Военный удар США, Великобритании и Франции по сирийским объектам — это оскорбление российского президента Владимира Путина. Оскорблять российского президента неприемлемо и недопустимо. Об этом заявил посол Российской Федерации в Вашингтоне Анатолий Антонов.


Эта риторика открывает нестандартный подход. У российского государства, бесспорно, есть свои интересы в Сирии, и как государство Россия отрицательно относится к операции союзников. Это в евроатлантических представлениях. Но при чем тут личные уязвленные чувства Владимира Путина? В рамках западного дискурса этого не объяснить.


Однако явление нужно анализировать средствами, связанными с его происхождением и развитием. В российской независимой путинологии давно устоялась теория, согласно которой объяснение мыслей и действий главы Кремля нужно искать в его детстве, проведенном в уличных бандах.


Если посмотреть на ситуацию с этой точки зрения, то слова посла в Вашингтоне выглядят логичными. В этом контексте Путин не является частью политической системы страны, а выступает в роли главы банды.


По-русски такого человека называют паханом. Авторитет пахана в иерархии банды растет или падает в зависимости от его способности в решающий момент продемонстрировать подчиненным, что у него есть такая сила, которая уничтожит любого другого пахана из конкурентной банды.


Разумеется, возможны варианты. Если пахан сочтет, что конкуренты сильны, и что разборка с применением ножей или огнестрельного оружия ничего не решит, или есть риск проиграть, тогда он попытается поделить город на зоны.


Путин пытался сделать это в последние годы, и фактически равнодушие Запада к его вторжениям в Грузию, Крым и на Восточную Украину, вероятно, воскресило в нем надежду, что в итоге с западными паханами удастся договориться о разделе сфер влияния.


Однако в плену этой надежды у Путина (если воспользоваться выражением одного из его предшественников на российском троне) случилось «головокружение от успехов». Запад еще как-то терпел всех его орбанов, земанов, лепенов и корбинов.


Но Запад перестал быть пассивным в момент, когда понял, что Кремль стремится повлиять на результаты выборов в самом сердце евроатлантического мира. История со Скрипалем довершила дело. А химическая атака в Думе стала спусковым крючком.


Пахану нанесли оскорбление, и самое плохое для его будущего в банде то, что в ответ он не решился уничтожить мир. А ведь еще несколько недель назад он сказал: «Зачем нам такой мир, если в нем нет России?» В некремлевских СМИ его силу уже ставят под сомнение. Это станет проблемой. Путин будет вынужден как-то отреагировать.