Коронавирус перемахнул через стены Кремля. После российского премьера Михаила Мишустина, который в конце апреля ушел на больничный, подхватив коронавирус, о заражении covid-19 сообщил другой кремлевский властитель, уста Владимира Путина — пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

С самим Путиным все якобы в порядке. Сообщается, что президент виделся со своим пресс-секретарем в последний раз месяц назад. Но журналисты утверждают, что Песков появлялся на публике бок о бок с главой российского государства еще 30 апреля. В день, когда премьер Мишустин сообщил Путину о том, что заболел коронавирусом.

Зараза бродит в ближайшем окружении Путина. Однако бояться за состояние самого президента нам, разумеется, не стоит. Он хоть и входит в группу риска, но ведь он здоровяк, и, более того, как передают российские СМИ, хозяин Кремля сидит в строгой изоляции на президентской даче Ново-Огарево под Москвой. Он встречается с минимальным количеством людей, его регулярно тестируют, а государством он руководит по видеосвязи.

В общем, с Путиным все «окей». Только вот коварный вирус все равно сильно бьет по самому чувствительному месту хозяина Кремля — его популярности и вере в его режим. А это может заставить его режим задохнуться.

Недавно российское независимое социологическое агентство «Левада Центр» опубликовало опрос о том, как после месяца изоляции (в России это называют карантином) россияне оценивают государственный аппарат и вообще ситуацию в стране. Поддержка Владимира Путина упала до 59%. Когда респондентам предлагали самим назвать политиков, которые заслуживают их доверия, о Путине говорили всего 28%. Хотя три года назад его имя назвали почти 60% опрошенных россиян.

Впервые за последние семь лет сравнялось количество тех россиян, кто полагает, что ситуация в стране развивается в правильном направлении, с теми, кто уверен в обратном. В апреле и тех, и других было по 42%. Вряд ли можно ожидать, что в мае ситуация изменится, и доверие к путинскому режиму вернется.

Сначала коронавирус показался идеальным шансом провести генеральную репетицию тоталитаризма. Путинский режим смог проверить, насколько быстро можно закрыть границы страны и ограничить передвижение россиян по столице. В середине апреля в Москве ввели цифровые пропуска. Без разрешения никто не мог далеко отходить от места проживания, ездить на личном или общественном транспорте, а тем более покидать столицу. На въезде в Москву стоят полицейские, которые строго проверяют пропуска. Нет бумажки? Разворачивайся и отправляйся в изоляцию.

Таким образом, коронавирус стал долгожданным предлогом для закручивания гаек. Однако одновременно он сумел сделать то, что не удалось даже западным санкциям после аннексии Крыма и интервенции на востоке Украины. Коронавирус нанес сильный удар по той части общества, которая служит путинскому режиму главной опорой. Речь о россиянах с малым социальным капиталом, чьи возможности изменить свое социальное и экономическое положение крайне ограничены. Поэтому им свойственно в основном консервативное мышление, что в российском понимании означает патерналистское восприятие государства лучше всего советского образца.

Как правило, это жители отдаленных от Москвы регионов. Они с готовностью глотают государственную пропаганду, и им импонирует имидж России, выстроенный Владимиром Путиным. Западные санкции непосредственно их не коснулись. Но коронавирус сыграл роль катализатора проблем, в которых давно утопает Россия. В последние годы постепенно снижается уровень жизни россиян. А теперь началась эпидемия, и вместе с ней резко снизились доходы. Многие потеряли работу из-за введенной государством изоляции, и людям приходится выкручиваться, столкнувшись с реальной острой нехваткой денег. Однако правительство взирает на все это с равнодушием, бросив свой электорат на произвол судьбы.

По крайней мере, так считает значительная часть российского общества. Кремль не в состоянии понятно объяснить россиянам необходимость принятых противоэпидемических мер. Владимир Путин только постоянно сыплет абстрактными обещаниями помочь, которые у простых россиян вызывают большие сомнения. Они хотят от государства реальных денег, а Путин их не дает. Патернализм натолкнулся на собственные пределы.

Владимир Путин хотел бы править до 2036 года. Так объясняют изменения в российской Конституции, которые позволят Путину аннулировать предыдущие президентские сроки, чтобы после истечения нынешнего мандата он смог занимать президентское кресло еще 12 лет. Однако без поддержки общества сделать это будет сложно.

Попытается ли Кремль снова заработать очки для Владимира Путина каким-нибудь военным конфликтом или аннексией части соседнего государства? Возможно, это стало бы эффективным решением. После оккупации Крыма популярность Путина стремительно выросла. Гипотетически Россия могла бы откусить кусок от Эстонии или хорошенько пощекотать нервы какой-нибудь маленькой центрально-европейской стране, отправив туда шпиона с ядом. Помогло бы это российскому президенту повысить свой рейтинг?

Политолог Андрей Колесников из московского «Карнеги Центра» считает, что «начиная с 2017 года, популярность российского правительства меньше зависит от символического величия и числа побед над зарубежными и внутренними врагами. Социально-экономическая повестка вытеснила вопрос о гордости за Россию, которая вновь стала великой. Никто не имеет ничего против символического величия, но на хлеб его не намажешь».

К сожалению Путина, коронавирус засыпать бомбами нельзя. И, похоже, какая-нибудь стремительная и неожиданная победа на международной арене ему тоже сейчас не поможет. Впервые за 20 лет у власти российский президент столкнулся с вызовом, который пропагандой не одолеть. Хозяину Кремля придется доказать россиянам, что он не только здоровяк, но и способен успешно вывести страну из кризиса. При этом нет стопроцентной уверенности, что режим с множеством внутренних проблем справится с этой задачей на пять.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.