Хотя быстрый экономический рост Китая за последние три десятилетия повысил его глобальный статус, не все граждане этой страны получили выгоду. Стремясь найти работу, получить компенсацию и завести полезные знакомства на обочине общества, уволенные работники как государственных, так и частных предприятий, безземельные крестьяне в мегаполисах и новые выпускники ВУЗов пострадали из-за радикального рыночного перехода и отказа государства от системы общественных услуг.

Рабочие — не единственные жертвы социально-экономической маргинализации. Даже люди, которые имеют регистрацию в крупных городах, испытывают трудности в получении доступа к своим социальным пособиям в трудные времена. Изменения в провинциальных и муниципальных программах социальной помощи устраняют материальные и нематериальные потребности городской бедноты.

Политическая цель повышения пособий по безработице для безработных граждан идет вразрез с желанием администрации снизить денежную нагрузку, связанную с официальной кампанией по борьбе с бедностью. Отсутствие процессуальной прозрачности ведет к злоупотреблению властью со стороны чиновников низшего звена, так, например, муниципальные и районные чиновники вынуждали семьи китайцев-христиан, тибетцев-буддистов и мусульман-уйгуров с низкими доходами становиться социалистами против своей воли в обмен на государственные социальные пособия.

Этот нисходящий механизм распределения благосостояния в первую очередь предназначен для того, чтобы дисциплинировать бедных, а не удовлетворить их насущные потребности и позаботиться об их благополучии. Такой управленческий подход противоречит принципу социального управления, который направлен на взаимодействие с широкой общественностью.

Несмотря на то, что китайские власти достигли впечатляющих результатов в сокращении бедности в краткосрочной перспективе, перемены, вызванные значительным прогрессом после быстрого перехода к рынку, часто требуют от государства налаживания более тесного сотрудничества с гражданским обществом.

Исторический контекст сегодняшней маргинализации в Китае является одновременно стимулом и вызовом для творческого взаимодействия между государством и обществом.

Китай по-прежнему является авторитарным государством.

Лучше всего характеризует нынешний политический климат экономическая глобализация без политической либерализации. Страна вступила в эру единоличного правления после того, как председатель Си Цзиньпин в прошлом году устранил все институциональные препятствия и внес поправки в конституцию, позволяющие ему управлять государством неопределенное время.

Поправка удивила западных ученых и журналистов, которые наивно полагали, что по мере того, как Китай будет становиться все более глобализированным, он признает права своих граждан и пойдет по пути либерализации, как это сделали Тайвань и Южная Корея в 1990-х годах.

В истории Китая едва ли был период, когда правящая элита ограничивала свою власть и охотно действовала в согласии с народом. Усилия Си, направленные на укрепление его абсолютного лидерства, вытекают из давней имперской одержимости контролем.

Стоя перед лицом эскалирующей торговой войны с США и серьезного экономического спада, Коммунистическая партия Китая (КПК) остро чувствует кризис, что и двигает ее в сторону драматического тоталитарного поворота, который заставит внутреннее инакомыслие замолчать и подавит коллективные протесты, организованные всеми маргинальными группами.

Народное сопротивление стало заметной формой гражданской активности в Китае. Частые вспышки демонстраций рабочих и крестьян, распространение кампаний «не на моем заднем дворе» (от англ. Not in my backyard — прим. переводчика) против загрязнения окружающей среды, рост онлайн-активности и призывы к демократии и независимости в Гонконге раскрывают опасность падения нынешнего китайского режима.

Социальные сети, объединяющие людей вокруг общего дела, также подтверждают подозрения власти в либерализации интернета. Пользующееся огромной популярностью приложение «Вичат» (WeChat) предоставляет гражданам возможность для самоорганизации, обсуждать идеи и вопросы, связанные с их социально-политическими правами.

«Вичат» позволяет пользователям формировать и запускать групповые обсуждения, которые легко обходят онлайн-надзор государственных органов. Когда сотрудники общественной безопасности подвергают цензуре эти группы в «Вичат», некоторые активисты переносят обсуждение в зарубежные приложения, предназначенные для распространения зашифрованной информации.

Однако, несмотря на свою жизнеспособность, виртуальное пространство остается уязвимым для агрессивной цензуры государства. Различные службы безопасности и пропаганды используют более строгие регулятивные меры и действуют в противовес общественным, политическим и религиозным активистам.

Местные бюро общественной безопасности приказывают популярным активистам удалять критические сообщения во время чувствительных периодов, таких как ежегодная годовщина событий 4 июня (протесты на площади Тяньаньмэнь в 1989 году — прим. переводчика), или полностью закрывать свои учетные записи в «Вэйбо» (Weibo).

© AP Photo, Mark Schiefelbein
Сотрудник на стенде китайского сайта микроблогов Sina Weibo

Высшее руководство КПК выражает недовольство по поводу инновационного использования социальных сетей в своих официальных запретах на критику внутренней и внешней политики Си со стороны членов партии.

По мере того как китайское государство усиливает контроль над киберпространством, онлайн борьба за признание прав и противодействие дискриминации подчеркивает ее перформативный и спорный характер. Виртуальная активность подразумевает анонимность в интернете, а также наличие общих символов и образов, которые хорошо известны пользователям сети. Растущие обиды среди пользователей интернета указывают на то, что люди разочарованы и не уверены.

Граждане придерживаются щадящей тактики, чтобы избежать немедленных репрессий, и намекают китайским властям на то, что нельзя вмешиваться в частные дела, одновременно бросая вызов мнению о всеобъемлющему государственному контролю и подавлению. Их виртуальный, альтернативный дискурс пробуждает желание говорить у других людей, так как он узаконивает протесты против идеологической гегемонии и переосмысливает жизненное пространство.

Мы являемся свидетелями очень важного момента в истории Китая. Манипуляции китайских властей с авторитарным правлением и рыночно ориентированной экономикой в условиях государственного капитализма являются основным источником внутренних волнений. Растущий и процветающий Китай, который отказывает своим гражданам в том, что они хотят, в том числе в здравоохранении, занятости, межэтнической и религиозной терпимости, равенстве полов и равных возможностях для всех — это Китай, подталкивающий неудовлетворенных людей к объединению для коллективных действий.

Если государство не может мириться с давлением и результатами своих действий, оно неизбежно оказывается в ловушке бесконечного цикла недовольства и недоверия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.