Приход Дональда Трампа в Белый дом сводит на нет складывавшуюся десятилетиями преемственность в экономической политике США. Учитывая непоследовательность многих его заявлений, сделанных в ходе предвыборной кампании, трудно предположить, какой будет его экономическая программа и как она скажется на мировой экономике. Помимо чисто протекционистских тезисов, мы можем получить нового Рейгана, который увеличит государственные расходы, прежде всего на военные нужды, снизит налоги на богатых людей, вызвав тем самым дефицит бюджета и инфляцию.

Нельзя исключать и того, что в итоге он станет продолжать прежний курс (многие сейчас утверждают, что возможности для маневра у него будут весьма ограниченные), что, несомненно, обманет надежды многих его избирателей, желающий перемен.

Как предположил политолог Марк Блит (Marc Blyth), даже существует вероятность того, что Трамп положит конец неолиберализму и откроет этап неонационализма, что повлечет роковые последствия для тех, кто вот уже в течение нескольких десятилетий предупреждают о необходимости совершенствования мирового управления в условиях глобализации, чтобы противостоять общим вызовам, прежде всего изменению климата, которой, похоже, очень мало беспокоит Трампа.

В любом случае, несмотря на полную неясность картины, можно предположить, в каких формах все это скажется на Латинской Америке.


Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что самая крупная экономика континента —мексиканская- пострадает в весьма значительной степени. Трамп заявил о своем намерении пересмотреть Договор о свободной торговле в Северной Америке (NAFTA) и обложить налоговыми пошлинами мексиканские товары. Хотя маловероятно, что он на это пойдет, неуверенность уже привела к серьезной девальвации мексиканского песо. А это наверняка повлечет за собой пересмотр бюджетных расходов и сокращение денежной массы, чтобы избежать еще больших бед. Такие шаги подорвут (но не обвалят) рост мексиканской экономики в условиях уже произошедшего замедления темпов ее развития.

Если отвлечься от Мексики, чей пример мало показателен для континента, поскольку экономическое сотрудничество этой страны с США гораздо более тесное, чем с остальными странами, то Латинскую Америку должны насторожить заявления Трампа в области торговли. Хотя Латинской Америке было вовсе неплохо от того, что США перестали уделять ей внимание, нельзя забывать о том, что весь этот регион, и в первую очередь Южная Америка, в плане экономического роста продолжает зависеть от расширения международной торговли.

Если конфронтационная риторика и экономическое соперничество, к которому призывал Трамп, воплотятся в действительность и приведут к сокращению международного торгового оборота, то Латинская Америка пострадает от этого в значительной степени. Выход из Транстихоокеанского соглашения (TPP) и Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP) не должны повлечь особо тяжелых последствий для континента, но могут привести к тому, что Трамп откроет эпоху торговых войн и конфронтации между блоками. Такого варианта развития событий мы в настоящий момент исключить не можем.

Латинская Америка заинтересована в том, чтобы продавать свои товары на как можно более широком и диверсифицированном рынке, включая Китай, США и Евросоюз. Но для этого ей нужны предсказуемые правила, обеспечивающие открытость, а именно это Трамп и может поставить под вопрос. Кроме того, по мере того, как экономический рост Китая может замедлиться ввиду американских амбиций, особенно пострадают страны Южного конуса, специализирующиеся на экспорте сырья.

Однако, все не может быть плохо. Если протекционистские заявления Трампа в итоге окажутся пустым звуком, и произойдет увеличение государственных расходов, которое поддержит на прежнем уровне или даже приведет к повышению темпов экономического роста США, то Латинская Америка может оказаться в выигрыше. Кроме того, по мере того, как неуверенность наверняка приведет к тому, что запланированное Федеральной резервной системой повышение процентных ставок будет задерживаться, Латинская Америка в течение более длительного времени сможет пользоваться широкой глобальной ликвидностью, что, несомненно, пойдет ей на пользу.

В любом случае ясно, что на настоящий момент вопросов больше, чем ответов.

Федерико Стейнберг — доктор экономических наук, защитивший диссертацию в Мадридском автономном университете, кандидат магистр международной политэкономии, получивший эту степень в Лондонской школе экономики, магистр международных отношений, получивший эту степень в Колумбийском университете (США), стипендиат Фонда La Caixa. Проходил научную практику в Джорджтаунском и Гарвардском университетах, преподавал международные отношения в Католическом институте администрирования и руководства предприятиями (ICADE), а также в Университете им. Ортеги и Гассета.

С 2002 по 2004 год работал в качестве консультанта над различными проектами развития для Всемирного банка, а также в исполкоме Генерального секретаря ООН в Нью-Йорке. Участвовал в исследовательских проектах, финансируемых Европейским научным фондом, Всемирным банком, ООН, Фондом Каролина. В настоящее время является научным сотрудником Королевского института Elcano (Испания) и преподавателем отдела экономического анализа в Мадридском автономном университете. Автор ряда книг, статей и глав в книгах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.