Фаворит воскресного тура президентских выборов подошел близко к Путину и евроскептикам. Тем не менее изменения в Молдове вряд ли будут очень большими.

Сегодня у Молдовы может появиться президент, который назвал договор страны об ассоциации с ЕС «фатальным», считает Крым частью России и перед парламентскими выборами два года назад рекламировал себя с помощью фотографии, где он сидит и мило беседует с президентом Путиным в Кремле.

Сорокаоднолетний экономист Игорь Додон (Igor Dodon), председатель Социалистической партии и бывший министр торговли и экономики, является слабым фаворитом для того, чтобы победить на президентских выборах Молдовы в первом туре или во втором туре через две недели, если никто из кандидатов не наберет 50% голосов сегодня.

Но это будет символическим триумфом Москвы и таким же поражением Брюсселя и Вашингтона. Маленькая страна между Румынией и Украиной с момента распада Советского Союза в 1991 году все время была предметом интенсивного геополитического перетягивания каната, и никогда еще политик, столь дружественно настроенный к Кремлю, не получал столь значительный пост в Молдове.

Даже Коммунистическая партия, в состоянии большего или меньшего коллапса доминировавшая в политике Молдовы с 2001 по 2009 год, сохраняла значительную дистанцию от Москвы, придерживаясь продуманной прозападной линии. После так называемой Twitter-революции 2009 года страной управляли разные правительства, которые — во всяком случае, риторически — обозначали приоритетом своей программы сближение с ЕС.

Додон провозгласил, что его первой заграничной поездкой в качестве президента будет визит в Москву. Он объявил о проведении референдума для определения отношения к договору об ассоциации и свободной торговле, подписанного с ЕС в 2014 году. Его аргументом было, что Молдова скорее должна быть в Евразийском экономическом союзе вместе с Россией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией и Арменией, чем в ЕС.

Экономический кризис и непопулярное правительство

Возможная победа Додона объясняется несколькими факторами. Обширный кризис в экономике. Народ, который все время был разделен примерно пополам в вопросе о том, должна ли Молдова повернуться лицом к Москве или Брюсселю. Разочарование Европейским Союзом, хотя Молдова, единственная из бывших советских республик, получила право безвизовых поездок.

И прежде всего, широко распространенное недовольство нынешним и прошлыми правительствами, которые на словах добились многого благодаря интеграции Молдовы в Европу, но на практике оказались почти не заинтересованными в реформах.

«Те партии, которые пришли к власти после Twitter-революции 2009 года, в действительности не были настроены проводить глубокие реформы, ориентированные на сближение с ЕС. У партийных руководителей были очень конкретные, прагматичные, материальные интересы — просто деньги», — говорит Аркадие Барбарозие (Arcadie Barbarosie), директор мозгового центра — Института общественной политики в Кишиневе.

Тем не менее сомнительно, чтобы Молдову ожидали тектонические преобразования.

«Я — не антиевропеец»

Нет совершенной уверенности в том, что Додон победит. Его единственный настоящий соперник после того, как несколько кандидатов сошли с дистанции — бывший министр образования Майя Санду (Maia Sandu), 44 года, которая так же, как и Додон является экономистом. Она придерживается четкой прозападной политической линии и не запятнана в многочисленных коррупционных скандалах страны. Ряд опросов общественного мнения указывает на то, что у нее отличные шансы, если будет необходимо провести второй тур выборов.

Некоторая часть реальной власти принадлежит и парламенту. Глава государства может выдвигать законодательные предложения и назначать референдумы, но у него нет права распускать парламент или накладывать вето на решения парламента.

Додон за последний год частично несколько смягчил свою критику ЕС, и многие стараются понять, покажет ли он себя более прагматичным, если придет к власти. Отбросит ли он мысли о референдуме по вопросу о договоре с ЕС и вместо этого сконцентрируется на популистских инициативах типа обязательного преподавания христианства в школе и ущемления прав людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией. «Да, я преследую определенные цели — стратегическое партнерство с Россией. Но я никогда не буду выступать против Европы и Румынии», — сказал Додон недавно в интервью с Newsmaker, независимой русскоязычной электронной газетой Кишинева.

Аркадие Барбарозие и другие наблюдатели указывают, что Молдова вряд ли сможет отвернуться от Европы, поскольку европейская экономическая поддержка помогает кое-как удерживать страну на плаву. Сомнительно, чтобы у России были возможности сделать то же самое.

Олигарх за кулисами

Вне зависимости от того, кто выиграет президентские выборы в Молдове, доминирующим политиком Молдовы останется по-прежнему Влад Плаотниук (Vlad Plahotniuc), самый богатый человек страны. Он — один из самых ненавидимых людей Молдовы, но немногие его критики говорят, что он является пророссийским политиком, он скорее «про-Плаотниук».

У Плаотниука мало формальных властных полномочий, но он контролирует политическую систему, имея нетривиальный титул «исполнительный координатор коалиционного совета правительства Молдовы». Он призвал народ голосовать за Майю Санду, но ряд тактических маневров перед выборами, а также преследования, которым подвергалась Санду со стороны телестанций Плаотниукса, заставили многих поверить, что он предпочитает Додона в качестве президента.

«Да, Плаотниук и Додон — союзники. Или правильнее: у Плаотниука гораздо больше инструментов, чтобы контролировать Додона, чем Санду», — говорит Аркадие Барбарозие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.