С того момента, как США в 1980-е годы начали говорить о создании системы противоракетной обороны, Россия была против подобной идеи. Точно так же, как США были против, когда Россия в 1960-е годы поигрывала подобной мыслью.

Тогда США не принимали идею русских о противоракетной обороне. Это было связано с балансом между двумя крупнейшими ядерными державами: если одна была бы в состоянии защитить себя лучше, чем другая, она получила бы преимущество. Таким образом у нее на руках оказались бы лучшие карты в этом балансе, что — хорошо это или плохо — создавало бы определенную стабильность между ядерными державами.

Независимо от того, как подаются оборонительные мотивы, само начало создания противоракетной обороны одной из сторон может быть воспринято как ослабление гарантий сохранения баланса для другой стороны.

Поэтому Россия и США, как известно, заключили во время холодной войны соглашение, по которому обе стороны отказывались от создания противоракетной обороны. Президент Буш договор отменил.

На основании этой предыстории Россия выступала и выступает против стратегической доктрины НАТО от 2010 о создании ограниченной противоракетной обороны. Русские предостерегают: противоракетная оборона может стать сигналом к началу новой гонки вооружений. Посол России в Дании несколько раз — последний раз в «Политикен» на Пасху — заявлял, что Дании следует воздержаться от планируемого участия в новой программе.


Русские отвергают натовский аргумент, что противоракетная оборона нацелена исключительно против Ирана. Они подчеркивают, что после заключения соглашения по иранской ядерной программе ситуация в корне изменилась.

Дания, разумеется, должна играть конструктивную роль в НАТО самостоятельно и действовать в соответствии с нашими обязательствами. Это относится также и к противоракетной обороне.

Но, тем не менее, нет никаких оснований высокомерно игнорировать опасения русских.

Напротив, это может стать неплохим поводом — в том числе, и экономическим — чтобы поймать русских на слове и вновь предложить России тем или иным образом стать частью этой программы. В полном опасностей мире это будет способствовать созданию защиты против отдельных ракет, выпущенных сумасшедшими врагами.

НАТО не может и не должно предоставлять России право вето. Но у альянса есть традиция принимать меры, способствующие созданию доверия. Они являются признаком не слабости, а, скорее, силы. Это было характерно для НАТО в период после окончания холодной войны.

И это тот опыт, на который НАТО следует опираться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.