Аргентина Кристины Киршнер (вице-президент) и Альберто Фернандеса (президент) видит Владимира Путина в качестве своего главного стратегического союзника. Почему? Путин — не левый, а после смерти Уго Чавеса магический реализм левака Николаса Мадуро больше не кажется народу убедительным. В Латинской Америке уходят на задний план знаковые левые фигуры: президент Уругвая Хосе Мухика и бывший президент Боливии Эво Моралес. У бразильца Лулы де Силва есть шанс вновь стать их союзником, если Жаир Болсонару продолжит терять популярность. Но это преждевременные суждения. Даже дружелюбный демократ Джо Байден, нацелившийся на борьбу с популизмом и коррупцией в Латинской Америке, ушел с повестки дня Аргентины.

Значит, у страны остается один главный союзник — это Путин. Вдобавок ко всему, в начале пандемии Россия выпустила вакцину «Спутник V» и вошла в геополитическую борьбу с США, Европой и Китаем. Владимир Путин вышел вперед, пользуясь славой лаборатории Института Гамалеи, и пообещал обеспечить всю планету вакциной, которую он окрестил тем же именем, которое Россия дала своему первому космическому спутнику в 1957 году. То была битва за завоевание космоса. Сегодня речь идет о защите жизней людей от опаснейшего вируса.

Путин с давних пор поддерживает дружественные отношения с Кристиной Киршнер. Через несколько месяцев после начала пандемии вице-президент возобновила отношения с Россией, приняв в Сенате российского посла в Буэнос-Айресе Дмитрия Феоктистова. Три месяца спустя она назначила своего бывшего заместителя министра иностранных дел Эдуардо Суэйна послом Аргентины в Москве. Кандидатом на эту должность была профсоюзная активистка Алисия Кастро, которая отказалась от должности, негативно отозвавшись в «Твиттере» о решении МИДа Аргентины одобрить доклад Организации Объединенных Наций, направленный против нарушений прав человека, совершенных режимом Чавеса в Венесуэле. Она была крайне недовольна случившимся. Сегодня внешняя политика Аргентины равнодушна к теме чавизма. Просто вице-президент Киршнер заинтересована в развитии отношений с Российской Федерацией.

Ее политические отношения с Путиным привели к тайной поездке в Москву нынешнего министра здравоохранения Карлы Виццотти и советника президента Чечилии Николини. Спустя несколько дней российский президент объявил, что Россия будет поставлять в Аргентину «Спутник V». В разгар этой эйфории правительство объявило, что 10 миллионов вакцин будут поставлены в декабре, а еще 15 миллионов — в январе. Иллюзия была недолговечной. Каса Росада (дом-резиденция аргентинского президента — прим. ред.) корректирует цифры по мере того, как вакцины прибывают из российской столицы. А в прошлые выходные число поступивших вакцин достигло всего 2,5 миллионов: 1,66 миллиона первой дозы и чуть более 800 000 второй дозы.

Отсутствие вакцин стало самой главной проблемой правительства. Это хуже, чем резкое падение ВВП, инфляционное давление и совокупный рост безработицы и бедности населения. Потому что у правительства нет плацебо, которое бы восполнило нехватку вакцин, потому что в преддверии зимы рост числа заболевших и вероятность коллапса больниц особенно пугают правительство Аргентины. С учетом такой ситуации, правящая в Аргентине политическая сила «Фронт всех» (Frente de Todos) делает ставку на приостановку первичных выборов и выборов в законодательные органы. Киршнеризму нужно время, которое ему не могут предоставить вакцины.

Казалось бы, стране и так хватало трудностей, но Альберто Фернандес, как назло, заболел коронавирусом. По его словам, после заражения у него почти не было симптомов. Больше того, он обнаруживает, что у него было достаточно сил, чтобы управлять страной и разучивать песни Литто Неббиа. Но болезнь Фернандеса поставила под вопрос эффективность «Спутника»: сам Путин позвонил ему, чтобы из первых рук узнать, как себя чувствует первый из 18 президентов, заразившихся после того, как получил вакцину.

«Если бы не вакцина, мне было бы совсем плохо», — фраза, которой Альберто Фернандес пытался заглушить любую возможность критики «Спутника». Президент воспользовался ситуацией, чтобы запросить большее количество доз вакцины. «Аргентина — наш приоритет, мы сделаем все необходимое», — ответ Путина, с характерным ему оптимизмом и дипломатической неточностью. Заражение аргентинского президента стало предупредительным сигналом для Российского фонда прямых инвестиций, который занимается продажей вакцин и рассчитывает на выплату почти 3 миллиардов долларов, потому как вакцина была зарегистрирована в 36 странах, которые заказали почти 300 миллионов доз вакцины.

Трудности, с которыми столкнулась вакцина AstraZeneca, а также подозрительные разногласия с лабораторией компании Pfizer превратили Путина и его вакцину в последнюю и отчаянную ставку Кристины и Альберто на улучшение санитарных условий в решающий момент выборов в парламент.

Конечно, российский президент — опасный и непредсказуемый союзник. Лучше поддерживать с ним дружеские отношения. Потому как враги Путина плохо заканчивают. Об этом может рассказать честный и ни в чем не повинный российский бизнесмен Владимир Гусинский, который владел несколькими газетами и телеканалом, но был вынужден отправиться в ссылку в Израиль уже после того, как отдал большую часть своих активов в России. Разведчик трех разведок одновременно Александр Литвиненко в конце концов был отравлен чаем с полонием в Лондоне. А лидер оппозиции Алексей Навальный был помещен в российскую тюрьму после очередного отравления, на этот раз он был отравлен «Новичком». Он был обвинен в предполагаемом ограблении в 2009 году, в то время как Европа и Соединенные Штаты призывают к его освобождению.

Путин находится у власти семнадцать лет. Он изменил конституцию РФ, чтобы остаться на своем посту до 2036 года, если ему позволит здоровье. На сегодняшний день, для этого у него есть решимость, есть время и вакцины, которые могут помочь ему этого достичь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.