«Покорность» Мишеля Уэльбека с литературной точки зрения — довольно посредственный роман, но он интересен как пример интеллектуальной игры. Среди прочих предзнаменований эта антиутопия дает понять, что в будущем может возникнуть обширный политический альянс левых и мусульман. Левые, говорит Уэльбек, скорее, предпочтут поддержать исламизацию общества, чем ее национализацию в нативистском ключе, предлагаемую Национальным фронтом; в этом гипотетическом будущем левые окажутся цветком на лацкане радикального исламизма, который в нынешней европейской реальности является фашизмом в его истинном обличье. На самом деле подразумеваемый и нередко вполне очевидный альянс между исламистами и левыми секторами существует уже давно. Дэвид Горовиц и Ник Коэн среди прочих указывают на это бесславное объединение, ставшее приметой нашего времени. Обширные пласты левых разделяют с исламизмом идеологические установки, а именно стремление уничтожить либеральную демократию, предать забвению иудейско-христианское наследие, демонизировать остальную историю Запада и разрушить мировой либеральный порядок.

Если применить эту футурологическую игру к нынешним обстоятельствам, интересно будет обнаружить, что французские левые в большинстве своем оказываются ближе ультраправым Ле Пен, чем правоцентристской партии Фийона. У того старого французского левого фланга, который продолжает ругать глобализацию и изменения, произошедшие в мире за последние десятилетия, у того самого защитник профсоюзов, которые в 2016 году желают работать так, будто на дворе 1986 или 1966 год, у тех реакционных левых, которые отказываются менять собственный образ жизни и адаптироваться к новым реалиям, определенно больше общего с национализмом Ле Пен, которая решительно отворачивается от Европы и глобализации, чем с либеральным патриотизмом Фийона.

Впрочем, во Франции быть «тэтчеристами», возможно, намного обременительнее, чем принадлежать к националистам и расистам, поскольку первые ставят под сомнение всесильное государство — инструмент, боготворимый левыми всех мастей, социалистами и сторонниками Ле Пен. Вчера после просмотра новостей во французской прессе и по телевидению у меня создалось впечатление, что в Париже какая бы то ни было реформа государства, лишающая функционеров «их законных прав», будет воспринята с таким же, если не с большим сожалением, чем предлагаемая Ле Пен депортация иностранцев. Помните отвергнутого «польского сантехника» и решительное «нет» при голосовании по Европейской конституции в 2005 году? Это было дело рук не крайне правых, но левых, которые сопротивлялись свободной миграции трудящихся. Поэтому следует понимать, что левые профсоюзы, которые время от времени блокируют Париж, это тот же Национальный фронт, с его национализмом, реакционным духом, ненавистью и неверием в глобализацию и европеизм.

Если старая левая гвардия вполне может проголосовать за Ле Пен против Фийона, то что уж говорить о молоденьких левых снобах, которых главным образом волнуют вопросы геев и тому подобного? Многие из них уже предупредили о том, что не разделяют ценности Фийона, который, помимо своих либеральных взглядов к тому же и католик — еще один непростительный грех в парижском кругу. Любопытно, что именно эти левые, не способные испытывать уважение к классическому консерватору, все время опираются на исламистов, которые представляют собой всего-навсего самых ярых гомофобов нынешней Европы. Такая вот незначительная деталь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.