Высказывания президента Белоруссии Александра Лукашенко во время его недавней семичасовой пресс-конференции привлекли внимание к белорусско-российским отношениям и к развитию сотрудничества Минска с Евросоюзом. С белорусским политологом Денисом Мельянцовым мы поговорили еще до нашумевшего выступления Александра Лукашенко.


— Внешняя политика стран Европейского Союза отнюдь не едина. Именно в украинском случае мы наблюдаем большой разброс мнений. Все мы знаем, что, например, Нидерланды занимают крайне сдержанную позицию по вопросу тесного сотрудничества с Киевом. В белорусском случае тоже можно говорить о разном подходе со стороны разных стран Евросоюза?


— Такое разделение существует и по отношению к Белоруссии, и это отчетливо видно. С одной стороны стоят страны, для которых важны экономические отношения с Белоруссией. К таким государствам относится, например, Латвия. Такие страны редко поднимают вопрос прав человека, демократизации и других ценностей, а если уже и говорят об этом, то очень мягко. Они сосредоточены на экономических интересах и прагматичных целях. Для той же Латвии Белоруссия — важный торговый партнер. Белорусские товары вывозятся через латвийские порты, значит, для Латвии Белоруссия — важная страна с экономической точки зрения.


Следом идут такие страны, как Венгрия, Словакия и Италия, они всегда предпочитали прагматичный подход и избегали чувствительных тем, на которые белорусские представители могли бы отреагировать отрицательно. На «другом берегу» стоят такие страны, как Швеция, и, до недавнего времени Польша. Они, наоборот, акцентируют вопросы прав человека, демократизации и либерализации. Польша сменила подход с приходом нового правительства. После введения антироссийских санкций Польша поняла, что выгоднее заниматься экономическим сотрудничеством, чем вопросами ценностей. Это привело к сближению Польши и Белоруссией. Страны Западной Европы, такие как Франция, Великобритания и Нидерланды, не проявляют большого интереса к Белоруссии. Франция продвигает Союз Средиземной соседской политики, который фактически является конкурентом для программы Восточного партнерства. То есть нетрудно разделить страны на основе того, как сильно они интересуются Белоруссией. Это влияет и на их поведение во время голосований по поводу резолюций Совета ЕС. И это меняется под впечатлением от ситуации в Украине и политикой Белоруссии по отношению к ЕС.


— Где в этой шкале — от экономического прагматизма до идеалистической защиты прав человека — по отношению к Белоруссии находится Чехия?


— Я считаю, что Чешская Республика принадлежит больше к идеалистам, которые пытаются продвигать вопросы прав человека, демократии и тому подобное. Чехия воспринимается как страна, которая считает эти вопросы важными. Подобную политику проводит, к примеру, Швеция. Возможно, это связано с тем, у Чехии в Белоруссии небольшие экономические интересы.


— Недавно много людей в Европе удивило сообщение о том, что в Белоруссии были арестованы три человека, которые публиковали в российских СМИ антибелорусские статьи. Для вас это тоже было сюрпризом? В Белоруссии ожидалось, что что-нибудь подобное может произойти?


— Это непростой вопрос, и на него нужно смотреть в более широком контексте. Между Белоруссией и Россией уже долгое время продолжается газовая и нефтяная война. Это длится уже больше года после того, когда две страны оказались неспособны договориться о ценах на нефть и газ. Этот конфликт — долговременный, и отношения России и Белоруссии — не очень хорошие. Белоруссия не поддержала Россию в споре с Украиной и не приветствует идею открытия российской авиабазы на своей территории. Россия недовольна и даже начала информационную атаку с целью оказать давление на белорусское руководство. Агентство «Регнум», а именно для него пишут упомянутые блогеры, — это один из инструментов, которые Россия использует. Атаки на Белоруссию пока не проникли в главные российские СМИ. Однако как раз агентство «Регнум» в прошлом опубликовало целый ряд антибелорусских материалов. Белорусские власти задержали троих человек и таким образом послали в Москву ясный сигнал о том, что публичные оскорбления — а именно так воспринимали в Белоруссии эти публикации — неуместны и не должны повторятся.


— Налицо некоторый кризис в отношениях между Белоруссией и Россией. Может ли со временем дойти до эскалации и даже конфликта, подобного российско-украинскому?


— Эти ситуации ни в коем случае нельзя сравнивать, и не стоит ожидать ничего подобного. Отношения между Украиной и Россией всегда были более или менее напряженными. Всегда были какие-то споры. Это называется конфликтная дипломатия. Хотя Белоруссия и Россиия — близкие союзники и являются членами совместных альянсов и объединений, таких как СНГ или Евразийский экономический союз, никогда не было полного объединения двух стран. Даже когда существовал Таможенный союз, Россия всегда придумывала препятствия для доступа белорусских товаров на российский рынок. Все время появлялись придирки к белорусским продуктам. Аналогичная ситуация — с нефтью и газом. Цены для Белоруссии менялись несколько раз. Состояние, в котором мы находимся сейчас, не ново, раз в несколько лет все повторяется снова и снова. К сожалению, напряжение в Белоруссии несколько усилила эскалация, возникшая в Украине, но, тем не менее, можно быть уверенным, что Россия не планирует поступать с Белоруссией так же, как с Украиной. Белоруссия не заинтересована во вступлении в НАТО и ЕС. Об этом желании заявляла Украина, и России это очень не нравилось. Все договоренности Белоруссии и России действуют. Белоруссия не выгоняет со своей территории российские военные объекты. Для России было бы бессмысленно повторять там «украинский сценарий».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.