дня с момента подписания соглашений, чтобы это прекращалось.  Не успели просохнуть чернила после подписания договора в Осло, как Ясир Арафат начал свою привычную подстрекательскую кампанию. Также действовали и его наследники. Риторика кипящей ненависти к Израилю и евреям и даже призывы к физическому насилию не прекращались никогда.

Необходимость продолжать подстрекательскую кампанию была связана с двумя основными факторами: кроме естественной исторической ненависти к евреям со стороны мусульман, подстрекательство было призвано стать дымовой завесой, скрывающей от палестинского населения невиданные масштабы коррупции в администрации Арафата и Абу-Мазена. Это также помогало перенаправить фрустрацию палестинцев, связанную с тяжелым социально-экономическим положением, на евреев и Израиль.

Второй фактор – подлинное стремление палестинцев убивать и калечить евреев, как таковых. Это желание не только не исчезло с годами, но, напротив, усилилось многократно: чем более интенсивно продвигался переговорный процесс, тем сильнее становилось стремление наносить удары по еврейским объектам. Возможно, это связано также и с тем, что палестинские лидеры ближе узнали израильское общество и его слабости. Это придало им уверенности в том, что они могут манипулировать общественным сознанием израильтян, используя физическое насилие.

С израильской стороны отношение к палестинскому подстрекательству и риторике ненависти было достаточно вялым. Израильтяне относились к этому снисходительно, словно речь идет не о взрослых людях, а о неразумных детях («Оставьте их в покое, так они выпускают пар»). Даже тогда, когда вербальная ненависть переросла в физическое насилие, волны террора, среди израильтян находились те, кто пытался не допустить каких-либо конкретных действий, направленных против арабского подстрекательства.

Правительства и службы безопасности не отнеслись к проблема подстрекательства и риторики ненависти с должной серьезностью. Те немногие, кто пытались предостеречь нас, обращая внимания на опасность подобного рода ненавистнических кампаний в палестинском обществе, удостаивались презрения. Их предостережения отметались и игнорировались. Правительственные структуры собрали огромную информацию о подстрекательской кампании Арафата и руководителей Палестинской автономии, но не стали давать этому ход. «Не следует разрушать отношения и переговорный процесс, — так мотивировало правительство подобное отношение  к этой теме. – Это отдалит шанс на мирное сосуществование между двумя народами». Никого не смущал тот факт, что подстрекательство и риторика ненависти являются тем самым горючим, на котором работает машина террора.

Тем, кто сегодня пытаются понять, откуда взялся нынешний «террор одиночек»,  следует вспомнить про чеховское ружье, которое должно было выстрелить в последнем акте. Если воспитывать детей на ненависти и призывах к насилию в течение многих лет, то дети возьмут в руки кухонный нож и выйдут на улицу, чтобы убивать евреев.

Прекращение подстрекательства, призывов к насилию (даже в том случае, если дать этому точное определение в законе) не приведет к немедленным результатам. Вместе с тем, в долгосрочной перспективе это может изменить систему отношений между евреями и арабами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.