Российская «Независимая газета», воспользовавшись поводом 25-летия установления дипломатических отношений России с Арменией и Азербайджаном, опубликовала статьи министров иностранных дел этих двух стран — Эдварда Налбандяна и Эльмара Мамедъярова. В результате получились две абсолютно разные, контрастные публикации.


Из первых же предложение статьи Эльмара Мамедъярова становится очевидно, что автор или не знает, или не в силах осознать значение и суть «пройденного пути двух государств». Статья начинается с превозношения достижений независимого Азербайджана во время правления Гейдара и Ильхама Алиевых.


Публикация Эдварда Налбандяна, наоборот, начинается с подчеркивания особенности, «испробованных историей», отношений наших двух народов, с того, что наши отцы и деды на протяжении веков плечом к плечу сражались с многочисленными общими врагами, то есть история дружественных армяно-российских отношений является историей совместной борьбы, написанной ценой кровавых и двухсторонних жертв ради общих целей и ценностей.


Следовательно, на протяжении долгих веков таких глубоких отношений в памяти двух народов сформировались общие ценности, целая плеяда культурных, государственных и военных деятелей, разделяющих эти ценности, которые являются предметом общей гордости.


Тем временем, в публикации Эльмара Мамедъярова весь дальнейший текст выстроен на демонстрации конъюнктурных «привилегий», которых достиг Азербайджан в отношениях со стратегическим партнером Россией при правлении Гейдара и Ильхама Алиевов. Отмечается все — от перечисления межправительственных соглашений об экономическом сотрудничестве до рекламирования азербайджанской общины, продающей помидоры на рынках России. Кстати вопрос о законности объединяющей эту общину Всероссийской организации сейчас расследуется соответствующими российскими инстанциями.


Публикация Эдварда Налбандяна основана на принципе подчеркивания не стратегического партнерства, а стратегического союзничества, на котором выстраиваются отношения с Россией.


Естественно, культурный пласт армянской общины в России намного глубже, история проживания армян в Древней Руси начинается еще с одиннадцатого века, хотя ради исторической точности стоит отметить, что она на век старше и получает начало еще со времен распространения христианства на Руси.


И в конце концов, финальным аккордом публикаций двух министров было вполне предсказуемое обращение к проблеме урегулирования карабахского конфликта.


В этом плане, хотя Мамедъяров выразил обеспокоенность в связи с неудовлетворительным состоянием обеспечения безопасности региона, однако сразу после этого перешел к известным формулировкам о необходимости урегулирования конфликта в рамках восстановления «территориальной целостности» и прекращения «армянской оккупации».


Его публикация заканчивается выдвижением одностороннего и сепаратного ожидания-требования Азербайджана от трехсторонней встречи на высшем уровне, состоявшейся в прошлом году в Санкт-Петербурге при посредничестве президента России Владимира Путина. То есть, целью и ожиданием Азербайджана от 25-летия дипломатических отношений провозглашается посредничество России в решении вопроса «вывода армянских вооруженных сил с оккупированных территорий Азербайджана».

Министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров


Публикация Эдварда Налбандяна, наоборот, основывается с одной стороны на подчеркивании решающей роли России в подписании перемирия 12-ого мая 1994 года, с другой стороны, на необходимости продолжить переговоры по урегулированию карабахского конфликта в рамках сопредседательства Минской Группы ОБСЕ, а также разрешения конфликта исключительно мирным путем.


То есть, в основе армянской позиции ставится не ожидание односторонних привилегий от своего стратегического союзника (в случае Азербайджана всего лишь стратегического партнера), а на подчеркивании особой роли России в процессе предотвращения войны, замораживания конфликта, формирования атмосферы доверия и урегулирования карабахского конфликта исключительно мирным путем.


В конце концов, получается, что министр иностранных дел Азербайджана воспользовался возможностью, которую предоставило 25-летие установления дипломатических отношений с Россией, чтобы перенести Россию на поле сепаратных переговоров и противопоставить Москву ее американским и французским коллегам по посредничеству в урегулировании карабахского конфликта.


А глава МИД Армении, наоборот, воздержался от соблазна требовать от своего стратегического союзника привилегий в сепаратных переговорах, с которым у нее глубокие отношения сотрудничества, общие ценности и цели, подтвержденные кровью и преданностью в общей истории.


Из этого не сложно заключить, кто из этих двух стран на протяжении всех эти 25 лет был более искренен, и кто из двух министров иностранных дел более достойно предстал перед русским читателем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.