Россия при каждом удобном случае демонстрирует свою воинственность и показывает свой устрашающий «менталитет холодной войны» — хорошо ли это? Эта тема заслуживает нашего серьезного анализа.

Россия в очередной раз решила похвалиться своим супероружием. Согласно источникам, на днях Министерство обороны РФ торжественно обнародовало список из шести новых систем вооружения, среди которых есть такие, как крупногабаритные межконтинентальные баллистические ракеты, способные поразить любую точку на планете; атомные крылатые ракеты неограниченной дальности полета; атомные подводные торпеды, а также лазерные боевые комплексы. Абсолютно все из вышеперечисленных видов вооружения обладают убийственной мощью и высоким военным потенциалом. Когда человек задумывается о применении оружия подобных масштабов, у него невольно бегут мурашки по коже, а волосы встают дыбом.

Для кого был устроен подобный показ вооружений?

В первую очередь, это было сделано для собственных граждан — чтобы люди могли своими глазами увидеть, что их страна обладает выдающимся, несравнимым с другими странами военным потенциалом. Таким образом, моральный и боевой дух народа растет, а это, в свою очередь, ведет к подъему патриотических чувств граждан. Еще одна причина подобной акции заключается в том, что смотр войск — это хороший способ продемонстрировать остальным странам свои достижения в области современного вооружения. И ведь действительно, если бы главной целью подобных мероприятий было стремление устроить развлекательное шоу или желание произвести хорошее впечатление, то и военные парады на площади Тяньаньмэнь уже давно были бы заменены цирковыми выступлениями.

Во-вторых, еще одна цель показа вооружений — демонстрация своей силы соперникам, чтобы потенциальные противники и враги были предупреждены и не осмелились нарушить существующий порядок вещей. В общем, это своего рода способ использования военной силы в мирное время — любой политический деятель соответствующего уровня должен уметь эффективно его применять, а опытный стратег обязан достичь совершенства в этом искусстве.

Наконец, нельзя не придавать значения еще одной цели военного показа — с его помощью можно добиться небывалого рекламного эффекта, который можно будет использовать в своих стратегических целях. Демонстрация силы и могущества может стать способом привлечения потенциальных союзников и партнеров, укрепления их доверия и преданности России. Что касается покупателей оружия, которые существуют на международных рынках — продукция российской военной промышленности может в перспективе привлечь и их интересы и капиталы, что, с большой вероятностью, будет выгодно для России.

Какой логикой и каким мышлением руководствуется Россия, проводя подобную политику?

Очевидно, что Россия использует типичные приемы времен советско-американской холодной войны. Они существуют издавна: ставшие популярными в колониальную эпоху, пик их развития пришелся на противостояние США и СССР. В настоящее время их переняла Россия, а Соединенные Штаты уже с позиций гегемона продолжают использовать эти приемы. Поэтому можно прийти к выводу, что настоящая причина, по которой Россия руководствуется политикой «устрашения» и «бряцанья оружием», заключается в ее небезызвестном «менталитете холодной войны». Политическая и стратегическая теория западных стран уже давно пришла к оформлению и обобщению данного явления, которое можно выразить фразой «истина определяется дальностью оружейного выстрела».

В современном Китае подобный тип мышления подвергся жестокому разгрому. Китайские специалисты и ученые уже давно выступают против «менталитета холодной войны», критикуя его неэффективность, бесполезность, и выражают необходимость отказаться от него после полной дискредитации.

Почему же так называемый менталитет холодной войны подвергся порицанию с их стороны?

Как говорится, не сломав старое, не установишь новое. Некоторые общественные круги использовали все благоприятные возможности для критики подобного подхода ради того, чтобы сформировать и дать толчок развитию новой форме мышления, которой был разработан ими самими — это идея «всемирного сотрудничества и взаимовыгоды». Пока этот подход можно обобщить в виде «отказа от противостояния и стремление к взаимовыгодному сотрудничеству». На протяжении длительного времени китайское общественное сознание заполнял этот новый, на первый взгляд современный и универсальный подход. Такого рода новое стратегическое мышление заняло основное положение в китайской политике — в этом, казалось бы, нет абсолютно ничего зазорного; вместе с тем, новый китайский «менталитет» вступает в резкий контраст с российским «менталитетом холодной войны». Вне всякого сомнения, вышеизложенный тип российского мышления наполнен духом сопротивления и атмосферой воинственности, что даже вызывает ужас у некоторых китайских специалистов. Ведь, по их мнению, единственно «правильный» тип мышления — это тип мышления Китая эпохи Сун, а также Ван Цзинвэя и ему подобных; по их мнению, только такой тип мышления заслуживает признания и дальнейшего развития. Они считают, что чтобы достичь новых высот, современный Китай должен пойти именно по этому пути,- других же вариантов ими не предусмотрено. По этой же причине они всем сердцем презирают Россию: по их мнению, Россия должна полностью прекратить свое противостояние и начать сотрудничать с США и Западом. Безусловный «взаимовыигрыш» — единственно верное решение, соответствующее идее прогрессивного развития. Именно по этой причине президент России Владимир Путин пользуется широким одобрением среди простых китайских граждан, но в то же время подвергается критике со стороны представителей китайской общественной элиты!

Однако, действительно ли «отказ от противостояния и стремление к взаимовыгодному сотрудничеству», разработанный так называемыми китайскими учеными и специалистами, более мудрый и дальновидный, чем российский «менталитет холодной войны»?

На мой скромный взгляд, это действительно важный вопрос, нуждающийся в серьезном обсуждении. Великие достижения китайской политики реформ и открытости признаны мировым сообществом; тем не менее, не следует связывать политику реформ и открытости и ее выдающиеся достижения с тем, что некоторые круги в Китае называют «отказом от противостояния и стремление к взаимовыгодному сотрудничеству», будто бы это совершенно одно и то же. В действительности все как раз наоборот — достижения времен политики реформ и открытости не только не были достигнуты за счет ухода от сопротивления, а напротив, стали результатом великой борьбы. Более того, для достижения цели великого возрождения китайского нации, китайскому народу в будущем будет необходимо приложить еще большие усилия для ведения «великой борьбы». Именно по этой причине противостояния и столкновения остаются неизбежными, а Китай может одержать победу лишь в процессе серьезного противостояния или столкновения. Достижение еще большего прогресса возможно лишь в результате преодоления вызовов. Сейчас становится все более очевидным, что кажущаяся на первый взгляд модной и современной идея «отказа от противостояния и стремление к взаимовыгодному сотрудничеству» уже столкнулась с серьезными и непреодолимыми препятствиями во многих вопросах. Я предполагаю, что в будущем этот подход наткнется на еще большие проблемы и окончательно зайдет в тупик.

Поэтому Россия и ее устрашающий «менталитет холодной войны» заслуживает нашего серьезного анализа.