С 1 ноября в России вступил в силу новый Федеральный закон «О связи» и «Защите информации» подразумевающий введение в случае необходимости ограничений и даже приостановку интернет-обменов с заграницей. Он стал известен как закон о «суверенном интернете». Его принятие обосновывается необходимостью обеспечения защиты информационного пространства России от киберугроз и террористических атак. Язык этого закона значительно ужесточился по сравнению с прошлым. Помимо прочего, при его принятии принималась во внимание введенная в действие в сентябре 2018 года новая американская стратегия кибербезопасности. Данная стратегия провозглашает необходимость поддержания превосходства США в киберпространстве и допускает применение в этом плане не только оборонительных, но и наступательных мер. Речь идет о противодействии угрозам интересам Америки со стороны уже гипотетически признанных возможными врагами России, Китая, Ирана и Северной Кореи. Причем сфера существования этих интересов понимается чрезвычайно широко — от важных объектов инфраструктуры до космоса.

С учетом содержания этой американской стратегии, которая предусматривает не только методы сдерживания, но при необходимости и наступления, президент Путин и подписал в мае 2019 года новый закон, который направлен на обеспечение функционирования российского интернета в случае, если в результате американских кибератак Россия окажется отключенной от международного интернет-пространства.

Установка необходимого для реализации закона технического оборудования займет 1 год. 

В июне 2010 года бывший тогда президентом России Дмитрий Медведев посетил в США Кремниевую долину и побывал в офисах компаний Google, Twitter и Apple. В Стэнфордском университете он выступил с речью, в которой с гордостью провозгласил, что «Россия стремится стать открытой страной». Это было событие, символизировавшее собой вступление России в мировое технологическое сообщество.

Однако Путин, возвратившийся на высший пост в государстве в 2012 году, впоследствии заговорил о необходимости контроля за свободой интернета, а в 2017 ограничил использование виртуальных «приватных» сетей.

Закон о «суверенном интернете» предусматривает установку и использование специального оборудования, которое ограничивает доступ к запрещенным вебсайтам и обеспечивает защиту от угроз, которые могут нести в себе интернет-обмены с заграницей. Контроль в этой области возложен на Роскомнадзор. Одним словом, государство делает для себя возможным полный контроль над провайдерами, даже не ставя их об этом в известность.

По оценкам инициатора принятия закона сенатора Андрея Клишаса, установка и содержание необходимого оборудования потребует около 200 миллиардов рублей бюджетных расходов.

Американские военные разработчики, создававшие прообраз нынешнего интернета для армии США в 1960 годах, предусматривали возможность продолжения ее работы даже в условиях возможного ядерного удара со стороны России. Как представляется, то же самое можно сказать и о российской системе. Отключить национальный интернет от глобального технически достаточно сложно. Ясно, что это может сопровождаться значительными финансовыми потерями. В реальности установка российским федеральным правительством необходимого для реализации закона технического оборудования займет не менее 1 года. 

Помимо уже указанных выше мотивов принятия Россией данного закона, следует учитывать и внутриполитические соображения российского руководства. Сегодня, когда население страны подвергает власти критике и устраивает антиправительственные демонстрации, становится возможным в необходимых случаях вполне законно отключать интернет в каких-то определенных ареалах.

В настоящее время много молодых россиян путешествуют по всему миру и имеют свободный доступ к различной информации в разных странах. Российская молодежь буквально кожей почувствовала выгоды от этого. В таких условиях ужесточение контроля за доступом населения к информации может стать одной из важных причин снижения уровня поддержки президента Путина.

Закон вступает в противоречие с концепцией «цифровой экономики»

Россия в настоящее время отходит от прежней модели зависимости от экспорта нефти и газа. Президент Путин говорит о необходимости развития искусственного интеллекта, указывая на то, что «тот, кто владеет им, владеет миром». В июле 2018 года Путин провозгласил концепцию «цифровой экономики», заявив, что «в России необходимо обеспечить гармонию между технологиями, окружающей средой и свободой». Тем самым он признал, что именно высокие технологии могут обеспечить реализацию в России новой «цифровой модели».

В России активно проводится политика на поддержку стартапов в области высоких технологий, которые и держат в своих руках ключи от «цифровой экономики». Немало их осуществляется совместно с Японией. Россия — это страна, всегда производившая на свет замечательных ученых — химиков, математиков и физиков. Недаром ее называют «сокровищницей» выдающихся мозгов. В японском обществе и бизнесе все больше людей возлагают надежды на российский интеллектуальный потенциал.

В условиях, когда Россия диверсифицирует свои обмены с заграницей, когда развитие науки и технологий провозглашено в стране государственным приоритетом, и когда она должна нести на своих плечах роль великой державы, какую пользу может ей принести ограничение обмена трафиком с зарубежным интернет-пространством? Здесь Россия, наоборот, может столкнуться с непосильными задачами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.