«Оскорбительное, шовинистическое и недостойное европейского политика поведение», — так представители либерального крыла депутатов от партии «Единство» обозначили использованное в статье политика от Национального объединения Эдвинса Шноре словосочетание «русская вошь». В свою очередь, радикал Владимир Линдерман и некоторые представители «Согласия» обратились в правоохранительные учреждения с требованием начать уголовный процесс против автора публикации. Сам Шноре, несмотря на поднятый ажиотаж, остается при убеждении, что применение такой фразы было уместным.


Речь об опубликованной Шноре в печатном издании Национального объединения Nacionālās ziņas («Национальные вести») статье «Цель — латышская Латвия». В ней автор цитирует фразу из мемуаров министра по общественным делам времен Улманиса Алфреда Берзиньша: «Если один раз пустить в шубу русскую вошь, то выгнать ее оттуда будет трудно».* Что же подразумевал Шноре под «вшами» и как он оценивает адресованные ему обвинения?


LA: Почему вы выбрали для своей статьи именно эту цитату?


Эдвинс Шноре: Я как историк в своих статьях часто ссылаюсь на различные исторические личности и цитирую их. Конкретно эту цитату не раз использовали в своих публикациях также другие историки, в том числе Инесис Фелдманис в статье в Latvijas avīze. По-моему, это очень меткая и подходящая цитата.


— Вы относите эпитет о вшах к какой-то конкретной части русскоязычных?


— Начнем с того, что есть латышская пословица — «пустить вошь в шубу», этим обозначается назойливое и вредительское действие, от которого тяжело избавиться. Эту пословицу можно найти в словарях. В мемуарах Берзиньша упомянутая цитата использована в связи с дискуссиями 1939 года о размещении советских военных баз в Латвии и о возможной оккупации, которая в итоге последовала. И я использовал эту фразу, имея в виду реализованную СССР оккупацию Латвии и ее последствия — русификацию и колонизацию, которые до сих пор не разрешены.


— Депутаты от «Единства» Лолита Чигане, Андрей Юдин и Алексей Лоскутов расценили ваше высказывание, как оскорбительное, шовинистическое и недостойное европейского политика.


— Я абсолютно не согласен с такими обвинениями. На мой взгляд, недостойна как раз та риторика, которая содержится в письме представителей «Единства». Она подозрительно перекликается с аналогичной риторикой советских времен. В июле 1959 года состоялся печально знаменитый секретный пленум ЦК Компартии Латвии, на котором расправились с Эдуардом Берклавсом и его единомышленниками. На пленуме выступил начальник КГБ Латвийской ССР Янис Веверис. Он произнес пространную речь. Ополчившись на «буржуазных националистов», начальник ЧК критиковал роман «Северное сияние», где также есть фраза о том, что чужие народы лезут на нашу землю, «как вши в шубу». Три упомянутых члена «Единства», наверное, быстро нашли бы общий язык с начальником ЧК товарищем Веверсом в выявлении различных националистических элементов.


— Не может ли такой эпитет оскорбить или оттолкнуть тех инородцев, которые здесь живут, лояльны государству, уважают латышский язык и культуру?


— Нет, для таких опасений нет оснований. Те инородцы, которые действительно лояльны Латвии, уважают наш язык и понимают историю, очень хорошо понимают, о чем идет речь, и знают контекст. Тут ничего дополнительно разъяснять не требуется. У нас была оккупация СССР и те, кто ее реализовал, но об этой неприятной теме наши политики не любят говорить. Валдис Затлерс, будучи президентом, кокетничал, что русские Латвии самые лучшие. Но почему тогда у нас 250 тысяч неграждан, которые за 25 лет не сочли нужным выучить латышский язык и натурализоваться? Есть большая часть общества, для которой восстановление независимой Латвии было неприемлемо изначально. 411 000 жителей Латвии 3 марта 1991 года проголосовали против независимой и демократической Латвии. Как долго мы будем продолжать их обхаживать? Нечего лицемерить и обижаться, в особенности Линдерману и его единомышленникам. Когда целую группу общества называют «фашистами» — сразу появляется эмпатия. Когда звучит «русская вошь в шубе» — сразу пожар и большая чувствительность. Это очень лицемерно. Надо прекратить необоснованно нянчиться и скрывать неприятную правду.


— Использованные в вашей статье обозначения стали лакомым куском для российских пропагандистских СМИ, чтобы продемонстрировать, что в Латвии господствует шовинизм, что русских унижают и тому подобное.


— Мы постоянно слышим, что не нужно говорить или делать то или иное, потому что Россия использует это против нас. Мол, следует высказываться мягче. По-моему, говорить правду всегда ко времени. В любом случае надо считаться с тем, что ее исказят и преподнесут в выгодном для себя свете.


— В своей статье вы говорили о цели — латышская Латвия. Что под этим подразумевалось? Латвия вообще без инородцев или такая Латвия, где все инородцы интегрировались?


— Это означает не Латвия без инородцев, а такая Латвия, где дела ведутся на латышском языке. Где образование на одном государственном языке, где родители не будут вынуждены отдавать своих детей в русские школы и садики. Где у претендента на работу дворника не будут требовать знание русского языка. Где на радиоканалах в основном будет звучать государственный язык. К сожалению, сейчас в Латвии пока не так. Я не знаю ни одного латыша, которому нравилось бы, что в советское время сюда въехало там много переселенцев из остального СССР. Я хочу, чтобы общество Латвии было более консолидированным и сплоченным. И поэтому необходимо способствовать, чтобы русскоязычная община становилась меньше — при помощи образования на латышском языке и содействия отъезду.


* Алфредс Берзиньш в опубликованной в эмиграции в 1976 году книге «1939. В преддверие больших событий» пишет, что летом 1939 года ощутимо усилился страх государств Балтии не перед немецкой, а перед русской агрессией. Послы государств в Москве 6 июля согласились, что в случае начала войны немецкая опасность будет меньше, чем русская опасность. Они констатировали: «Если пустить русскую вошь в шубу, то ее уже не выгонишь, потому что Балтию русские считают своим жизненным пространством».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.