Дания и правительство страны с Ларсом Лёкке Расмуссеном (Lars Løkke Rasmussen) во главе засели словно «пробка» в Балтийском море, и отсутствие разрешения на строительство окруженного спорами газопровода «Северный поток — 2» уже начинает приносить неудобства. Впервые контролируемая российским государством компания «Северный поток — 2» заговорила об убытках. И речь идет не о каких-то копейках. Затянувшиеся дискуссии по поводу маршрута строительства в датских водах будут стоить минимум 750 миллионов крон сверх запланированного бюджета, рассказал глава департамента проекта по связям с общественностью Ульрих Лиссек (Ulrich Lissek).

Лиссек, который также координирует связи компании с заинтересованными странами, выступил на встрече в Копенгагене и сообщил, в какие задержки и суммы выльется нежелание датчан дать разрешение.

«Понятно, что колдовать мы не умеем, и будут задержки, которые обойдутся в несколько сотен миллионов (евро — прим. ред.). Таковы реалии, мы говорим о возможной задержке в три месяца, хотя это и не так много для строительства, которое рассчитано на шесть лет», — объясняет Ульрих Лиссек.

Часть задержек может быть компенсирована тем, что оставшиеся части газопровода будут строиться «частями», которые затем соберут воедино, но очевидно, что Дания уже начинает создавать Газпрому, Москве и Берлину проблемы.

Консультации по альтернативному маршруту

В Рённе в среду начались консультации по поводу возможных экологических и других проблем, которые могут возникнуть при использовании так называемого альтернативного маршрута к северно-западу от Борнхольма. Этот проект российская компания подала на рассмотрение в августе после того, как восемь месяцев тщетно прождала разрешения провести трубопровод по датским территориальным водам.

Первая заявка от «Северного потока — 2» предполагала, что новый трубопровод пойдет вдоль уже существующего трубопровода «Северный поток». Заявку до сих пор рассматривают в датском министерстве иностранных дел, которое должно оценить риски и последствия для безопасности, связанные со строительством еще одного российского газопровода в датских территориальных водах.

Дания «торопится медленно» и с удовольствием предпочла бы переложить ответственность на ЕС. Кроме того, она ждет, когда Россия и Украина подпишут договор о том, что Москва продолжит использовать украинские транзитные газопроводы. Пока что ни то, ни другое не происходит, поэтому едва ли россияне в скором времени получат от датчан «да» или «нет» по поводу изначального маршрута. Однако помешать строительству трубопровода к северо-западу от Борнхольма Дания напрямую не может, поскольку он будет прокладываться лишь в датской экономической зоне, где только серьезные экологические проблемы или вред судоходству могут стать основанием для отказа.

До сих пор «Северный поток — 2» не хотел вплотную заниматься проблемами с Данией — единственной страной по маршруту в Балтийском море, которая еще не дала разрешение на строительство. Но через несколько недель трубопровод достигнет крайней точки к югу от Борнхольма, где работа и остановится до тех пор, пока не будет ясно, пойдет ли маршрут к югу от Борнхольма по датским территориальным водам, или придется воспользоваться «Планом Б», отправившись к северо-западу от этого скалистого острова, чтобы обойти территориальные воды.

США очень довольны

Доцент Трине Виллумсен Берлинг (Trine Villumsen Berling) с кафедры политологии Копенгагенского университета следит, как взаимодействуют энергетическая политика и политика безопасности. Она считает, что датские проволочки очень на руку США. США и президент Трамп превратили «Северный поток — 2» в символ чрезмерной зависимости Германии и Европы в целом от России.

«Ясно, что США хотят, чтобы Дания отказала, и американцы неоднократно приезжали в Копенгаген по этому поводу. Но у США будут проблемы с альтернативным маршрутом к северо-западу от Борнхольма, ведь в датской экономической зоне Дания не может просто сказать „нет", как бы сильно ни хотелось этого США», — говорит Трине Виллумсен Берлинг.

«Политикен» (Politiken): Но теперь строительство газопровода, как минимум, станет дороже и выбьется из графика?

Трине Виллумсен Берлинг: Да, и мы покажем России, что тверды в своих убеждениях, и что на Данию можно положиться. Многие считают, что за это мы получим что-то от США, но на самом деле нет никаких доказательств, что у маленького государства может быть хоть какая-то выгода от противостояния с Россией.

— А какое впечатление производит Дания на Германию и Россию?

— Москве, наверное, кажется, что мы маленькая раздражающая муха, которую надо бы прихлопнуть.

Трине Виллумсен Берлинг указывает на то, что датская несговорчивость может иметь серьезные последствия в других областях датско-российских отношений:

«Я обычно говорю: а что, если „Северный поток — 2" — не просто отдельная игра, а лишь часть гораздо более масштабной игры? В которой следующим игровым полем датско-российских отношений может стать Арктика, например, в связи с проведением границ в Северного полюса. Но какое значение все это может иметь — трудно сказать».

Старший научный сотрудник Датского института международных отношений Ханс Моуритцен (Hans Mouritzen) говорит, что датские «капризы» могут вернуться бумерангом, и конфликт распространится на Арктику. «Сейчас у нас хорошо налажено сотрудничество в Арктическом совете, в том числе с Россией, но грядет раздел территориальных вод к северу от Гренландии, и в этом вопросе мы очень зависим от России», — объясняет Ханс Моуритцен.

Ситуация с «Северным потоком — 2», по его мнению, очень важна для Дании.

«Когда Дания одобрила строительство в датских водах первого газопровода „Северный поток", Владимир Путин был крайне благодарен, и прохладные до этого датско-российские отношения тут же улучшились», — говорит он.

Если Дания слишком уж будет мешать проекту, то помимо проблем с Россией, у нее будут проблемы и в отношениях с Германией, которая находится на противоположном конце трубопровода и ждет российского природного газа.

«Германия всегда много значила для Дании, но после Брексита ее значение еще больше увеличится. Крайняя несговорчивость Дании по поводу Газпрома и „Северного потока — 2" противоречит традиционной датской стратегии, подразумевающей максимальное сближение с Германией», — говорит Ханс Моуритцен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.