Автор документального фильма для канала ZDF «Мы, немцы, и США» Штефан Гирир встретился и поговорил с бывшим председателем СДПГ, экс-министром экономики и иностранных дел Зигмаром Габриэлем. Речь шла о трансатлантических отношениях и о дискуссии вокруг газопровода «Северный поток — 2». Читайте выдержки из этого интервью.

ZDF: Газопровод «Северный поток — 2» вызывает много споров. Некоторые европейские партнеры, мягко говоря, не в восторге от него. Например, Польша вот уже несколько лет критикует германо-российский проект. Вам понятна эта критика?

Зигмар Габриэль: Я знаю, что в Польше, когда бы ни встречались немцы с русскими, всегда реагируют скептически, и я хорошо это понимаю, ведь Польша исходит из своей географии и истории.

Но, с другой стороны, русский газ не представляет для нее никакой проблемы, если он идет по трубопроводу через польскую территорию. Это газопровод «Ямал». Никогда не слышал, чтобы кто-то его критиковал.

— Споры вокруг «Северного потока — 2» ведутся уже долгое время. Вы считаете эту критику чрезмерной?

— Что мне не нравится в этих дебатах, так это то, что больше никто не говорит, почему этот проект вообще возник. А произошло это потому, что мы в Европе уже давно приняли решение либерализовать энергетический и в том числе газовый рынок.

Это значит, что Европа установит законодательные рамки и все участники рынка внутри этих рамок будут сами решать, откуда им получать энергетические ресурсы. И в тот момент немецкие, а также австрийские, нидерландские и другие компании сказали, что хотят использовать этот газопровод, чтобы покупать российский газ.

— Вашингтон вот уже несколько лет яростно возражает против этого проекта и грозит участвующим в строительстве газопровода компаниям санкциями. Как должна реагировать на это Германия?

— Европейский союз и Германия должны спросить американцев: вы действительно хотите вмешаться в суверенное решение Европы о европейском энергетическом рынке? Или лучше предоставить это дело нам?

Я считаю, что слишком много говорят об экономических преимуществах или убытках. По сути, речь идет о том, кто определяет правила, по которым Германия будет выстраивать свой энергетический рынок.

— США хотят продавать в Европе свой собственный газ. Разве не справедлива критика из Вашингтона относительно того, что из-за этого проекта Германия попадет в зависимость от российского газа?

— Напрашивается вопрос: хотим ли мы из политических соображений вмешаться в наш либеральный энергетический рынок и сказать, что мы устанавливаем российский закон или газпромовский закон?

Или нам лучше сказать, что мы выступаем за то, чтобы законодатель, Европейский союз, создал определенные рамки, и пока русские их придерживаются, мы им мешать не будем?

Попасть в зависимость от русского газа мы уже не можем. Для этого газовая сеть Европы слишком обширна — благодаря либерализации. Если один поставщик выпадет, немедленно подключится другой. Это больше не аргумент.

— Новый президент США Джо Байден пока остается верен жесткой линии своего предшественника Дональда Трампа. Вы еще верите в возможность разрядки, или этот проект станет политической ипотекой в отношениях с США?

— Во всем, что касается этого газопровода, нет разницы между республиканцами и демократами, между Байденом и Трампом. И поэтому, как я думаю, выход — в расширении всего спектра климатических и энергополитических проектов с США, чтобы один-единственный проект не имел такого большого значения.

И это, как я думаю, может получиться, потому что у нас вновь есть президент, заинтересованный в сохранении союзов, и с ним можно разговаривать, договариваться и искать компромиссы.

— Вы знаете Джо Байдена уже много лет. Чего нам ждать он нового президента США?

— Во-первых, можно сказать, что во внешнеполитических вопросах он обладает самым большим опытом из всех президентов последних десятилетий. Он был председателем внешнеполитического комитета Сената. Уже одно это хорошо для нас. Он знает мир, знает нас, европейцев. Но прежде всего он знает одно: в мире XXI века даже такая страна, как США, не может существовать сама по себе. Политический опыт подсказывает ему, что Америке нужны союзники, чтобы поддерживать баланс в мире. И мы должны воспользоваться этим шансом.

Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) родился в 1959 году в Госларе. С 2005 года — депутат германского бундестага. С 1999 по 2003 год — премьер-министр Нижней Саксонии. Войдя в федеральное правительство, занимал посты федерального министра охраны окружающей среды (2005-2009), министра экономики (2013-2017) и министра иностранных дел (2017-2018). С 2013 по 2018 год был вице-канцлером и в то же время с 2009 по 2017 год — председателем СДПГ. В 2019 году избран председателем ассоциации «Атлантический мост». 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.