Речь идет о войне вокруг интерпретации событий 1939 — 1945 года. Вторая мировая война, как выясняется, для народов Центральной и Восточной Европы еще не ушла в прошлое. Напротив, она наполняет их настоящее. Этим пользуются правительства и другие организации, которые используют воспоминания о страданиях тех лет в своей современной политической борьбе.

Этот спор сказался и на крупной международной встрече в честь 75-й годовщины освобождения Освенцима Советской армией. Представители национального мемориала Яд ва-Шем пригласили высокопоставленных представителей десятков стран. На главной церемонии были запланированы выступления руководителей стран антигитлеровской коалиции, то есть России, Великобритании, Франции и США, а также современной Германии, как «наследницы вины» за холокост.

А Дуда — против

Как известно, против выступил польский президент Анджей Дуда, который счел оскорбительным тот факт, что ему не дали возможности высказаться вместе с означенными представителями стран-победительниц. По словам Дуды, Польша — одна из стран с максимальным количеством жертв, и если в Иерусалиме слово дали даже странам с коллаборационистскими правительствами, то это право должен получить и польский президент.

Поэтому Дуда решил вообще не приезжать в Иерусалим. Представители мемориала Яд ва-Шем возразили, что узнали о его желании только из СМИ. Никакого официального запроса от него они не получали. Мемориал также предложил польскому президенту почетную роль — выступающего на торжественном открытии церемонии. Но Дуда отказался.

Но, наверное, в Иерусалиме на самом деле боялись, что памятное мероприятие превратится в арену для полемики между разными государствами и народами. Ведь Дуда не скрывал, что хочет вступить в публичный спор с российским президентом на тему исторической вины.

Ранее представители польского правительства уже называли Советский Союз одним из главных виновников Второй мировой войны, прежде всего из-за пакта Молотова-Риббентропа и общей с немцами оккупации Польши, которая продолжалась вплоть до нападения Германии на Советский Союз.

Прежний польский министр иностранных дел также заявил, что Освенцим на самом деле освободили «украинцы», то есть 1-й Украинский фронт, а не «русские». Поэтому их нынешние руководители в Кремле не могут говорить от имени освободителей этого лагеря смерти.

Версия Путина

Нынешнее российское руководство, напротив, громко обвиняет довоенную Польшу, которая в 1934 году подписала договор о ненападении с Германией. В России также говорят о претензиях, которые Польша предъявила Чехословакии в связи с Мюнхенским соглашением, а также спорные шаги Польши в межвоенный период по отношению к собственному еврейскому населению.

Этот спор неразделимо связан с рядом других вещей, в том числе российской «политикой памяти», которая делает Великую Отечественную войну против гитлеровской Германии осью современной российской истории. Или привычка называть всех оппонентов, в том числе современных, «фашистами». До сих пор ими в основном обзывали украинцев. Теперь же прибавилась Польша, а также некоторые наши политики.

Но немаловажны и попытки нынешних польских властей изменить восприятие роли Польши в войне. Одним из первых шагов в этой борьбе стала попытка добиться, чтобы в прошлое ушло принятое в англосакской среде наименование нацистских лагерей смерти в Польше — «польские лагеря».

Виновные и безвинные

Но за этим последовали попытки заставить замолчать всех, кто опровергает ту версию истории, в которой Польша фигурирует только как героический народ и безвинная жертва. Если говорить конкретнее, то речь идет о роли некоторых поляков в нацистской политике истребления народов. Все это вылилось в ожесточенные споры с Израилем и его правительством. В результате, к сожалению, перечеркнутыми оказались те успехи, которых удалось достигнуть прошлым польским правительствам и их израильским коллегам ранее.

Я упомянул только некоторые аспекты российско-польского спора о разделении вины и статусе нравственного победителя. Но у иерусалимской войны вокруг интерпретации истории на самом деле несколько уровней. Так, в стороне не остались и украинцы, израильское правительство, а также европейские и мировые еврейские организации.

Вот только Дуда в Иерусалим не приехал, в отличие от Путина. Тем самым польский президент, возможно, добился успеха во внутренней культурной войне, а его российский коллега набрал очки не только у себя дома, но и на мировой арене.

Пожалуй, печально будет, если за всем этим забудется, что в Иерусалиме состоялось, возможно, последнее мероприятие, в котором участвовали люди, бывшие узниками Освенцима.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.