В пятницу в суде города Бельско-Бяла началось рассмотрение дела об экстрадиции бывшего банкира Ярослава Алексеева, которого в России обвиняют в хищении средств. Российская прокуратура требует его выдачи, заявляя, что в 2014-2015 годах он с двумя сообщниками предоставлял кредиты подставным компаниям и присвоил 36 миллионов долларов. Алексеев хочет остаться в Польше: он подал запрос на предоставление убежища.

В суде выступали свидетели защиты, в том числе родители россиянина. Также там присутствовали люди, подтвердившие, что Алексеев — член организации «Свидетели Иеговы»*, сообщил Польскому агентству печати адвокат Алексеева Мачей Заборовский (Maciej Zaborowski). «Как мы знаем, „Свидетели" подвергаются на территории Российской Федерации преследованиям, это может стать важным аргументом в пользу принятия негативного решения по вопросу об экстрадиции», — отметил он.

Ярослав Алексеев рассказывал, что он покинул Россию, решив изменить свою жизнь. «Мой дом меня больше не волновал, потому что он перестал быть моим домом», — объяснял он. Его мать заявила суду, что их семья имела православные корни, но не была религиозной, а ее сын пришел к вере, готовя музейный проект, посвященный пониманию человеческого существования с точки зрения науки и религии. «Он ушел в тему с головой, изучал разные религиозные течения. (…) В 2010 году он развелся и переживал трудный период. В это время он сблизился со „Свидетелями Иеговы", ему нравился их оптимистический подход к жизни. (…) Алексей — человек увлекающийся, если что-то его интересует, он отдается этому целиком. (…) В Бельско-Бялой он тоже принимал участие во встречах „Свидетелей"», — рассказывала она. О религиозной активности Алексеева говорил также его отец: «„Свидетели Иеговы" посещали его в польской тюрьме, он активный верующий».

Мать банкира полагает, что тот покинул Россию по нескольким причинам: во-первых, он не мог больше принимать участия в религиозных церемониях, а во-вторых, разочаровался в финансовой деятельности. «Он хотел заниматься своими проектами, идей у него было много. Он организовал два музея, в том числе получивший множество наград музей, посвященный науке. (…) В 2015 году у банка, где работал сын, отозвали лицензию. С банковской деятельностью его больше ничто не связывало, так что он решил уехать», — вспоминала она.

«Когда „Свидетелей Иеговы" начали преследовать, а власти решили уничтожить частный банковский сектор, сын принял решение об отъезде. Он не видел для себя места в России. (…) Он считает, что свободно жить там невозможно», — отмечал отец. Он добавил, что на российском телевидении все чаще появляются репортажи об арестах членов «Свидетелей».

Об активном участии Алексеева в религиозной жизни говорили также его российские знакомые. Один из них обратил внимание, что «Свидетелей» признали в России опасной сектой. «Это хорошо для православия, но плохо для членов движения — они могут попасть в тюрьму, ведь их деятельность запретили», — указывал он, добавляя, что Алексеев приглашал его на религиозные собрания и охотно обсуждал тему религии, негативно отзываясь о традиционной Церкви: «Он хотел, чтобы его дочь, моя крестная, тоже присоединилась к „Свидетелям", но я возражал».

Другой свидетель, тоже россиянин, рассказывал, что множество членов этого движения находятся сейчас в тюрьме, поэтому выполнить просьбу родителей Алексеева и найти единоверцев банкира, которые могли бы засвидетельствовать его приверженность религии, было нелегко. «Люди боятся признаваться, в особенности незнакомцам, ведь „Свидетелей" признали экстремистской и террористической организацией», — объяснял он, добавляя, что такая ситуация сложилась из-за того, что эту Церковь сочли угрозой для православия. «„Свидетели" — большое и активное сообщество, кроме того, к ним приходило все больше последователей. При этом у них нет официальных структур и иерархии, поэтому управлять ими сложно».

Знакомый Алексеева также говорил о том, что дела у крупных частных банковских организаций в его стране идут плохо, а это позволяет Банку России взять их под свой контроль: «Такова экономическая политика, государство хочет контролировать все, в том числе банки».

В ходе слушаний было зачитано, в частности, экспертное мнение восточного департамента МИД Польши, который указывает, что наша страна отстаивает на международной арене принцип соблюдения прав человека, в том числе права на свободу вероисповедания в России. В документе, в частности, упоминается, что в РФ обвинения предъявлены уже 121 члену «Свидетелей Иеговы» (в частности, одного из них приговорили к шести годам заключения за экстремизм), 23 находятся в СИЗО, 27 — под домашним арестом. Стоимость конфискованного государством имущества движения оценивается в 20 миллионов долларов.

Следующие судебные заседания по делу об экстрадиции Алексеева пройдут 8 и 9 июля. Адвокат Мачей Заборовский сообщил Польскому агентству печати, что Алексеев подал запрос в Пограничную службу на получение статуса беженца. «Мы приводим разные обоснования, но главное — это преследование на территории России и невозможность проведения на территории этой страны справедливого открытого процесса», — рассказывал защитник россиянина, добавив, что во вторник запрос на предоставление убежища будет подан также в Управление по делам иностранцев.

«Если решение суда в Бельско-Бялой по вопросу об экстрадиции будет негативным, мы все будем им связаны, если решение будет положительным, дело попадет в министерство юстиции. Окончательный вердикт вынесет глава этого ведомства, проконсультировавшись с МИД. При этом обе стороны будут иметь право подать апелляцию», — рассказал Заборовский.

Россиянин разыскивался на основании международного ордера на арест, в России его заочно арестовали в рамках уголовного дела о хищении. В январе Алексеева, путешествовавшего на поезде, задержала польская Пограничная служба. Он предъявил паспорт Кипра, но при нем обнаружили также литовские документы с его фотографией, но другой фамилией. «Гражданства Литвы у меня нет, этим паспортом я не пользовался, он находился в моих вещах, но я не считаю его документом, это просто игрушка», — рассказывал россиянин в пятницу в суде. Судья Тереза Енджеяс (Teresa Jędrzejas) заявила, что этим вопросом, по всей видимости, займется Пограничная служба.

«Пробизнесбанк» лишился лицензии в августе 2015 года и был признан банкротом. Суд в Москве заочно арестовал Ярослава Алексеева в мае 2017. Российские судьи утверждают, что вместе с двумя руководителями банка, Александром Железняком и Сергеем Леонтьевым, он в 2014-2015 выдавал кредиты подставным компаниям, похитив таким образом 36 миллионов долларов.

Железняк и Леонтьев находятся в США, в отношении них также принято решение о заочном аресте. В прошлом году Леонтьев в ходе судебного разбирательства на территории Соединенных Шатов заявил, что его дело имеет политическую подоплеку, а банкротства банка добивались власти. Одной из причин этого были, по его словам, контакты с оппозиционером Алексеем Навальным и (в итоге не претворенный в жизнь) проект выпуска кредитных карт, позволяющих оказывать финансовую поддержку «Фонду борьбы с коррупцией».

Пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш рассказала российскому изданию РБК, что в 2012 году переговоры на эту тему велись с руководством другого банка, который принадлежал той же финансовой группе, что и «Пробизнесбанк», но тот отказался от инициативы. Как добавила Ярмыш, Леонтьев (или находящиеся под его контролем компании) не занимался финансированием Фонда Навального.

* запрещенная в РФ организация

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.