Взрыв бомбы в Стамбуле, четырнадцатимиллионном мегаполисе Турции, унес жизни десяти людей, девять из которых были немецкими туристами. В последние недели турецкую столицу периодически сотрясали и другие события, включая поджог сторонниками Рабочей партии Курдистана (РПК) автомобилей простых граждан и государственных автобусов, однако атака террориста-смертника в Стамбуле 12 января этого года сразу же оказалась в заголовках мировых СМИ. Премьер-министр Турции и лидер Партии справедливости и развития Ахмет Давутоглу на своей пресс-конференции заявил, что исполнитель этого теракта входил в состав такфиристской группировки ИГИЛ. Президент страны Реджеп Тайип Эрдоган в своем телефонном разговоре с канцлером Германии Ангелой Меркель выразил соболезнование в связи с гибелью немецких туристов. Анализируя степень важности данной атаки для политического развития и безопасности Турции, необходимо отметить несколько важных моментов.

Во-первых, террористический акт в таком крупном городе, как Стамбул, означает прямой вызов безопасности политической, культурной и экономической столице Турции и атаку на туристическую индустрию этой страны. В том случае, если произойдут и другие аналогичные инциденты и подобного рода атаки случатся в других туристических центрах страны, скажем, в Анталии, экономика Турции окажется в еще более затруднительном положении.

Во-вторых, немецкие туристы не случайно стали жертвами этого нападения. Фактически данной атакой «Исламское государство» хотело добиться того, чтобы за счет Турции проучить Германию. Все дело в том, что в последнее время все мы являемся свидетелями явного и активного участия Берлина в борьбе с ИГИЛ.

В-третьих, свои террористические атаки в Турции игиловцы начали с двух курдских городов: Диярбакыр и Суруч, а уже потом добрались до Анкары и, в конце концов, до Стамбула. Однако важной особенностью этих четырех террористических атак является то, что игиловцы до сих пор не наносили свои удары непосредственно туркам. В ходе трех первых нападений жертвами стали курды, студенты и активисты из политических и журналистских кругов, приближенных к Рабочей партии Курдистана, а в результате четвертого теракта пострадали немецкие туристы. Вместе с тем организаторы этих взрывов будто бы давали понять, что ИГИЛ делает предупреждение Турции, и своими уже осуществленными акциями угрожает этой стране еще большим терактом. Возможно даже, что эта такфиристская группировка вновь предпримет свою атаку на Турцию, и в пятом по счету теракте пострадают уже сами турки. Иначе говоря, в своем противостоянии с Турцией ИГИЛ еще не дошло до высшей степени враждебности.

В-четвертых, террористическая атака на Стамбул свидетельствует о том, что Турции угрожают серьезные риски со стороны «Исламского государства» и, принимая во внимание девятисоткилометровую протяженность турецко-сирийской границы, повторение подобных инцидентов вполне вероятно. Данное обстоятельство позволяет понять, насколько службы безопасности Турции обеспокоены деятельностью ИГИЛ, поэтому вполне естественно, что в отношении этой группировки турецким властям приходится действовать весьма осмотрительно. Хотя Турция и вступила в антиигиловскую коалицию вместе с Америкой, Европой, Саудовской Аравией и другими арабскими государствами, вряд ли можно ожидать, что действия турецкой армии против игиловцев будут носить масштабный и решительный характер. Дело в том, что в своих военных расчетах Анкара вынуждена учитывать то, как среагирует на них ИГИЛ на территории самой Турции.

Три важные угрозы безопасности Турции в 2016 году

Начало военной операции России в Сирии и последовавшее за ним уничтожение российского истребителя военно-воздушными силами Турции привели к быстрому развитию других событий, помимо собственно сирийских. В ответ на эту меру Анкары Россия предприняла ряд важных мер, включая введение экономических санкций против Турции, давление на ее энергетический сектор, выдворение рабочих и директоров турецких фирм, а также меры по денонсации договора о строительстве на турецкой территории атомной электростанции. Кроме этого, русские предприняли атаку на позиции туркменских группировок на севере Сирии и нанесли свои удары по диспозициям некоторых ключевых командиров антибашаровских группировок, которые напрямую или косвенно пользовались поддержкой Анкары. Таким образом, интересы Турции и перспектива политического участия этой страны в будущем Сирии столкнулись с серьезными угрозами. В еще более трудной ситуации оказалась и турецкая экономика, риски которой тоже увеличились. Вместе с напряженностью в отношениях с Россией, Ираком и Сирией на своей собственной территории турецким властям приходится противостоять с колоссальной угрозой в лице Рабочей партии Курдистана, которая стала вести войну уже в некоторых курдских городах Турции, включая Сур, Насибин и Джизре.

Война с РПК обернулась для Анкары огромными потерями. Согласно официальной статистике, озвученной представителями военных ведомств и служб безопасности Турции, в ходе воздушных бомбардировок позиций РПК на границе страны и в центральных областях Курдской автономии Ирака было убито более двух тысяч курдов, а в результате городских боев, произошедших за последние несколько недель в пяти курдских областях, погибли почти 500 человек из числа участников военного формирования и вооруженных подростков, выступающих на стороне РПК. Столь тяжелые потери привели к тому, что в социальном плане угроза безопасности в курдских районах будет сохраняться, а в некоторых частях Турции даже вероятны столкновения на национальной почве между турецким и курдским населением. Как видно, на данный момент времени отсутствует какая-либо возможность для возобновления переговорного процесса турецких властей с Рабочей партией Курдистана. Лидер РПК Абдулла Оджалан, председательский совет партии и ее важнейший союзник Демократическая партия народов, как это было раньше, уже не соглашаются подчиняться турецким службам безопасности и членам правительства и, по всей видимости, в 2016 году противостояние с ними начнется с новой силой.

Своими действиями ИГИЛ доказало, что в Турции у него имеются многочисленные тайные подразделения. Помимо того, что многие игиловцы проникли в Турцию из Сирии под видом беженцев, к «Исламскому государству» примкнула и некоторая часть турецкой молодежи. Вероятнее всего, их проживание в тайных коммунальных домах, имеющихся почти во всех провинциях Турции, каким-то образом связано с террористическими атаками и общей тревожной обстановкой в стране. Принимая во внимание все сказанное, можно сделать вывод о том, что в 2016 году в плане безопасности Турции придется столкнуться с массой вызовов, и в случае, если национальное правительство, состоящее из членов Партии справедливости и развития, не найдет способов договориться с РПК, обеспечить собственную безопасность и сократить расходы на противостояние с ИГИЛ, кабинету Давутоглу суждено пережить еще большие трудности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.