Эпоха биполярного мира закончилась — мир стал многополярным. Мы стали свидетелями появления все новых центров силы. Прошло время, когда нам приходилось поддерживать прочные отношения и заключать самые важные соглашения с одной сверхдержавой, одновременно отворачивая взгляд, разум и сердце от другой.

Изменился баланс сил, изменились правила мирового регулирования, эволюционировали концепции доминирования, лидерство стало доступно новым странам, которые добились его самостоятельно.

Традиция, которой следовали в течение многих десятилетий, — противоборству двух центров силы, коими являлись Америка и Советский Союз, осталась лишь в учебниках истории.

Если заглянуть в энциклопедию «Британскую энциклопедию», мы видим следующее: «великая держава — это государство, обладающее превосходством в военном и экономическом потенциале, а также способностью влиять на другие страны». В действительности, мировые лидеры и ученые не пришли к консенсусу относительно того, кого можно с уверенностью назвать великой державой. Каждый использует собственные аргументы, термины, инструменты и политику. Когда обычный человек начинает чувствовать, что какое-то государство способно навязать ему свою власть и доминировать над ним, не прибегая к особой риторике и заговорам, оно становится в его глазах великой державой. Когда мы все осознаем, что главные кризисы планеты могут быть урегулированы лишь с участием какого-либо определенного государства, пусть небольшого и косвенного, то, скорее всего, его тоже можно назвать великой державой.

Прошло много десятилетий, за это время родилось и выросло множество поколений, которым Америка и Советский Союз навязывали свой статус сверхдержав. Это были годы большой вражды, спокойной настороженности и эпизодов перетягивания каната, пока, наконец, правила международной игры не изменились, и одна сверхдержава не одержала победу над другой.

Действительно, как говорят, с распадом Советского Союза и установлением единоличного господства Соединенных Штатов ситуация лишилась значимой доли привлекательности.

Хотя потенциал США превосходил мощь Советского Союза в годы холодной войны, ее события продемонстрировали, что критерием для получения статуса сверхдержавы является не только экономическая и военная мощь, но и психологическое и интеллектуальное влияние. Самым ярким свидетельством тому является американская уверенность в том, что прежде чем принимать решение относительно того или иного международного вопроса, необходимо обязательно проконсультироваться с Россией.

Когда Америка осознала, что стала единственной сверхдержавой после распада Советского Союза, мир тоже признал ее абсолютное военное и экономическое превосходство. Однако заблуждение длилось недолго, и мир начал искать страны, которые, по его мнению, могли бы заполнить международный вакуум.

Китай превратился в экономическую и торговую великую державу. В том же направлении, возможно, движутся Индия и Бразилия. Некоторые даже считают великими державами Японию, Южную Корею, Францию и другие страны.

Лидеры в области технологий и те, кто осведомлен о последствиях их быстрого развития, прогнозируют возникновение технологических сверхдержав, способных доминировать в мире. Мобильный телефон и другие достижения могут совершить в самых отдалённых уголках планеты такие же чудеса, что и миллиарды. Достаточно того, что мобильный телефон, подключенный к Интернету, помог выбраться из нищеты двум процентам кенийского населения (200 тысячам семей).

Электронные облака также являются кандидатами на звание технологических сверхдержав. Сегодня девять из десяти организаций по всему миру используют электронное облако. И, конечно, есть искусственный интеллект, который доказал свою способность переворачивать жизнь людей на 180 градусов. Не стоит забывать о более высоких и более точных медицинских диагностических возможностях и лечении, которые позволяют людям, потерявшим конечности, наслаждаться почти нормальной жизнью.

Да, некоторые люди не видят другие великие державы, кроме тех, к которым привыкли. Конечно, Америка останется сильным государством, обладающим политическим, культурным, экономическим и социальным превосходством, но уже не единственной доминантой на вершине пирамиды.

Достаточно взглянуть на баланс сил на Ближнем Востоке, где альянсы больше не являются односторонними, направленными сугубо на американцев или россиян. Многие страны арабского региона стремятся установить хорошие, прочные и выгодные отношения и с теми, и с другими. Возможно, нарушение единоличной гегемонии само по себе является политическим, экономическим и культурным достижением в интересах ряда арабских стран, таких как Египет, ОАЭ и Саудовская Аравия.

Это правда, что русские иногда спешат заполнить созданный американцами вакуум или контролировать альянсы, но управление нитями международного взаимодействия больше не является монополией одной страны. Великие державы обновляют свою кровь, и арабский регион тоже меняется.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.